Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Японцы нас не смогли бы победить»

Один из двух ныне живущих забайкальцев-ветеранов — о боях на Халхин-Голе

Владимир Лактанов
2 мин

Полтора месяца назад Василию Ивановичу исполнилось 97 лет. Фото: Матвей Журбин

75 лет назад — 15 сентября 1939 года — между СССР и Монгольской Народной Республикой с одной стороны и Японией с другой было подписано соглашение о прекращении боевых действий на реке Халхин-Гол. Это была первая «большая» военная операция Георгия Жукова, до отправки в Монголию служившего командиром кавалерийского корпуса. И эта его победа в некотором смысле спасла Дальний Восток от военной угрозы со стороны Японии в Великую Отечественную войну: когда 30 июня 1941 года Гитлер потребовал от японского правительства выполнить обязательства союзников и напасть на СССР с востока, военный министр Тодзио, учитывая опыт Халхин-Гола, принял решение «подождать» падения Москвы.
Корреспондент «Русской планеты» встретился с одним из двух ныне живущих забайкальцев — участников боев на реке Халхин-Гол. 22-летний Василий Иванович Шишкин из села Шишкино Читинской области был призван в ряды ВС СССР 22 мая 1939 года. Сейчас ему 97 лет.
– Я родился 1 августа 1917 года в крестьянской семье. Работал в колхозе, на лесозаготовках, как и все тогда. И вот в 1939 году Япония напала на Монголию, а у нас договор был: если что, помогать один одному. Всю молодежь в селе и призвали на войну. Привезли нас в Борзю и там, около двух месяцев, мы проходили обучение. Стрелять учили, маршировать, в штыковую атаку ходить. А война на Халхин-Голе в это время уже в самый разгар вошла.
Японцы-то окружить наших хотели, но Жуков им не дал. Он как раз прибыл туда войсками командовать. Раненые рассказывали потом, что японцы через реку переправились и гору захватили (речь о высоте Баян-Цаган: ожесточенные бои в этом месте получили название Баян-Цаганского побоища и закончились поражением японцев — Примеч. РП.), а Жуков отдал приказ танками их оттуда выбить. Танкисты прямо с марша в бой вступили и приказ выполнили.
В конце июля или начале августа нас отправили на станцию Соловьевск к самой границе с Монголией. Здесь нашу часть разделили. Большинство стали охранять станцию, а из нас, десяти человек, сформировали разведывательный отряд. Наша задача была — бороться с диверсантами. Я в отряде стал водителем, потому что в колхозе научился трактором управлять, с техникой знаком был, вот меня и посадили за руль. У нас была связь со станцией, и если где видели, что подозрительное, нас сразу вызывали.
Бывало, сутками не спали: мотались по степи, искали диверсионные группы. Японцы станцию часто беспокоили, хотели повредить железнодорожные пути, но им это не удалось, мы все время начеку были. Сознательность у нас высокая была: понимали, как важно сохранить железную дорогу в сохранности. Соловьевск с Борзей соединялся одноколейной веткой, а грузов по ней шло очень много. Технику, продукты, боеприпасы — все по ней везли. Потом на машины перегружали и на Халхин-Гол отправляли.
Японцы в основном ночью пытались диверсии совершать, а днем-то их видно не было. Отряды их, как правило, небольшие были, 2–3 человека, но подготовлены хорошо. Ножи у них, ножницы специальные были, чтобы связь портить. У нас-то им не удалось ничего сделать, а на одном из аэродромов они сумели телефонные кабели от пунктов наблюдения перерезать и японские самолеты аэродром разбомбили. Бывало несколько раз, когда и покрупнее отряды нам встречались, но тут уж мы подмогу вызывали, тогда с Соловьевска еще бойцов присылали.
Потом мы приказ получили двигаться на монгольскую территорию. Там в одном месте японский отряд окопался. Прибыли мы, стали думать, как их выбить. Наши командиры смотрят — овцы ходят. Нам отдают приказ подогнать их. Мы их собрали, стали ждать. Через какое-то время говорят: «К бою!» Ну, мы овец перед собой и пустили, они такую пыль подняли! Японцам не видно ничего, а тут мы и навалились на них. Они не ожидали такого, растерялись. Кто убегать принялся, некоторые сразу сдались. Те, которые убегать пытались, потом в плен к монгольским войскам попали.
Это все уже перед самым окончанием той войны было. Как раз тогда, когда наши на Халхин-Голе перешли в наступление. Земляк, который там был, рассказывал, что японцы здорово укрепились. Окопы, блиндажи все крепко сделали. В одном месте даже целый подземный город вырыли. Машина целиком туда могла заехать. Но их это не спасло. Наши всю их армию окружили и разбили.
Война в сентябре закончилась, и нас уже в октябре домой отправили. Я думаю, японцы потом сами стали понимать, что не захватят они Монголию. Тем более что монголам русские помогали. Они нас не смогли бы победить. Хотя народу много убило. В нашей-то части потерь почти не было, а вот тем, кто на самом Халхин-Голе воевал, досталось. Одних самолетов там по сто, двести штук за раз сражалось. Японцы сильно воевали, однако победа наша оказалась. И благодаря этому они к нам не полезли, когда с немцем война началась. Знали уже, что хватит у нас сил победить их. Тем более что у нас тут войск много стояло, мы настороже были. Меня же, когда Великая Отечественная война началась, сюда служить призвали — на границу с Китаем.
Хорошо, что помнят сейчас об этих боях на Халхин-Голе. И у нас помнят, и в Монголии. Несколько лет назад приходили ко мне монголы, поздравляли, да и наши не забывают, мемориал в Чите открыли, увековечили память погибших солдат. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин