Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Скрипки и немножко нервно

Один день с дирижером Иркутского губернаторского симфонического оркестра Илмаром Лапиньшем

Елена Коваленко
4 мин

Фото: Мария Чернова

Весь 2014 год Иркутская областная филармония отмечала 75-летний юбилей. По его окончании «Русской планете» согласился дать интервью дирижер Илмар Лапиньш — заслуженный деятель искусств РСФСР, в прошлом дирижер Большого театра в Москве, оркестров в Вене, Вероне, Скопле (Македония), Клайпеде, почетный гражданин Австрии. У маэстро в этом году тоже был свой юбилей: работать в Иркутске он начал пять лет назад.
Предновогодний гон
Утро латвийского дирижера в Иркутске начинается с обязательной чашки кофе. Эта привычка у Илмара Лапиньша закрепилась еще со времен работы в Италии. На завтрак он позволяет себе не больше полпачки творога, но сейчас и столько не успеет: у оркестра начался «предновогодний гон».
– Это не именно предновогодние концерты, а общий «нагон» плана перед концом года, — объясняет Илмар Лапиньш. — У нас ведь на весь год распланировано определенное количество выездных концертов, которые непременно следует «отработать». В 2014 году нам наметили 74 выступления ровно. В пересчете на месяц это в среднем по 7 выездов. Но так как мы позволили себе чуть сильнее расслабиться, особенно летом, под редким сибирским солнышком, нагоняем сейчас. Вот на днях придется в один день провести сразу два концерта: один в школе, второй — в доме ветеранов.
Вообще это я, безусловно, виноват в нашей нынешней спешке. Всегда виноват дирижер. Но, если честно, я порой так сильно увлекаюсь какой-то новой задумкой, изменениями в репертуаре, свежей постановкой, что забываю посчитать, что-то заранее запланировать. Считать — это совсем не мое. Поэтому со всеми административными задачами стараюсь расквитаться как можно быстрее.
Между тем, они съедают немало времени. Каждый день с четырех до пяти вечера я отвожу на решение организационных вопросов. Это, кстати, и самое удобное время для звонков в Москву или Питер. Зачем областному оркестру звонить в столицу? Ну, бывает, нет нужных нот в Иркутске. От слова «совсем». Задумали, к примеру, поставить 13-ю симфонию Шостаковича, а ноты приходится просить в другой части страны. Что делать, обзваниваю столичные библиотеки. Всегда помогают, условно бесплатно, можно сказать. То есть, как принято в России, благодарим за помощь: коньяком там, или омулем байкальским, с оказией.
Два часа ежедневно уделяю социальным нуждам и вопросам артистов. Каким, например? Вот, приехали накануне к нам почти одновременно из Улан-Батора и Ташкента молодые талантливые музыканты. Им нужно найти жилье, решить вопрос с теплой одеждой для артиста из «теплого зарубежья», — продолжает Лапиньш. — А вот прямо сейчас меня на минутку отвлечет другой наш музыкант: я договаривался со своим знакомым врачом об операции ей на глаза, хочу передать ей новости, вы уж извините.
К маэстро кто-то забегает, заглядывает или звонит буквально каждые двадцать минут. Меньше половины вопросов и просьб связаны с музыкальной жизнью оркестра.
– Эта сторона нашей жизни уже настолько отлажена, что, наверное, регулярных репетиций нам достаточно. К примеру, когда утверждаем репертуар на год вперед, за неделю укладываемся. Случаются, конечно, и перемены планов, но базовые вещи реализуются всегда. Так, впервые в музыкальной жизни города мы поставили такие мировые проекты, как оперы «Риголетто», «Царская невеста», «Травиата», «Пиковая дама», «Летучий голландец» и «Вертер». Оркестр области участвует во всех основных музыкальных событиях столицы Приангарья, в фестивале «Звезды на Байкале» в том числе. Особенно я ратую за отметку на афише «впервые исполняется» и за продвижение в регионе современного искусства. Это, на мой взгляд, единственное, что сегодня может привлечь в залы филармонии слушателя, не искушенного в симфонической музыке.
– Что еще делает филармония, чтобы привлечь слушателя? Есть какие-то особенные проекты для молодых иркутян?
– Современные композиции в оркестровой обработке — беспроигрышный вариант, который уже хорошо себя показал. Иркутск не только в Зауралье, но и в сравнении с западом России отличается большой аудиторией на концертах классической музыки. Замечательно, что эта аудитория еще и очень качественная, неслучайная, стабильная, разная по возрасту и социальному статусу.
Есть у нас еще один проект — специальные концерты для беременных любительниц музыки. Уже доказано, что классическая музыка и на этом этапе зарождения новой жизни сильно и крайне положительно влияет на развитие будущего ребенка. Мы решили  создать для таких зрителей особые условия и не прогадали. Многие посетительницы признались, что специальные концерты убедили их без боязни отправиться «в свет» в своем особом положении, а другие сообщили, что заинтересовались классикой в принципе и репертуаром Иркутского симфонического оркестра.
Рыбников против Моцарта
На нападки критиков в том, что маэстро «идет на поводу у публики», дирижер заявляет, что публика сама в состоянии отличить хорошее от плохого.
– В таких случаях я сразу вспоминаю знаменитого ленинградского дирижера Евгения Мравинского, и работавшего в Мариинском театре, и возглавлявшего симфонический оркестр Ленинградской филармонии. Этот блистательный профессионал, известный своей консервативностью, в 1930-50 годы был одним из немногих, кто с удовольствием дирижировал концертами для рабочих с Путиловского завода. «Публика не дура», — говорил он. И я с ним согласен: если слушатель жаждет Рыбникова, не нужно пичкать его Моцартом.
Это я для красного словца, конечно, сказал: как раз Моцарта иркутская публика очень любит. Накануне у нас был концерт по его произведениям — полный аншлаг. И так всегда, исключений не было. При этом местные слушатели, что мне крайне импонирует, любят современных авторов: уже упомянутого мной Алексея Рыбникова, Кшиштофа Пендерецкого, Гию Канчели.
– Этот сезон стал для вашего оркестра особенным, юбилейным. Чем отметили музыканты эту дату?
– Наш 55-й сезон мы отметили тем, что поставили цикл концертов памяти выдающихся иркутских музыкантов, отдав дань памяти первому главному дирижеру оркестра Игорю Соколову и артистам оркестра: Рафаэлю Варшавскому, Мине Володарской, Александру Беляеву, Геннадию Третьякову, Леониду Мессману и Льву Касабову.
А в ноябре оркестр подготовил мировую премьеру — увертюру-фантазию Рыбникова «Музыка Ликии». В том же концерте мы впервые в Иркутске исполнили такие сочинения композитора, как «Шестая симфония» и «Ночная песнь» для скрипки с оркестром.
Отдельно хочу отметить российскую премьеру в залах Иркутска уникального концерта современного композитора из Берлина Вернера: произведение для двух исполнителей на литаврах с оркестром известно как «Батрахомиомахия».
В нынешнем же сезоне нам удалось сформировать камерный хор на базе нашего симфонического оркестра и успешно ввести его в работу. Это потребовало от нас особой слаженности. Хор и оркестр — два разных живых организма, и для каждого произведения их вновь и вновь нужно пытаться объединить. Сбивается хорист — начинают сначала все оркестранты; задремал в ожидании своей очереди музыкант — хору всю партию заново начинать. Тут важно соблюсти баланс требовательности к артистам и чуткости к людям. С одной стороны, без дисциплины нет искусства. С другой, хор всегда поет стоя, и есть произведения, в которых между его партиями чрезвычайно длинные паузы. Тогда я должен озаботиться тем, чтобы хористы смогли присесть и отдохнуть. Не стоять же им часами.
Мороз и скрипка
В кабинет Лапиньша робко заходит юная скрипачка и просит маэстро «пригреть» ее инструмент.
– У нас в хранилище инструментов очень холодно. Можно, у вас буду оставлять, пока сильные морозы?
Лапиньш бережно берет инструмент и относит в «секретное» место.
– Недавно купили две новые скрипки. Стоят целое состояние, как, впрочем, любой хороший инструмент. Бережем, конечно. Храним особо. И вы, пожалуйста, сильно не расписывайте о них. Чего боюсь? Так воров же. Был у меня один памятный случай в бытность мою в Югославии: я только приехал в новую для меня страну, снял квартиру в не очень благополучном районе. И как-то случайно проговорился местной дворничихе, что инструмент (Лапиньш играет на альте. — Примеч. РП.), который я так заботливо с собой ношу, стоит порядка 50 тысяч динар — целое состояние по тем временам. Что вы думаете? В ту же неделю скрипка моя пропала. Полиция Югославии, слава Богу, нашла и вернула мне ее. Но с тех пор я сверхосторожен, — признается дирижер.
Заканчивается рабочий день главного дирижера Иркутска ближе к девяти вечера. Илмар Лапиньш должен еще раз обсудить с музыкантом ее предстоящую операцию, подкорректировать в последний раз расписание оркестра — и можно домой. Жена маэстро, также работающая в оркестре, уже не раз заглянула в кабинет, выразительно показывая, что пора заканчивать работу.
– Сегодня не такой уж насыщенный выдался день. Бывает, жена раз десять заглянет, прежде чем ей удастся вывести меня на улицу, — смеется Лапиньш. — Следит за моим здоровьем, постоянно говорит, что мало отдыхаю.
– Действительно мало?
– Мне хватает. Вот этим летом целых 6 дней провели на море. Летали в Турцию. Так и тут нервы потрепали: в то время как раз под Донецком разбился малайзийский самолет, и в СМИ пугали, как российскими авиалиниями опасно лететь через «вражескую» Украину. Вроде, не из пугливых, а все равно, когда узнал, что полетели через Румынию и Польшу, на душе стало спокойнее.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин