Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Собирал полотна по чердакам и подвалам»

Коллекционер картин малоизвестных кабардино-балкарских художников рассказал «Русской планете» о своем увлечении

Владимир Лактанов
5 мин
Даниял Хаджиев с автопортретом Бориса Гуданаева. Фото: Ибрагим Гукемух
Житель города Тырныауза Даниял Хаджиев собирает картины не ради денег, а из любви к искусству. Хаджиев родился в 1951 году в совхозе Ворошиловском Алмаатинской области Казахской ССР, куда его семья вместе с тысячами балкарцев была выслана за год до окончания Великой Отечественной войны. После XX съезда, когда с балкарцев было официально снято клеймо «народа-предателя», Хаджиевы вернулись в родное Баксанское ущелье. Прошло несколько лет, Даниял стал работать учеником электрика в Тырныаузе и параллельно учился в вечерней школе.
– После получения аттестата, в 1974 году я поехал поступать в Ленинградский финансово-экономический институт, — рассказывает «Русской планете» Даниял Асланович. — Он располагался в самом центре города, неподалеку от Эрмитажа и Русского музея. Как-то у входа в Эрмитаж на глаза попалось объявление: «Требуются электрики». Я предложил администрации свои услуги, и был принят на работу. Таким образом, мне удалось совместить приятное с полезным — я получал зарплату электрика, и совершенно бесплатно наслаждался шедеврами изобразительного искусства. После Эрмитажа я перешел на работу в Русский музей и понемногу стал заниматься самообразованием — читал специальную литературу, заинтересовался современным искусством — не только живописью, но и музыкой, и театром. Помню, как в одной из книжек обратил внимание на размышления Кандинского о взаимном соответствии цвета и музыки. Позднее, мне не раз доводилось наблюдать, как художники пишут свои полотна, включив запись какой-нибудь мелодии. Один из близких мне людей, художник Николай Ефименко, многие свои картины писал под произведения Бетховена. Глядя сегодня на его картины, я понимаю, что Кандинский был прав — музыка действительно может отражаться в живописи, как в зеркале, и сегодня, когда я выстраиваю экспозицию, то стараюсь подобрать визуальный ряд под определенную мелодию. Например, для выставки, которая готовится сейчас, я выбрал Рахманинова.
Помещение, где Даниял Асланович готовит новую экспозицию, находится в здании редакции районной газеты «Эльбрусские новости». Оно не приспособлено для выставок, но коллекционеру приходится довольствоваться тем, что есть. В Тырныаузе зала лучше попросту не найти. Здесь и светло, и достаточно просторно, а главный редактор «Эльбрусских новостей» Зухра Газаева помогает, чем может.
В коллекции Данияла Хаджиева есть картины, этюды, рисунки и других, не менее интересных художников Кабардино-Балкарии: Матгерия Анахаева, Виктора Соловьева, Мухтара Узденова, Бориса Гуданаева, Руслана Шамеева, Анатолия Жилова, Андрея Колкутина, Ибрагима Занкишиева, Лиуана Ахматова, Владимира Бакуева и многих других.
– Раньше в конце 80-х — начале 90-х годов я мог позволить себе ездить по стране и покупать картины в разных галереях. В ту пору у меня был вязальный цех, затем строительная фирма, и я неплохо зарабатывал, — рассказывает Даниял Хаджиев. — Но все до копейки я тратил на приобретение картин. Они стоили очень дорого — от 100 рублей за небольшой этюдик. Если сравнить с нынешним состоянием рубля, то эта сумма равнялась примерно 100 тысячам. За некоторые картины и по 7 тысяч приходилось выкладывать — теми еще деньгами. До сих пор храню купленные в то время работы замечательных молдавских художников — Михаила Статного, Ивана Ковтя, Александра Сырбу, Юрия Хоровского, Валентины Бахчеван и многих других. С этими моими разъездами связан один забавный случай. В 1989 году вместе со своим консультантом Сергеем Миненковым я поехал в Кишинев. В тамошней галерее отобрали около 100 работ, примерно на 170 тысяч рублей. С собой таких денег у меня не было и, по возвращении домой, я пошел в банк, чтобы перечислить указанную сумму в Кишинев. В банке были удивлены и спросили: «За что вы перечисляете такие деньги?». Когда я ответил, что за картины, они долго не могли поверить. В конце концов, в платежном поручении написали: «За художественные плакаты».
Даниял Асланович уверен, что в Кабардино-Балкарии можно собрать богатейшую коллекцию прекрасных работ. Он считает, что картины местных мастеров ничуть не уступают лучшим образцам их столичных, питерских и зарубежных коллег. А то, что они почти не известны в России, так это оттого, что не «раскручены» и оттого, что их авторы не пользуются услугами агентов.
– К сожалению, я не знаю, есть ли у нас молодые художники такого же уровня, как мастера поколения 70-х — 90-х годов, — говорит Даниял Асланович. — Если и есть, то я ничего о них не знаю. Не знаю, где можно было бы познакомиться с их работами. Исключение составляют только два человека — Имара Аккизова и Ася Абаева. Их отцы — Якуб Аккизов и Виктор Абаев принадлежат к поколению мастеров старшего поколения. К сожалению, обоих уже нет в живых. В наше время на этом специфическом рынке появилось много откровенной халтуры.
Сейчас у коллекционера хранится более тысячи картин и рисунков. Где их хранить и кому передать, Хаджиев не знает.
– Есть молодой человек, родственник, который в случае чего может закрыть картины на ключ и хранить их определенное время. Но это ведь не дело. Нужно придать коллекции статус, составить каталог, найти нормальное помещение, где картины могли бы, если и не выставляться, то хотя бы благополучно храниться между выставками. Я готов отдать свою коллекцию в муниципальную собственность, но опасаюсь за ее сохранность. Все же отвечать за нее должен человек не чуждый искусству, заинтересованный.
Первые картины Даниял Асланович хранил дома, но вскоре их число выросло, и они перестали там помещаться.
– В 1991 году, после того, как Ефименко уехал из Тырныауза, я перенес коллекцию к нему, в опустевшую квартиру, — говорит Хаджиев. — Дом был старенький, и пару раз квартиру затапливало. Картины приходилось в буквальном смысле спасать, и я решил переместить их во Дворец культуры города Тырныауза. В ДК под хранилище мне выделили две комнаты, но с началом отопительного сезона прорвало трубу, и одну из комнат, где лежали картины, залило. Узнав об этом, я вытащил все, что хранилось в затопленной комнате и, высушив, переложил в другую, которая оставалась сухой. Но так случилось, что на следующую же ночь затопило и ее. Пришлось вновь предпринимать сверхусилия, чтобы спасти работы от влаги. В помещении редакции «Эльбрусских новостей» моя коллекция находится вот уже десять лет. Здесь картины хранятся, здесь же я иногда организовываю экспозиции. Хочу еще раз поблагодарить руководство и весь коллектив редакции за то, что терпят меня и мои картины, которыми забиты все сколько-нибудь подходящие для их хранения помещения и даже коридор. У городского и районного бюджета попросту нет возможности для того, чтобы выделить мне соответствующую площадь для хранения и экспонирования картин. Но, надеюсь все же на благоприятный исход и на то, что найдутся люди, способные добиться положительного решения проблемы.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин