Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Когда я начал работу, столкнулся с массой слухов и клеветы»

РП встретилась с режиссером, который снимает фильмы о подвиге ростовского юноши в годы войны
Владимир Лактанов
5 мин
Рабочий момент съёмок фильма о Вите Черевичкине. Фото из личного архива Ивана Касимова
Многим ростовчанам знакомы слова из песни «Голуби» — «Жил в Ростове Витя Черевичкин». Песня о 16-летнем ростовском юноше, страстно увлеченном голубями, замученном и расстрелянном фашистами в первую оккупацию Ростова-на-Дону.
За что немцы жестоко пытали и расстреляли Витю в ноябре 1941-го? О подвиге Черевичкина мало что известно официально, но фотодокументы с именем Вити фигурировали на Нюрнбергском процессе и в Ноте Советского правительства по поводу зверств фашистов на оккупированных территориях, которую подписал Вячеслав Молотов. Особенно впечатляет в материалах дела фотография расстрелянного Вити, сжимавшего в руке голубя.
Ростовский режиссер и фотограф Иван Касимов взялся изучить подвиг земляка-героя. Он начинает съемки документального и художественного фильмов о Викторе Черевичкине.
«Русская планета» побеседовала с режиссером о том, почему сведения о Вите стало возможным получить только теперь.
– На ваш взгляд, почему о Вите спустя 71 год после окончания войны нет достоверной официальной информации?
– Пионерская организация, к сожалению, значительно идеологизировала подвиг Вити и придала событиям некую мифичность. Это помешало публиковать о нем объективные исследования и материалы. О Вите был создан определенный образ человека-легенды, пионера-героя.
А в 1990-х были предприняты попытки дискредитировать многое, что принадлежало советскому прошлому, особенно образы героев. СМИ, кинематограф и музыка усиленно «развенчивали идолов советской эпохи», к которым относились и герои Великой Отечественной войны. В полной мере коснулось это и Вити Черевичкина.
Поэтому когда я начал работу над материалом, то столкнулся с массой слухов и клеветы: он-де и мародер, и случайно попался, и вообще не было у него никаких голубей. Но существуют факты, люди, материалы, которые подтверждают, что Витя партизанил и успешно.
– Как вы пришли к мысли изучать жизнь и подвиг Вити Черевичкина?
– Вряд ли не ростовчанин начал бы снимать фильм о Вите. Меня возмущало то, что сам факт подвига Вити пытаются подвергнуть сомнению. Поэтому мысль, которую я буду доказывать — Витя Черевичкин достоин носить звание героя, он — разоблаченный фашистами партизан. Это один из главных моих мотивов. Сначала я сниму документальную ленту, которая будет построена в виде расследования.
Встреча Ивана Касимова с Анной Аксененко (Черевичкиной), сестрой Вити. Фото из личного архива Ивана Касимова
– Информации, которая имеется сейчас в широком доступе, недостаточно, чтобы определить для себя причину расправы нацистов над Витей. Вам удалось полностью воссоздать те события?
– До войны все почтовые голуби и голубеводы состояли на учете в ОСОАВИАХИМе. (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству — будущий ДОСААФ. — Примеч. РП.). Контрразведка Абвер, работавшая в прифронтовой полосе, видимо, добыла среди прочих и списки активистов ОСОАВИАХИМа. Этим можно объяснить, что уже в первые три-четыре дня немцы расправились практически со всеми найденными в Ростове ячейками подпольщиков. А мальчишки нигде не числились, поэтому не попали в поле зрения ни Абвера, ни Гестапо.
Еще для понимания ситуации следует знать несколько особенностей: голуби всегда возвращаются в свой дом и в темное время суток не летают. Если выпустить голубей ночью, они сядут на ветку и будут ждать рассвета с посланием на лапке. Письма в основном доставляют почтовые голуби: птица быстрая, выносливая, но дорогая и мало доступная обычным гражданам. А у Вити из небогатой ростовской семьи не было даже голубятни. По воспоминаниям Анны Аксененко (сестра Виктора Черевичкина. — Примеч. РП), брат держал несколько голубей в одном из сарайчиков своего нахичеванского двора. Под крышей подсобки был подбит потолок и сделано отверстие для птиц. По словам Анны, голуби были разными, но белых почтовых голубей у него не было.
Каждый день Витя куда-то уходил. Возвращался то с порванной брючиной, то весь перемазанный, постоянно приносил в карманах семена для птиц. Мы помним, что голубь всегда возвращается домой. Значит, Витя выпускал не своих голубей, а чужих. Голубятня была в другом месте, скорее всего у наших разведчиков в селе Самарское в 25 км от Батайска, где находился штаб наших войск. Витя далеко уходил, чтобы голубям оставалось только перелететь через реку в сторону Батайска.
– Что еще известно о деятельности Вити и его друзей в оккупированном Ростове?
– Рядом с домом Черевичкиных был штаб СС, а не просто армейский штаб. Анна помнит, что вся улица была заставлена техникой: мотоциклы, легкие танки, автомобили стояли даже во дворе штаба. Витя, ходя между ними, мог добывать информацию о немцах. Кроме того, мальчишки насыпали песок и соль в бензин. На них тогда не обращали особого внимания, оставляя на сиденьях машин оружие, которое подростки переправляли своим. Сам же Витя, как говорилось, был связным у подпольщиков. Доверять ему разведку было бы слишком рискованно, так как в случае ареста связного теряется и связь, и разведданные. Это подтверждается фактами: Анна вспоминает, что брат не раз брал у матери белые нитки, а когда мать отказала, то он стал просить об этом Анну, и она тайком передавала нитки Вите. Белые нитки постоянно нужны были, чтобы закреплять записки с данными к лапкам голубей.
Косвенным фактом является и огромный риск при перемещении голубей в то время, когда это строго преследовал нацистский режим, особенно во вторую оккупацию в июле 1942 года, когда нацисты уничтожили не только голубей, но и всех дрессированных животных.
Как-то, уже после войны, семья Черевичкиных получила письмо из Новошахтинска (имеется в распоряжении редакции. — Примеч. РП) от женщины, которая написала о своем брате — Павле Русанове. Во время фашистской оккупации он доставлял Вите голубей из села Самарского. По словам Русанова, Витя был у них связным. После войны Павел пытался добиться увековечивания памяти Вити, но жизнь его оборвалась раньше.
Но самое главное — сразу после освобождения Ростова в семью прибыли пятеро офицеров, чтобы выразить соболезнования по поводу расстрела Вити. Не подлежит сомнению, что офицеры приходили выразить признательность не в каждую ростовскую семью. Поэтому можно считать установленным фактом, что у Вити была тайная голубятня, которая позволила ему под носом у немцев выполнять задания подполья.
Однажды была облава, и немцы заметили, как Витя подбросил в небо нескольких голубей. Фашисты стали по ним стрелять, но ни в одного не попали, и птицы улетели. Тогда Витю повели домой смотреть голубей. Конвоир приказал ему убить птиц, но он не подчинился и выпустил их. Голуби поднялись и расселись на крыше. А чужие голуби — улетали.
Витю начали избивать прямо во дворе, потом отвели в штаб, где долго допрашивали. После пыток 16-летнего юношу повели на расстрел в парк имени Фрунзе. Это произошло всего за один день до того, как контрудар 56-й армии выбил немцев из Ростова.
– Расскажите подробнее о своих замыслах относительно фильмов.
– Убежден, что сюжет фильма о Вите — рассказ о патриотизме, смелости, дружбе и любви, семье — актуален в наши дни. У писателя Агафонова, который был непосредственным участником событий и очевидцем, есть «Повесть о Вите Черевичкине», изданная в 1974 году, где рассказывается в том числе история любви Вити Черевичкина к девочке Ане. Об этом говорила и сестра Вити. Эта история тоже будет в фильме. Сейчас в картине 40 смен. Сценарий будет отработан полностью, до филигранности, только после этого начнутся сьемки.
Если мне не удастся заинтересовать инвесторов, я постараюсь создать волонтерский проект, создам сайт, чтобы шире взаимодействовать со всеми заинтересованными лицами все желающие смогли посильно участвовать: кто-то займется светом, кто-то реквизитом.
Что касается сроков, обещаю выпустить картины к следующему 9 мая. Но буду стараться успеть к освобождению Ростова — 14 февраля.
Иван Касимов в ходе работы над фильмом. Фото из личного архива режиссера
– Насколько широко известно о Вите в Ростове и в других городах? Есть ли посвященные ему мемориалы, писали ли о нем книги, снимали ли фильмы?
– Имя Вити носит улица в Пролетарском районе города, бывшая 2-я Майская, недалеко от которой и жила семья, на самом доме установлена мемориальная доска, на которой изображен летящий голубь в лучах солнца и написано: «В этом доме жил пионер Витя Черевичкин, зверски расстрелянный фашистскими оккупантами в ноябре 1941 года». В Ростове есть парк имени Вити Черевичкина, у центрального входа в который находится стела с изображенными на ней белыми взмывающими вверх голубями. Там же установлен памятник Вите Черевичкину с голубем в руке. А вот на монументе «Скорбящая мать» в ростовском парке имени Фрунзе имя Черевичкина появилось только в 2001 году, после многолетних обращений его сестры. А дело в том, что Витя по возрасту не был ни кадровым военным, ни призывником, поэтому его имя изначально не числилось в предоставленных военкоматом списках расстрелянных.
По поводу фильмов, книг и каких-то серьезных исследований жизни Вити — насколько мне известно, их не существует.
Несмотря на все это обычный, казалось бы, ростовский мальчик в 16 лет поступил как настоящий герой: не подчинился приказу уничтожить голубей, не отошел от принципов, не молил о пощаде, не пошел на сотрудничество с оккупантами, хотя знал, что его ждет неминуемая гибель, он мужественно принял смерть, сохранив до конца верность Отечеству и любовь к своим питомцам.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин