Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Нужно ограничиться 6–7-этажными домами»

Архитектор, член градостроительного совета Уфы — о том, какой он видит столицу РБ будущего
Владимир Лактанов
5 мин
Дмитрий Винкельман в своей мастерской. Фото: Елена Соколова/Русская планета
Архитектурная мастерская под руководством Винкельмана спроектировала пятизвездочный отель «Шератон» и выполнила проект реставрации гостиницы «Башкирия». Сейчас в работе — микрорайон Глумилино и реконструкция корпуса завода УЗЭМИК на пересечении бульвара Ибрагимова и Пархоменко в торгово-офисный центр, реконструкция Гостиного двора и Верхне-торговой площади. Член градостроительного совета Уфы, заслуженный архитектор РБ, член Союза архитекторов России Дмитрий Винкельман рассказал «Русской планете» о проблемах Уфы, тенденциях развития города и о том, какой он видит столицу Башкирии в будущем.
– Дмитрий Александрович, расскажите о планах по развитию города.
– С советских времен основным документом, определяющим развитие города, был генплан, который никогда до конца не выполнялся и полноценно не работал. Сегодня есть попытка перейти от него к мастер-плану. Это документ, который определяет тенденции развития города и гибко реагирует на все изменения. У нас создалас-ь уникальная команда, которая понимает, как это сделать. Проблема в том, насколько нужны результаты мастер-плана в нашей реальности. Документ очень честный, не всем будет комфортно в нем существовать.
– Например?
– Инвесторы хотят в парке построить жилой дом и выгодно его продать. А мастер-план говорит, что этого делать нельзя.
– Вы имеете в виду парк им. Якутова?
– Что угодно. Парк им. Якутова или склон Уфимки, например. Этот документ предполагает развитое гражданское общество, и что получится с нашим мастер-планом, я не знаю. В конечном итоге, думаю, его примут, но он не будет исполняться, так же, как и генплан.
Дмитрий Винкельман в своей мастерской. Фото: Елена Соколова/Русская планета
– Чем сейчас определяется развитие города?
– Развитие города определяется инерцией. Какого-то понимания вектора развития города нет, ради этого и разрабатывается мастер-план. Во-первых, нужно понять, что у нас есть, а во-вторых, куда все это движется. Например, надо ли нам осваивать Зауфимье и вообще развивать пригороды? Это огромный вопрос. Население рвется жить за город, Уфа разрастается. Потом, естественно, собственники коттеджей, как и любые горожане, начинают требовать себе дороги, школы, сопутствующую инфраструктуру. А есть ли на это у города деньги? Мы живем в иллюзии постоянного роста и расширения, на самом деле это время закончилось, ресурсы и население растут очень незначительно, и пора все это приводить в порядок.
– Получается, Уфу нужно уплотнять?
– Одна из идей мастер-плана — как раз ограничение Уфы Уфимским полуостровом и приведение в порядок того, что здесь есть. С одной стороны, мы видим трущобные районы в Уфе, с другой — застраиваются огромные территории вокруг Уфы. Идет огромный выплеск энергии за город, но надо ли это позволять делать и что будет дальше? Возможно, эти пригородные районы будут деградировать.
– Как быть с сохранением исторического наследия? По словам общественников, у нас насчитывается около 600 домов-объектов культурного наследия.
– Безусловно, все это нужно сохранять, и так большая часть культурного наследия уже потеряна. Сейчас власти собираются ввести очень низкую арендную плату за такие объекты при условии их реставрации. Сами горожане должны проявлять более активную позицию. Общество «Архзащита» — это глас вопиющего в пустыне. Подавляющее мнение — «все это деревяшки, зачем их сохранять, давайте дом тихонечко снесем или пожар устроим». А когда приезжают иностранцы, особенно архитекторы, они восхищаются не тем, что построили мы за последние годы, а именно деревянными домами и их удивительной резьбой. Это шедевры и с инженерной точки зрения. Им больше ста лет, начинают их ломать, а там прекрасного качества дерево, ничего не прогнило, несмотря на то, что за ними не ухаживали. Эти дома построены лучше, чем строим мы, они более продуманные и традиционные. Очень грустная история. Я считаю, что Уфа потеряла свой исторический облик.
– Почему качество современных домов, несмотря на стоимость квартир в них, оставляет желать лучшего?
– Качество домов зависит от требований инвестора. Инвесторам нужно подешевле построить и подороже продать.
– Как вы считаете, какие должны быть ограничения по этажности зданий, в том числе, чтобы они не нарушали архитектурную целостность исторической части Уфы?
– В центре, на мой взгляд, нужно ограничиться 6–7 этажами. Можно и даже нужно отмечать акценты высотными домами, как возле Гостиного двора. Что касается максимальной высоты жилых зданий вне исторического центра, 25 этажей — порог рентабельности дома эконом-класса, выше — уже значительно дороже. Но на сегодняшний день мы приходим и к такой этажности.
– Как, по-вашему, должна решаться проблема парковок во дворах? Почему застройщики не предусматривают гаражи или подземные парковки?
– Тема парковок нерешаемая. Если даже инвестор строит подземную парковку, он не может ее продать. Жильцы предпочитают бросить машину на тротуаре, на газоне, на детской площадке. В центре города парковки в элитных домах раскупаются. Там стоимость доходит до миллиона. А что делать с массовой застройкой? Пока не будет решена глобально проблема перемещения горожан по городу, нехватка парковочных мест останется. Парковочные места и так продаются, как правило, по себестоимости, речь не идет о прибыли для застройщика.
Например на Сун-Ят-Сена мы построили жилой дом и гараж на 72 автомобиля. Через полгода после сдачи из этого гаража было продано всего семь машино-мест. Ничего не изменится, пока в России не будет четкой стратегии относительно парковочных мест, как в Европе (там, если есть место, дают разрешение на покупку автомобиля). Что-то должно произойти в России, какой-то коллапс, чтобы эта проблема сдвинулась с мертвой точки.
– Как вы оцениваете перенос заводов, как это было с УЗЭМИК, из центра города на окраины и постройку здесь жилого комплекса?
– Да, заводы ликвидируют, освободившиеся территории будут застраивать жильем. В результате исчезают места приложения труда. Часто это оправданно, как в случае с УЗЭМИК. Но почему не оставить промзоны, перевооружив предприятия? Промышленность может и должна вплетаться в территорию города. Шумно, выбросы? Так уберите шум, уберите выбросы. Это завод, который находился в двух шагах от жилья. Мы не можем отказываться от индустриальной Уфы, в Уфе должна быть промышленность. Но об этом пока не думают. Промплощадки появятся в других местах, опять возникнут маятниковые миграции, утром все будут ехать в пригород, вечером — в город.
– Как вы оцениваете подготовку Уфы к саммитам?
– Город, конечно, украсился. Я не поддерживаю разговоры о том, что все подделали и прочее, это не так.
– Но многие исторические здания, вместо того чтобы реставрировать, просто закрыли баннерами.
– Чтобы их отреставрировать, нужно найти инвестора, провести обследование, разработать хороший проект. Это дело долгое и серьезное. Правильно сделали, что закрыли баннерами. Так делают во всех городах, ничего страшного в этом нет. Например, здание на Карла Маркса напротив УГАТУ — это очень дорогой и сложный проект. До сих пор нет идей, что с ним делать. 
Дмитрий Винкельман в своей мастерской. Фото: Елена Соколова/Русская планета
– Назовите идеальный, на ваш взгляд, город.
– Идеального города, наверное, нет. Самый комфортабельный город, который я видел, — Барселона. Там всегда любили красоту, из поколения в поколение в нее вкладывались, потому что было общее понимание того, что это важно. В какой-то момент, после падения диктатуры Франко, город начал деградировать, молодежь уезжала, и люди задумались, что делать. Тогда они решили последовательно улучшать и перестраивать все сферы городской жизни. В итоге они свой город изменили и спасли. Сейчас это один из самых комфортабельных городов мира, с развитым общественным транспортом: очень много людей ездят на скутерах и велосипедах, есть прекрасные линии метро, скоростной трамвай, городской автобус.
– Какой вы видите Уфу в будущем? Что бы вы хотели изменить в ней?
– Хотелось бы, чтобы к динамике добавилась еще и сбалансированность — во всем. Надеюсь, решится вопрос о балансе между автомобилем и пешеходом. Пока пешехода прижимают к обочине. Что этот путь бесперспективный, поняли уже все, кроме России. Я прочитал удивительную фразу: «Пересадить своих граждан на автомобили могут и бедные страны, но только богатые могут позволить себе хороший общественный транспорт». Если мы богатая страна, у нас будет хороший транспорт. Пока до этого далеко. У городских властей есть понимание этой проблемы. Есть идеи по созданию метробуса, городской электрички, скоростного трамвая. Но действий нет, пока нет финансирования. Будут деньги или нет, зависит от ситуации в России.
Мне бы очень хотелось, чтобы в Уфе и вокруг нее больше не вырубалась зелень. Просто ужасно, что вырубили деревья на центральных улицах ради расширения проезжей части. Со временем придется все это восстанавливать. Многие города через это прошли, ужаснулись и возвращаются обратно. Надо учитывать этот опыт и не повторять чужих глупостей.
Про Уфу когда-то говорили, что город не очень красивый, но зеленый. Хотелось бы, чтобы он стал красивым и остался зеленым. Пока он становится красивее точно, но и менее зеленым. Куски зелени раздергиваются, разрушается непрерывность зеленых пространств на склонах Уфимского полуострова. Парк им. Якутова — просто полный ужас. Я считаю, такой город, как наш, заслуживает нормального парка в центре, и то, что сейчас там происходит — снос старых домов и застройка территории вокруг парка высотками вместо его расширения, — вряд ли правильно. Чтобы возродить парк, нужна воля и желание горожан. Видимо, такого желания пока нет. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин