Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Новосибирск опрыганный

«Русская планета» встретилась с черным джампером, совершившим нашумевший прыжок с Бугринского моста
Владимир Лактанов
4 мин
Прыжок с Бугринского моста. Фото предоставлено сообществом «Черный джамп».
Фотография из Новосибирска 9 июня была опубликована в десятках федеральных новостных лент: неизвестный смельчак, закрепившись веревкой и специальным снаряжением, совершает прыжок с арки гигантского Бугринского моста над автомобилями.
Ответственность за прыжок с Бугринского моста взяла на себя команда «Черный джамп», а точнее — один из ее резидентов Александр, 21-летний житель города Новосибирска. Прыжками он занимается более четырех лет, и в рамках команды «Земля прыжков» активно продвигает роуп-джампинг как вид спорта в массы. Для «Русской планеты», Александр согласился рассказать в подробностях о прыжке с Бугринского моста, философии прыжков и своих мечтах.
СПРАВКА
Роуп-джампинг (англ. rope jumping — досл. веревочный прыжок) — это прыжки с веревкой с высокого объекта при помощи сложной системы амортизации из альпинистских веревок и снаряжения, со свободным падением или маятниковым падением. Очень часто rope jumping путают с банджи-джампингом, прыжками на резинке, «тарзанке». Последняя, по мнению прыгунов, чистый аттракцион, тогда как rope jumping — это больше экстремальный спорт и способ познать самого себя.
– Что это за группа — «Черный джамп»?
– Это неформальная ассоциация роуп-джамперов в России. Это те, кто прыгают ночью. Многие принимают нас за призраков, потому что мы делаем все быстро, качественно и никто толком не знает нас в лицо. Потом в социальных сетях появляются фотографии объектов с печатью «опрыгано». Объекты выбираем нестандартные: это либо с повышенной опасностью, либо особо охраняемые, где можно нарваться на арест или штраф. И с большинства можно прыгнуть только один раз.
– В чем твоя личная мотивация как «черного джампера»? Что ты хочешь сказать прыжками? Например, что значил прыжок с Бугринского моста?
Показываю всем, что есть такой вид спорта как роуп-джампинг. Своеобразный пиар-ход для нашего увлечения. Лично для себя вижу сравнение «черного джампа» с гонками. Есть вполне законные, как дрифт или драг-рейсинг, но никто не отменял нелегальные ночные гонки. На основе «черного джампа» делаю выводы, на что могу замахнуться, понимаю, насколько готов к подобным экспериментам.
После того, как опрыгал Бугринский мост, посыпалось много вопросов. Из тех, кто в теме, все были восхищены, кто не понимал — шел негатив. Для меня это большая галочка, потому что это объект мирового масштаба. И это было крутым достижением лично для меня.
– Что было самое сложное с Бугринским мостом? Попасть туда?
– Самое сложно — это чтобы не поймали. Попадание — дело времени и техники. Изначально, прыжок планировали со времени открытия моста. Была идея все сделать над головой Владимира Путина. Мы это в шутку обсуждали между собой, когда он приезжал на торжественное открытие моста, но потом решили так не рисковать.
После открытия начались вылазки и хождения руферов и селферов, мы все это отслеживали и смотрели, как и что происходит. Кто куда заходит, и как их ловят. Осмысливали для себя, чтобы нас не поймали.
Александр совершил прыжок с Бугринского моста в одиночку. Фото: Никита Крамер.
Александр совершил прыжок с Бугринского моста в одиночку. Фото: Никита Крамер / «Русская планета»
– Сколько человек участвовало в подготовке прыжка?
– Сделал почти в одиночку. Мои товарищи из числа «черных джамперов» не смогли: кто работал, кто уехал, а кто был занят. Взял с собой водителя и фотографа, который все зафиксировал, потому что моя камера, на которую писал видео, отключилась в момент прыжка. Быстро сделал прыжок, и потом уехал. Прыжок был совершен в 02:15, а приехали туда в 1:30.
– Какие еще объекты ты опрыгивал как «черный джампер»?
– В городе Обь — это кран высотой в 50 метров на территории строительной площадки. В Новосибирске был опрыган метромост. Это охраняемый объект, поэтому там обошлись без подробного фоторепортажа. Просто сделали картинку «опрыгано». Прыгал с середины моста. Пусть останется секретом, как туда забирались. А это было сложно, потому что  метромост охраняется видеонаблюдением и вневедомственной охраной  с автоматами и нас могли вполне задержать и приравнять это к попытке теракта.
Были и забавные случаи, когда нас засекали. Один раз после того, как обвязались снаряжением, приехал экипаж ДПС. И у них были квадратные глаза, когда увидели веревку, привязанную на метромосту. Нам просто сказали уйти оттуда.
– Какие еще объекты хотел бы опрыгать как «черный джампер»? Здание областного правительства на Красном проспекте?
– Нет! Мне интересны «Новосибирский театр оперы и балета» и железнодорожный вокзал. Это было бы очень зачётно. Кстати, в рамках нашей команды по роуп-джампинг «Земля прыжков» устроили  прыжки с новосибирского театра «Глобус». Это было организованно на  фестивале молодежных субкультур «Знаки». По сути, это была первая легальная демонстрация роуп-джампинг в Новосибирске. Много кто в области узнал про этот вид спорта благодаря фотографиям, публикациям и телесюжетам, в частности на телеканале СТС. Хотя добиться разрешения было очень сложно. Нужно было убедить директора театра в том, что это полностью безопасно. И получилось все так здорово, что в «Глобусе» все остались довольны и многие интересуются: «Когда будут следующие прыжки?»
– На каком положении роуп-джампинг в России?
– Нас не могут признать как официальный вид спорта, потому что нужно иметь ассоциации роуп-джампинг более чем в 50 городах страны. Мы к этому стремимся, опять же фестиваль «Знаки» — тому подтверждение.
Была идея сделать федерацию, но в мэрии нас не понимают и не считают за полноценных спортсменов. Но я должен сказать, что популярность нашего движения растет с каждым годом, и все больше людей приходят на наши мероприятия, чтобы тоже прыгнуть.
Сейчас наша задача — добиться распространения нашего движения и найти людей, готовых нам помочь в строительстве специальных объектов, на которых мы могли бы находиться без страха приезда правоохранительных органов. После появления федерации и официальных объектов было бы проще проводить тренировки, это было бы что-то похожее на скалодром.
– Ты упомянул, что прыжки проходят не вполне легально…
– Ну да, у нас нет собственных объектов, где мы могли бы беспрепятственно тренироваться. В Оби есть два объекта — неподключенная башня линии электропередач, высотой в 50 метров — мы прыгаем с 30 — и водонапорная башня в лесу. Но все равно находятся люди, как правило, сердобольные бабушки, которым не нравится, что мы делаем, и они звонят в полицию.
В итоге, приезжает наряд. Нам говорят, что они все понимают, что это спорт и мы вообще молодцы, активно живем, а не пьем пиво по подворотням. Но закон есть закон. И они обязаны нас прогнать, и вообще нам нужно свое собственное место. В этом-то и смысл нашей работы по легализации роуп-джампинга, чтобы нас заметили. Чтобы власти увидели, что мы — за здоровый образ жизни, а роуп-джампинг — сплошная польза.
– И какая польза от него?
– Ну, во-первых, он безопаснее многих видов спорта. Я вот за 10 лет игры в футбол ломал два раза ногу и руку, а за четыре года прыжков получил только небольшой ожог от веревки на руке. Во-вторых, мы сами строго следим за безопасностью. Роуп-джампинг пришел из альпинизма. Для того чтобы прыгнуть, необходимо быть совершеннолетним. Если человеку меньше 18 лет, то он обязан иметь письменное или видеоразрешение от родителей, вдобавок я еще позвоню и удостоверюсь, что его мама и папа действительно поддерживают прыжок. Но и так я поступаю редко: мы требуем, чтобы несовершеннолетние приходили на наши мероприятия только в сопровождении родителей.
Что до пользы, то мы считаем, что спасли много жизней. Почти каждый из нас в той или иной жизненной ситуации задумывается о самоубийстве. В этом мало кто может сознаться, но факт остается фактом. И когда человек подходит к краю площадки, пусть и пристегнутый, эти мысли невольно возникают: «Что было бы, если я действительно прыгнул с крыши здания, чтобы убить себя». И тогда он понимает, что инстинкт самосохранения заложен в нас не просто так. У человека открываются глаза абсолютно на все, он начинает действительно ценить жизнь.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин