Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Поколения меняются, дружба остается»

Новокузнечане вернулись из экспедиции памяти по Памирскому тракту
Елена Коваленко
3 мин
Фото из архива экспедиции «70 лет общей победы».
Десять тысяч километров горных дорог через Россию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан. В четырех странах россияне возлагали цветы к памятникам погибшим воинам. Об экспедиции «70 лет общей победы» под патронажем Российского союза ветеранов Афганистана «Русской планете» рассказал один из вдохновителей поездки, пилот Михаил Борисов.
– Экспедицию мы планировали еще год назад. Памирский тракт. Самая высокогорная трасса. Никто не ожидал, что это выльется в мероприятие настолько масштабное. Изначально задумка была простая: проехать по крупнейшим городам вдоль тракта и почтить память погибших солдат. Причем как тех, кто воевал в боях Великой Отечественной, так и позже — в Афганистане и других локальных войнах. Недаром сама экспедиция называется «70 лет общей Победы», а поддержал эту международную поездку Российский Союз ветеранов Афганистана. В Новокузнецком отделении организации группе выдали рекомендательные письма. Чтобы в случае необходимости, мы на маршруте могли обратиться за помощью к местным ветеранам. Кто позвонил и предупредил о том, что мы едем? Или, может, сами ветераны-афганцы узнали? Может, впереди нас молва бежала. Но в первом же городе на маршруте нас встречал военный духовой оркестр.
– То есть, вы сами такого и не ожидали?
– Нет, конечно. Для нас был сюрприз. Подъезжаем к Павлодару. Там на въезде в город у стелы стоят ветераны в форме. Ветераны Отечественной войны, ветераны-афганцы. С медалями, орденами. И дальше нас чуть ли не на руках носили. Нас провожали к монументам и мемориалам. Нас сопровождали по улицам на машинах с мигалками, как правительственный кортеж. Нас встречали не просто как дорогих гостей, а как родственников, которых давно не видели. А мы перед стартом переживали еще, что будет какое-то непонимание.
– В чем, например?
– Все-таки это другие государства. И тут — такая большая группа. Вдруг приняли бы за несанкционированный митинг или что-то в этом роде? Получилось бы недоразумение с местными властями. Но таких моментов вообще не было. Наоборот. Полное уважение и понимание. Плюс мы в пути делали то, о чем нас дома просили — записывали все координаты местных обществ ветеранов. Телефоны, адреса, электронную почту. Чтобы снова навести мосты между бывшими сослуживцами.
– Как они смогли растеряться?
– Так сколько лет прошло! Мы часто слышали от местных ветеранов-афганцев: когда развалился СССР, возникли границы. Старые телефоны-адреса потеряны. Кто-то переехал, кто-то сменил фамилию. Как найти в другой стране человека, которого не видел 30 лет? И если внутри каждой отдельной республики ветеранские организации худо-бедно сохраняют эти связи, то международного Союза как такового уже нет. Многие рады бы найти старых друзей, но как? Вот мы во время нашей поездки такие мосты и наводили. Все они воевали вместе, не делясь на то, кто ты — киргиз, таджик, казах, русский. Это братство оказалось крепче времени, крепче политики, крепче географии.
А потом нас начали передавать как эстафетную палочку — от города к городу. Мы выезжаем из Караганды, нам уже звонят из Астаны: «Где вы едете, когда будете, мы вас встречаем». Нам помогали с жильем, с документами. Даже с прохождением границы помогли. Очень сложная граница между Казахстаном и Киргизией. Там нет сканеров, чтобы просвечивать машины. А таможня работает бдительно: все-таки регион непростой в плане контрабанды. Вплоть до того, что с машин обшивку снимают, когда тайники ищут. И на дорогах перед КПП — огромная очередь. Мы остановились, уже настроились на многочасовое ожидание. Но вдруг подъезжает машина: «Это вы, ребята, в честь Великой Победы автопробег устраиваете? Езжайте за нами». И мы за 20 минут все процедуры проходим. И на этой, и на той стороне рубежа. После Душанбе была граница Киргизия–Таджикистан. Мы не знали, что этот погранпункт — односторонний. Говорят, из-за напряженного наркотрафика ограничения введены. А объезжать — крюк почти 1 тысяча километров. Мы, было, отчаялись, как новое дорожное чудо! Кто-то опять кому-то позвонил, и откуда-то у пограничников появилось письмо чуть ли не из министерства с просьбой нас пропустить и оказать содействие.
Памирский тракт. Фото из архива экспедиции «70 лет общей Победы».
Памирский тракт. Фото из архива экспедиции «70 лет общей Победы».
– Это так работает ветеранское братство?
– Дело даже не в том, что среди ветеранов Афганистана есть люди с должностями или с деньгами. Это повсеместно — как только люди узнавали, что наш пробег имеет цель почтить память павших, перед нами открывались все двери. Нам говорили: «Святое дело делаете».
– Михаил, но ведь в экспедицию поехали ребята совсем молодые, никто из вас не служил в Афганистане?
– Да, не воевали. Нас спрашивали часто об этом. Ребята все вроде бородатые, кто нас разберет — сколько кому лет? Но надо просто понимать, что традиции защищать Родину — они едины во всех поколениях. Существует преемственность. В городе Джелалабаде мы собрались у памятника очень широким составом: были ветераны Великой Отечественной, с орденами за взятие Берлина. Были ветераны Афгана, десантники знаменитого 345-го полка. И мы — молодые, которые учатся, глядя на ветеранов. Учатся держаться друг за друга, не подводить тех, кто рядом, быть мужиками, защитниками.
– Что было самым сложным во время маршрута?
– Памирский тракт — сам по себе не шутка. Это 10 тыс. километров, причем значительная часть проходит на высоте больше 4 тыс. метров над уровнем моря. Горные дороги. Кое-где страшновато ехать. Слева — скала отвесная, справа — пропасть отвесная, серпантин по камням без шанса разъехаться со встречной машиной. Но все это, конечно, компенсируется красотами окружающими. Да и машины наши были заранее подготовлены именно к горным условиям. Так что дорожные сложности были, но рассказывать о них как-то не к месту. Это же не просто внедорожный ралли-рейд.
– 10 тысяч километров за 20 дней?
– Да, темп очень приличный. Особенно если учитывать, что нас часто просили менять маршрут. По плану мы должны были посетить четыре крупных города, но в итоге заехали в 12. И нас везде встречали. Даже в кишлаках вдоль реки Пяндж выходили к нам ветераны в орденах. Мы записывали на видео их приветы российским ветеранам. Несколько часов видео отснято. Границы между государствами вроде есть, а народ-то един остался. Вот такое ощущение после этой поездки.
– Все помнят русский язык?
– Не встретили мы никого, кто не разговаривал бы по-русски. Не забыли язык. Надписи кругом — по большей части русские, машины по дорогам бегают еще советских времен. Деньги наши везде принимают. Люди очень доброжелательные. В Таджикистане есть такой народ — памирцы — так они нам прямо говорили: хотим, чтобы снова была одна большая страна.
– Что будет с теми материалами, которые вы собрали во время экспедиции?
– Мы все передали в Союз Ветеранов. И приветы, и контактные данные. Сейчас из того видео, что мы отсняли, большой фильм будут монтировать. Теперь между ветеранскими Союзами снова есть связь. А самое главное — есть понимание того, что никто не забыт. Пусть это звучит немного высокопарно, но народы остаются братскими, несмотря на разлуку. У нас слишком много общего. У нас одни корни, одна память. Общие победы и поражения. Мы поем одни и те же песни. Поколения меняются, дружба остается.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин