Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Крадут и путешествуют

Корреспондент «Русской планеты» узнала, за что и каким образом рязанские подростки попадают «на заметку» инспекторов по делам несовершеннолетних

Владимир Лактанов
4 мин
Анна Наместникова. Фото: Екатерина Вулих
О семилетних правонарушителях и 15-летних родителях «Русская планета» побеседовала со старшим инспектором отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних (ПДН) Управления МВД России по Рязанской области Анной Наместниковой.
14 апреля в региональной прокуратуре состоялось координационное совещание руководителей правоохранительных органов, на котором обсудили причины роста подростковой преступности в минувшем, 2013 году. Обнародованы следующие показатели: в 2011 году зарегистрировано 266 противоправных деяний, в 2012 году — 299, в 2013 году — 357 правонарушений, совершенных несовершеннолетними. Среди преступлений 2013 года наибольшее количество составляют кражи — 232 факта, 17 преступлений связано с незаконным оборотом наркотиков. 115 подростков, совершивших вышеперечисленные преступления, нигде не учатся и не работают.
Майор полиции Анна Наместникова работает с несовершеннолетними правонарушителями более 12 лет. Уверена, что какой бы замечательной ни была профилактическая работа инспекторов по предотвращению правонарушений, взаимоотношения с окружающим миром и законопослушность должны воспитываться в семье.
– Вы координируете работу инспекторов ПДН всех районов Рязанской области. Отличаются ли «деревенские» правонарушения от «городских»?
– Не задавалась этим вопросом, но сейчас понимаю, что да, отличаются. В отдаленных районах правонарушения чаще всего «вещественные» — кражи, грабежи, кражи с проникновением в помещение. Это связано с уровнем жизни: в сельской местности он гораздо ниже, поэтому и воруют. Чаще всего телефоны, какие-то личные вещи, украшения. Или же утварь, которую можно сдать в пункты приема металлолома. В Рязани или крупных районных центрах правонарушения гораздо разнообразнее, если можно так выразиться.
– Одни говорят, что подростку стоит раз попасться, и полиция от него не отстанет, другие жалуются, что на малолетних хулиганов управы нет. Кому верить?
– Федеральному закону № 120. Отдельно взятый полицейский, даже если у него имеется какая-то личная неприязнь к подростку (я таких случаев не знаю, говорю к примеру), не сможет ничего решить единолично. Подросток совершил правонарушение: в состоянии алкогольного опьянения нецензурно выражался на площади Победы. Это административное правонарушение, мелкое хулиганство. Если его заметил патруль, полицейские доставляют несовершеннолетнего в участок, вызывают родителей. Составляется протокол, который потом направляется в комиссию по делам несовершеннолетних. А в нее входят: врач-нарколог, представители школы или колледжа (где учится подросток), представитель соцзащиты и органов опеки — всего более 14 человек. И каждый из них высказывается по поводу правонарушителя: «Мальчик здесь абсолютно случайно, он отлично учится, никогда не грубит, как допустил такое — непонятно» или «Подросток систематически появляется на улицах в состоянии алкогольного опьянения, не учится, курит, ведет себя вызывающе, конфликтует с родителями» и так далее. На основании всех этих свидетельств и мнений избирается мера наказания. 50% подростков действительно раз в жизни пробует алкоголь, мгновенно перестает себя контролировать — таких мы даже на учет не ставим. И им самим, и их родителям появление перед комиссией запоминается на всю жизнь. Остальные 50%... Эти находятся на постоянном контроле.
– Каков низший возрастной порог преступлений?
– И семь лет, и пять! Понравился новый телефон соседа по парте — тихонько забрал его домой и спрятал. Даже если предположить, что ребенок совершил такой поступок неосознанно, он все равно совершил преступление. Да, он может знать, что сделал неправильно, нехорошо, но до него еще не доходит, что это — кража, уголовно наказуемое деяние. Малолетние дети, конечно, не подпадают под уголовную ответственность, такие дела решаются на нашем уровне или даже на «семейно-школьном»: учителя пристыдят, родители между собой разберутся, воришку отругают.
– Вспоминается случай, произошедший в Рязанской области летом 2012 года: мальчики 9 и 11 лет вступили в половую связь со второклассницей и выложили видео в интернет. ЧП местного масштаба попало в новости центрального телевидения. Каковы последствия ситуации?
– Это оказалось ложью: ни в какую связь они не вступали, даже не трогали девочку. Дело было так: ребята пытались ловить рыбу в местном пруду, девочка гуляла одна, подошла к ним и попросила дать подержать удочку. Ну, один из них и придумал: «А ты сначала разденься, а мы дадим удочку». Снял на телефон и выложил «ВКонтакте». Наши специалисты видео быстро удалили, началось разбирательство. Выяснилось, что двое мальчиков учились в кадетском классе, раньше нареканий по поведению не имели. Да и третий тоже на хорошем счету был. В общем, детская любознательность и глупость всех участников этого действа. Никакого изнасилования, никаких венерических заболеваний. Когда корреспонденты готовили репортажи, у нас даже никто не запросил комментариев. С девочкой сейчас все в порядке, мальчики продолжают учиться, но состоят на учете у инспектора ПДН.
– А как у нас в регионе вообще с преступлениями, связанными с сексуальными действиями малолетних?
– А нет, слава Богу, таких преступлений. Ведь преступление — это если партнеру исполнилось 18 лет, а его девушке — нет. Сейчас все законы знают и неэкспериментируют» со своими несовершеннолетними сверстниками. Да, ранняя половая жизнь для нас — не новость, но что мы можем поделать? Повторюсь: половой ликбез должна проводить семья, а не телевизор и не улица.
Да, мы узнаем о таких случаях далеко не всегда, ведь это не является по закону преступлением, это из области морали. Нас ставят в известность, если ребенок попал в вендиспансер или на учет по беременности. Мы проверяем, не было ли изнасилования. Наши инспекторы, конечно, стараются внушить, что ранняя сексуальная жизнь не слишком благополучно сказывается и на здоровье, и на мировоззрении (ведь большинство инспекторов — женщины). Но молодежь у нас сейчас начитанная, начинают рассказывать, что на Руси 18-летняя невеста считалась «перестарком»… В общем, родители должны больше внимания уделять детям.
Также в поле нашего зрения попадают дети малолетних родителей, но там чаще всего заботу о внуках берет на себя старшее поколение.
– В СМИ постоянно проходят репортажи о том, что из семьи изъяли ребенка, потому что в холодильнике не было фруктов или йогурта…
– А вы лично много таких семей знаете? Я тоже ни одной. Запомнился один случай лишения родительских прав: когда мы зашли в квартиру, ребенок лежал на полу голый и голодный. В два года не умел разговаривать. Его, конечно, пришлось забрать, малыша отправили на реабилитацию и лечение. Его родители как раз были молодыми и не осознавали всей ответственности за ребенка. Но потом взялись за голову, материнский инстинкт все же сработал — малыша вернули в семью, сейчас там все в порядке.
Как только нас и органы опеки ставят в известность о том, что в семье с маленьким ребенком сложилась неблагополучная ситуация (отец потерял работу, мать стала употреблять спиртное), мы сначала пытаемся помочь семье. Устроить на работу отца, вылечить мать. Мы же не звери, у нас свои дети есть!
– Существуют ли какие-то другие молодежные группировки? И как обстоят дела по правонарушениям по национальному признаку?
– А вот как обстоят: подрались в школе русский мальчик и ученик, приехавший из ближнего зарубежья. Тут же поднялся скандал местного масштаба и расследования разнообразных служб. Как ни искали национальную неприязнь, выяснили: кто-то кому-то наступил на ногу, толкнул, надавали друг другу тумаков, помирились. А мы все разбираемся, документы заполняем! А если без смеха, то мы очень тесно сотрудничаем со школами, малейший намек на организованную группу — начинаем серьезное расследование. В 99% информация оказывается додуманной.
– Наступают летние каникулы. Уже ожидаете каких-то конкретных происшествий?
– Конечно, уже даже во сне ловлю «путешественников». Чаще всего это воспитанники детских домов и интернатов, «знакомые все лица». Ловим, спрашиваем, кто тебя обидел, почему сбежал? Оказывается, что все хорошо, все устраивает, «просто куда-то тянет»! Мне даже кажется, что это некое нарушение из области психики или психиатрии — желание куда-то бежать, скитаться. Жаль, но такие ребята — потенциальные бродяги.
Сейчас проходят массовые профилактические мероприятия по школам: предупреждаем, разъясняем. Рассказываем родителям о первых признаках того, что ребенок начал принимать наркотики. Очень хотелось бы, чтобы к нам прислушались все, но если хоть какую-то часть правонарушений предотвратим — и то будет отлично.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин