Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Неприступная среда

РП вместе с инвалидами-колясочниками проверила доступность Казани и Высокой Горы
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»
С 2011 года в России действует программа «Доступная среда», направленная на повышение доступности объектов социальной инфраструктуры для лиц с ограниченными возможностями. Осенью 2015-го всероссийская общественная организация «Союз добровольцев России» провела исследование и составила национальный рейтинг регионов по действующей программе. Оценивались в первую очередь такие объекты, как административные здания, отделения Пенсионного фонда, аптеки, отделения Сбербанка, службы соцобеспечения, магазины, кинотеатры.
Татарстан занял третье место в рейтинге, после Москвы и Краснодарского края. Однако координаторы инициативного центра «Город без преград» (в том числе инвалиды-колясочники) считают, что Казань по-прежнему остается недоступным городом для людей с инвалидностью. Вместе с ними РП отправилась по улицам исторического центра Казани и райцентра Высокая Гора.
Высокая Гора
Наш разговор с Аминой Ибниевой начался у нее дома, в поселке Высокая Гора. Эта энергичная женщина занимается репетиторством и живет одна в квартире на первом этаже двухэтажного дома.
– Вы заметили на лестнице громоздкое сооружение? — спрашивает она. — Этот крутой пандус, нарушающий все стандарты, мне установили пять лет назад по программе «Доступная среда». Согласно техническим требованиям, в нашем подъезде нужен подъемник, и я говорила об этом строителям, обращалась в прокуратуру. Но все равно поставили это безобразие. И вот, стоят четыре мужика, я выношу им запасную коляску и говорю: «И что вы мне построили? Садитесь и спускайтесь по этому пандусу». Ни один не рискнул сесть. А меня вручную спускают по лестнице, коляску ломаем.
Амина до сих пор не оставляет попыток установить подъемник. В прошлом году выиграла суд, добилась, чтобы администрация Высокой Горы заказала и оплатила устройство, но дело из-за бюрократических проволочек остановилось. И сегодня Амина самостоятельно не может выйти на улицу. «Практически все колясочники сидят круглый год по домам», — замечает она и сетует на то, что у инвалидов не интересуются, какая именно инфраструктура им нужна.
Таксист спускает коляску по лестнице, а потом на руках переносит Амину в салон машины. Через 10 минут мы добрались до центральной площади районного центра Высокая Гора. Здесь сосредоточены основные учреждения и торговые точки. Как замечает Амина, по закону пандусы должны быть у каждой организации, не только государственной, но и частной.
Я толкаю коляску по не очень ровному тротуару, покрытому брусчаткой. В центре площади — мечеть. У нее нет подъема, к двери ведет лишь высокая лестница. Федеральное казначейство тоже оказалось для нас недоступно. По стандартам, угол наклона пандуса должен быть 5 градусов. По зеленому пандусу из двух рельсов под углом 45 градусов поднять коляску с человеком я не смогла. К государственной аптеке ведет страшный пандус из двух железных рельсов под очень высоким углом, перила погнутые.
Ситуация с прокуратурой заставила нас рассмеяться. Обнаружив сбоку довольно крутой и гладкий пандус, мы искали, с какой стороны к нему подъехать, но так и не нашли: высокие поребрики окружили все здание. У здания администрации, как замечает Амина, пандус появился недавно, но он тоже неправильный и неудобный.
– Я тут как на горнолыжном курорте. Без перил, нет ограничителей по краям пандуса, покрытие непонятного характера, хотя в СНиП и в «Законе о соцзащите инвалидов» это четко прописано, — говорит Амина.
Фото: Наталия Федорова / «Русская планета»
Нелепее всего выглядит пандус Дворца правосудия. Торжественному трехполосному подъему с резиновым покрытием и металлическими поручнями выделено столько же места, сколько обычной лестнице рядом. Создан отдельный вход, внизу — кнопка вызова. Но, чуть-чуть поднявшись на приступок, мы остановились в замешательстве.
– Это смертельный трюк — подняться сюда, — проговорила моя спутница. — И так везде. В поликлинике, к которой я прикреплена, нет пандуса. Все новые дома сдаются с трамплинами. Я по-другому эти сооружения не называю. По ним нам самостоятельно ездить нельзя. А ведь доступная среда должна быть рассчитана на то, что человек будет ездить один.
А в советские годы как было?
– Если клали какие-нибудь две доски, мы уже были счастливы. Сегодня государство издает хорошие законы в защиту инвалидов, выделяет средства для их реализации, но эти деньги так неграмотно расходуются, если не сказать больше. Ставят чудовищные пандусы, а потом говорят, что нет средств в бюджете, чтобы это все переделать. Но почему государство должно отвечать за нерадивых руководителей?
Центр Казани
31-летний Александр Калашников, по профессии инженер-программист, родился с ДЦП. У него оказалась сломана коляска с электроприводом, и я везу его сама по центральной казанской улице Баумана.
– Вот у магазина ГУМ пандус хороший. Вы легко меня ввозите, — комментирует Александр. — Сейчас испытываем пандус торгового центра «Свита Холл». При таком наклоне одному, без помощи, нереально забраться. И такие пандусы присутствуют повсеместно. Единственное, хорошо можно сказать о крупных торговых центрах — «Мега», «Южный». Там с доступностью для колясок все идеально.
Мы миновали Богоявленскую колокольню, Никольский собор. К сожалению, большинство храмов и мечетей не оборудованы приспособлениями для колясок. А если бы Александр захотел перекусить, самое доступное для него место здесь — «Макдоналдс». Нет вообще никакого пандуса у знаменитой гостиницы «Шаляпин». Центральный банк РТ, магазины одежды, аптеки и сувенирные лавки мы тоже не смогли бы посетить.
– Важно заметить, что программа «Доступная среда» рассчитана, в первую очередь, на приспособленность общественных и государственных, не частных заведений. А частников, которые не устанавливают пандус, должна проверять прокуратура. Почему же чиновники отчитываются, что у нас все хорошо? Они говорят так на основании пожелания Общества инвалидов Татарстана, где делают акцент на центральных республиканских больницах. Но эти больницы уже давно приспособлены, их только усовершенствуют. Не знаю, когда я попаду туда. А вот поликлиника № 20, в которую я хожу каждый день, не приспособлена, — говорит Александр.
По его словам, на центральных улицах неплохо сделаны пешеходные переходы.
– Но ведь просто слоняться по улице не будешь. Посидеть с друзьями в кафе почти нереально. В прошлые выходные мы с товарищами приехали в «Старый амбар». И я там с администратором поругался, потому что не было пандуса, ребята переносили на руках. Но они тоже не железные и, приглашая меня куда-то, всегда вынуждены думать, куда можно со мной пойти. А мест таких в городе почти нет.
На Кремлевской улице, идущей параллельно Баумана, ситуация немного лучше. В Национальный музей попасть можно с комфортом, в отделения «Сбербанка» тоже. Но вот стоящее рядом с Кремлем здание мэрии Казани нам было недоступно, пришлось бы втаскивать коляску по мраморной лестнице.
Последний пункт нашего путешествия — Казанский федеральный университет. Главное здание обрадовало широким, под низким углом пандусом. Но вот к знаниям у людей с ограниченными возможностями доступ также ограничен. Ни в Национальную библиотеку, ни в знаменитую университетскую библиотеку им. Лобачевского Александр попасть не сможет: не позволят высокие лестницы или приступки. То же самое можно сказать и про концертный зал «Уникс» — имеющийся пандус из двух рельсов не подошел по размеру под коляску.
– Моя оценка доступности Казани — три с плюсом, — заключил Александр.
Среда в цифрах
Федеральная программа «Доступная среда» продлена до 2020 года. Но уже с 1 июля 2016 года все новоделы, а также реконструированные и модернизированные объекты могут быть сданы в эксплуатацию только с учетом требований доступности для инвалидов и других маломобильных групп населения. Насколько к этому готов Татарстан, «Русская планета» узнала в Министерстве труда РТ. Как сообщила замминистра Ирина Присвирякова, за четыре года в Татарстане были адаптированы 463 объекта в приоритетных сферах жизнедеятельности инвалидов. Всего на это из бюджета России и Татарстана было направлено более 2,2 млрд руб. И сегодня доля доступных для инвалидов учреждений в числе приоритетных объектов города — 41%.
В 2016 году Республика продолжит работу. Уже сформирован перечень объектов и мероприятий с учетом предложений министерств, муниципальных образований и общественных организаций инвалидов. В будущем учтут недоработки прошлых лет. Среди них Просвирякова отметилапандусы, несовершенство нормативно-правовой базы, а также недостаточный уровень компетенции проектировщиков и строителей.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин