Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Надеемся и приглашаем»

Корреспондент «Русской планеты» побывала в жилых домах, признанных памятниками, и узнала, каково это — изо дня в день прикасаться к истории
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Елена Сорокина
С каждым годом исторический центр Симбирска-Ульяновска все больше обрастает новостройками. Некоторые собственники (таковых единицы) стилизуют здания под старину. Другие возводят современные высотки и облицованные сайдингом торговые центры. Но между этими памятниками современности еще можно обнаружить молчаливых свидетелей многовековой истории — здания-долгожители, построенные до революции и дожившие до наших дней. Часть из них занимают различные организации — от государственных до коммерческих. В других, как и столетия назад, живут люди.
«Дом Черкасова». Улица Красноармейская, 14
Дом мещанина Черкасова — скромная двухэтажная кирпичная постройка — находится практически в центре Ульяновска, на улице Красноармейской, бывшей Старой Казанской. Построен в 1873 году и почти все свои полтора века использовался как жилье. Возраст здания выдают старые краснокирпичные стены, испещренные трещинами. Обычный прохожий никогда и не подумает, что это не просто дом, а памятник, объект культурного наследия, здание, имеющее историческую значимость. Не знали об этом долгое время и жильцы дома. После приватизации квартир им сообщили, что они находятся в мемориальной зоне, и только в 2008 году уже по решению суда собственники узнали о том, что дом — памятник, и каждому владельцу квадратных метров в нем полагаются охранные обязательства. Правда, для жильцов они — непосильная ноша, рассказывает жительница дома Ольга Кублова.
– Дом построен до революции, вот его и внесли в список объектов культурного наследия в 90-х. Он сейчас считается как выявленный. Но охранные обязательства по закону на нас накладывают, а все отказываются их принимать — нет ни возможностей, ни сил! Вот представьте: у нас в доме всего 10 семей, есть инвалиды, пенсионеры, малоимущие, а по этим обязательствам к 2015 году мы должны сделать стяжку дома. На что? — поясняет собеседница.
Ольга Макаровна живет в «Доме Черкасова» уже полвека. Квартирка на втором этаже находится прямо под крышей. Из атрибутов старины — две печки, потолки с матками и веранда. Из-за сгнивших перекрытий — провисшая балка. Ее соседка снизу Татьяна Ануфриева проживает в доме почти 70 лет. Говорит, что внешне дом практически не изменился, только сильно постарел да обзавелся хоть какими-то инженерными коммуникациями. Из-за отсутствия подвала трубы для отопления проводили прямо в квартирах, по полу: если прорвет, то зальет все.
– К нам однажды приходила комиссия, устанавливала износ здания. Вот она только ушла, и крыша рухнула, а через некоторое время в квартире потолок упал. Все это пришлось надстраивать, — рассказывает Татьяна Ануфриева.
По ее словам, капитальный ремонт дома никогда не проводился. Хотя, отметим, до начала 2000-х здание находилось в муниципальной собственности. Получается, что на протяжении почти 100 лет власти Ульяновска в него не вкладывали ни копейки, чтобы сохранить историческое здание. А жители теперь должны в короткий срок привести дом-памятник в подобающий вид.
В 2004 году дом включили в список ветхого жилого фонда, а его жильцы попали под переселение. Это значит, что людям должны дать новую крышу над головой. Но кто тогда будет ответственным за реконструкцию и содержание объекта культурного наследия? Муниципальная власть, в данном случае — администрация Ульяновска. Отчаявшись переехать, в 2012-м жильцы дома подали иск к мэрии о ремонте дома, но в нем было отказано. Кстати, в документах подчеркивается: дом является ветхим, но сносу не подлежит, так как считается объектом культурного наследия.
– Мы приватизировали старое жилье, а теперь с нас требуют реставрацию! — возмущается пенсионерка Галина Макарова. — На это нужны миллионы. Если бы у меня был миллион, я бы не жила в цокольном этаже этого дома, я бы ушла!
Дом, в котором жил первый редактор симбирской газеты «Пролетарский путь» Александр Швер. Улица Федерации, 28
Надпись «Аптека» на двухэтажном доме на улице Федерации сохранилась еще с начала прошлого века. Сюда в 1914 году въехал провизор Владимир Швер. Сначала он арендовал постройку, затем и вовсе выкупил особняк.
– Аптекарь жил в кирпичной части дома, на первом этаже была большая аптека, тут лекарства даже делали, а в деревянном пристрое была людская, — рассказывает нынешняя жительница дома-памятника Ирина Жигалова.
Но статус памятника регионального значения дому присвоили за другой исторический факт: с 1914 по 1926 год здесь жил партийный деятель, журналист и редактор газет «Пролетарский путь», «Красная жатва», «Наше дело» Александр Владимирович Швер. Благодаря этому дом поставили на госохрану, с парадной стороны повесили табличку. Правда, как выяснилось спустя почти 100 лет, история сыграла против нынешних жителей дома.
– Если бы дом не был объектом культурного наследия, нам бы уже давно сделали ремонт, — уверена Ирина Жигалова.
Здание построили в 1866 году. Последний раз ремонт в нем делали около 40 лет назад, рассказывает собеседница. Исторического в нем много, не только фасад: это и лестница, ведущая на второй этаж, и плитка на полу в подъезде и в ряде квартир, и кладовая, и открытая веранда. Особенно громко о своем возрасте «говорит» крыша: с каждым годом она все больше оседает, а в сезон дождей «плачет», оставляя огромные лужи и пятна в квартирах жильцов.
– Когда крыша только начала падать, нам поставили две подпорки. И вот теперь ночью лежишь и в тишине слышно, как кровля оседает, — делится Ирина Петровна и добавляет — Нас вроде бы пытались включить в список на капремонт, но почему-то не включили в итоге. Тогда, в 2011 году, мы подали в суд иск на администрацию города и выиграли: согласно решению, нам должны отремонтировать и фасад, и подъезд, и дом в целом. Но ремонта так и нет! Была недавно в комитете жилищно-коммунального хозяйства, они говорят: денег нет, ничего сделать не можем. Мы даже не знаем, сколько нужно денег на работы, потому что они даже на смету средства не выделяют.
Между тем в доме-памятнике проживает восемь семей, из них шесть в приватизированных квартирах, две в муниципальных. То есть получается, что часть объекта культурного наследия находится в собственности города.
Семья Ирины Жигаловой въехала сюда в конце 1960-х: ее матери выделили две комнаты. Затем им удалось расшириться и занять целую квартиру. В этих стенах прошло полжизни, уезжать, конечно же, не хочется, делится собеседница, но и жить в таких условиях уже невозможно.
– Дом жалко, он ведь еще лет 200 простоит, ничего ему не будет. Главное — нормально его сделать один раз и потом поддерживать, — не теряет надежды Ирина Жигалова.
«Дом Ф. В. Вагиной, начало XX века». Улица Радищева, 84
На улице Радищева вперемешку стоят старинные дома и новостройки. Один из архитектурных долгожителей — двухэтажный деревянный дом, возведенный симбирской мещанкой Вагиной. Первоначально он был одноэтажным с мезонином, а после его надстроили.
– Красавец был дом! Не дом, целая усадьба: во дворе стоял двухэтажный сеновал, каретная, сарай для лошадей, погреба. Въездные ворота были все ажурные, — рассказывает жительница дома Надежда Журавлева.
Ее родители въехали сюда в 1929 году, сюда же 81 год назад принесли маленькую Надю. Сегодня ее семья занимает четверть дома. Остальная часть поделена еще на четыре квартиры, часть которых приватизирована, остальные в муниципальной собственности. От надворных построек не осталось и следа, а ворота с резьбой давно заменили на современные металлические.
О своем почтенном возрасте дом напоминает постоянно, сетует другая его жительница, сестра Надежды Журавлевой Александра Никитина:
– Фундамент разрушается по всему периметру, а с восточной стороны его уже практически нет. Все водосточные трубы сломаны, дождевые потоки льют на деревянные стены, которые во многих местах сгнили, и на газовые трубы, опоясывающие дом, — рассказывает собеседница судьбу постройки.
Дом ремонтировали в 1964 году. С тех пор в буквальном смысле слова много воды утекло. Надежда приглашает в дом. Прогулка по нему напоминает экскурсию по музею: высокие потолки в спальне в трещинах, в одной из комнат потолок украшен лепниной, окна и веранда, давно пережившие столетний юбилей, а на одной из дверей старинная медная ручка. Вся эта красота каждую секунду находится под угрозой: к ней беспощадно не только время — отсутствие капитального ремонта в будущем может обернуться уничтожением атрибутов старины вместе с домом.
О своих бедах жильцы дома написали в управляющую компанию, приписав в конце: «Надеемся на понимание и приглашаем посетить наш дом». Но на приглашение пока никто не торопится.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин