Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Бакланы зажрались

На Байкале разрешили отстрел краснокнижных птиц ради сохранения экологического баланса

Елена Коваленко
4 мин
Большой баклан на Байкале объявлен вне закона. Фото ИТАР-ТАСС
Власти Бурятии разрешили отстрел большого баклана. До этого птица была включена в региональную Красную книгу. Чиновников Бурятии убедили — рост численности этих птиц приводит к быстрому снижению популяции байкальского омуля. Экологи с таким мнением не согласны. Большинство опрошенных «Русской планетой» экспертов уверены, что новый закон — «антиэкологическая дикость».
Во время апрельской встречи губернатора Бурятии Вячеслава Наговицына и местных рыбаков последние пожаловались главе региона на то, что их промыслу вредят сильно расплодившиеся бакланы и нерпы, поедая омуль. Тогда же было объявлено, что каждая птица поедает до двух килограммов омуля за день, в сезон выходит до тысячи тонн рыбы на пропитание одного баклана.
– За минувшие несколько лет в озере сильно снизилась популяция омуля. Но дело не в рыбаках. Действительные объемы рыбы, наловленной в промышленных масштабах в регионе, почти вдвое ниже показателя, предоставляемого по квотам. И при этом, по подсчетам Байкальского филиала Госрыбцентра, ситуация сложилась довольно угрожающая. От надзорных органов даже приходят советы на время запретить промысловый улов омуля в районе Малого моря, — пояснил РП замначальника отдела контроля, надзора и рыбоохраны Приангарья Ринат Енин.
По словам Енина, для промышленного лова омуля Приангарью выделена ежегодная квота в среднем на 300-350 тонн. При этом несколько последних лет регион не превышает 60% этого лимита. Так, в прошлом году область освоила только 59% дозволенного объема. Специалист Рыбнадзора даже полагает, что указанные цифры несколько завышены, так как ряд местных предприятий, занимающихся ловом рыбы, подают объемы выше реальных, чтобы у них не отобрали лицензию на деятельность. В итоге фактические объемы выловленной рыбы могут оказаться в разы ниже. Причина угрозы популяции омуля, по мнению сотрудника надзорного органа, действительно кроется в естественных явлениях.
– Последние два-три года байкальский омуль поменял миграционные маршруты. Рыба прекратила заходить в большие нерестовые водоемы, а именно в Селенгу, Баргузин и акваторию Малого моря. Причина — потепление воды в Байкале. Омуль стал опускаться ниже на глубину, ближе к центру озера. Не менее существенный фактор — на Байкале расплодились бакланы, которые питаются омулем и способны ловить его на глубине до нескольких метров, — перечисляет Ринат Енин.
После беседы с рыбаками Наговицын поручил Минприроды Бурятии разработать предложение по сокращению популяции большого баклана. И вот теперь большого баклана в Бурятии официально исключили из республиканской Красной книги. Более того, на него разрешили охотиться.
Иркутские и бурятские экологи ошеломлены таким стремительным решением.
– Не бакланы или любая другая живность озера виновата в том, что на северо-востоке Байкала уменьшилась численность омуля. В проблеме исчезновения рыбы главным образом виновны браконьеры. А придуманное политиками и рыбнадзором решение проблемы противоречит не только научным наблюдениям, но и здравому смыслу, — убежден эколог, кандидат биологических наук Михаил Сергеенко.
По мнению экспертов, попросту нельзя за прошедшие 3-4 месяца прийти к обоснованному выводу, что именно рост численности баклана привел к исчезновению омуля.
– Сначала нужно исследовать его роль в природной среде озера. Решение же властей Бурятии — настоящая антиэкологическая дикость. Заметьте, как быстро и положительно чиновники реагируют на «антиэкологические» инициативы! Только в апреле правительство Бурятии объявило о жалобах баргузинских рыбаков. Тут же http://vryabtsev.livejournal.com/1375.htmlнаши иркутские власти поспешили поддержать «глас народа» и внесли свой вклад в объяснение оскудения запасов омуля. Так, по сообщению руководителя Рыбнадзора Приангарья Ивана Разнобарского, «бакланы не просто съедают много омуля, но и просто убивают эту ценную рыбу». Надо полагать, птицы это делают из своего природного «вредительства». Уже в июле были подготовлены поправки к законам. Согласно им большой баклан вошел в перечень охотничьих ресурсов Бурятии и стал объектом охоты. А из нового 3-го издания Красной книги Бурятии оперативно исключили пять видов птиц, в том числе большого баклана. Ни один закон теперь не мешает истреблять этот вид в «регуляционных целях», — сетует замдиректора Прибайкальского нацпарка по науке Виталий Рябцев.
Эксперт допускает, что можно было бы согласиться с исключением баклана из Красных книг регионов, но его внесение в список «объектов охоты» — недопустимо. Экологи вспоминают, что было написано о большом баклане буквально в предыдущем издании Красной книги Бурятии от 2005 года: «Учет и охрана каждой пары появившихся бакланов. Усиление разъяснительной работы в природоиспользующих организациях и среди населения, прежде всего среди рыбаков и охотников».
– Налицо полный провал разработанной охранной стратегии. И это на фоне антиэкологической вакханалии, захватившей не только недостаточно просвещенных рыбаков, но и ответственных чиновников, — резюмирует Рябцев.
Иркутского коллегу поддерживают все опрошенные РП эксперты — экологи и орнитологи.
– На Байкале и в самом деле сильно выросла популяция баклана. В чем причина? Достоверно этого никто не знает. Есть давняя легенда, что эта птица поедает много омуля. Поэтому байкальские рыбаки отстреливали баклана еще в 30-х годах. Однако научных подтверждений тому, что именно бакланы привели к истощению запасов омуля, не существует. Мое мнение — более серьезный вред озеру приносят, браконьеры, — считает директор ЛИН СО РАН, академик Михаил Грачев.
Орнитологи выдвигают ряд версий на тему расплодившихся птиц, однако сомневаются в том, что их численность выросла настолько, чтобы угрожать рыбе.
– В Приангарье большой баклан пока еще включен в Красную книгу. Замечу, что так было не всегда. Еще в позапрошлом веке бакланов на озере насчитывались десятки-сотни тысяч пар. После по непонятным причинам птица стала терять в численности, а к 1950-м годам его даже пришлось внести в Красную книгу. Начиная с 2006 года, баклан вновь стал стремительно размножаться. Возможно, птица мигрировала из соседнего Китая или Монголии, где обитает обычно. По причине засухи. Достоверно этого никто не знает. Как не знает и того, какое реальное количество бакланов на Байкале — научных изысканий ведь не проводили. Тем не менее, еще пару лет назад было очевидно, что рыбаки начинают предъявлять претензии именно к птицам. При этом нельзя обоснованно утверждать, что они привели к снижению популяции омуля. Для таких утверждений следует провести целый комплекс исследований. Во-первых, выяснить настоящую численность птиц, понять, как они питаются. На сегодня одни эксперты уверены, что бакланы живут за счет омуля, другие — бычка. После этого можно ставить вопрос исключения баклана из Красной книги. Пока же нет для этого фактов. Есть только эмоции. Впрочем, они транслируются и со стороны защитников птиц, и со стороны противников. В Бурятии власти, к сожалению, поддались накалу этих эмоций, разрешив охоту на большого баклана. Надо понимать, что в целом такое решение абсурдно — большой баклан не имеет промысловой ценности, — делится в беседе с корреспондентом РП орнитолог, доктор биологических наук Игорь Петренко.
Экологи беспокоятся не только за большого баклана, но и за нерпу и серебристую чайку. Основания для этого есть.
– Вполне вероятно, что следующими в очереди виновников сокращения байкальских рыб станут другие местные эндемики — нерпа и серебристая чайка. А что? Рыбу едят, а популяция еще и повыше бакланьей. На лицо все предпосылки для включения в «охотничьи списки». В Китае чаек едят повсеместно. А у нас количество китайских туристов быстро растет. Экономическая целесообразность налицо, — предполагает эколог Рябцев.
Эксперты единодушно считают, что из большого баклана власти Бурятии попросту сделали «козла отпущения».
– Если перебить сейчас всех бакланов, омуля от этого в Байкале больше не станет. Кстати в Европе и в южной части России, где много этой птицы, уже есть успешный опыт регулирования численности баклана. Однако делать это разрешено только в искусственных акваториях, где выращивают рыбу. В естественной среде популяцию баклана никому не позволено регулировать искусственно. Если в Приангарье все же решат поставить под контроль этих птиц, мое мнение — следует опираться на уже имеющийся опыт. Но все же сначала необходимо провести научное исследование, — резюмирует Игорь Петренко.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин