Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Мы нужны, чтобы дети поверили в свою способность выздороветь»

В России готовится к печати первая книга, написанная больничным клоуном
Наталия Федорова
8 апреля, 2016 21:58
8 мин
Фото: из архива АНО «Больничные клоуны»
К изданию готовится первая книга о российских больничных клоунах «Озорно о серьезном». Это своеобразный дневник с рекомендациями клоуна, который на протяжении пяти лет старается облегчить пребывание тяжелобольных детей в больнице. Автор книги, координатор проекта «Больничные клоуны» в Казани, психолог Катерина Гурьева поделилась с «Русской планетой» подробностями проекта.
Катерина, для начала расскажите, как больничные клоуны появились в Казани, а вы среди них.
– Первого апреля исполнилось пять лет с тех пор, как в Казани появились больничные клоуны. В нашем городе запускали первый в стране подобный проект по инициативе первого больничного клоуна в России — Константина Седова. Полтора года 12 человек, прошедшие все этапы — кастинг, обучение и стажировку, работали как волонтеры. В том числе и я.
Затем организация приняла решение выйти на профессиональный уровень, как это сделано на Западе, и нам начали платить зарплату. Естественно, это не те суммы, на которые можно спокойно жить целый месяц, это у всех не основная работа. Нам платит АНО «Больничные клоуны». Сегодня она присутствует в шести городах: Москве, Питере, Ростове-на-Дону, Орле, Рязани и Казани, — и включает около 60 клоунов.
По всей России существует также огромное количество волонтерских организаций больничной клоунады, их возраст — от месяца до нескольких лет. Они работают нерегулярно. У нас же минимум четыре раза в месяц каждый клоун должен выйти в больницу. Если больше — может произойти эмоциональное выгорание. Меньше тоже нельзя, чтобы не ослабевала интенсивность терапевтической реабилитации. Мы не аниматоры, которые развлекают, мы отвлекаем, изменяем атмосферу, чтобы дети поверили, что они способны выздороветь, что у них есть силы на это.
Сколько клоунов сейчас в Казани и кто они?
– Сейчас нас девять человек. По профессии — музыканты, психологи, режиссеры, актеры, психологи, есть также няня и швея. У каждого из нас свой образ. Клоуны в больнице работают всегда в паре, в концепции «белый/рыжий»: белый строг, консервативен, серьезен, а рыжий — веселый, шкодливый.
В других городах практически все клоуны — актеры. Потому что после запуска пилотного проекта в Казани в остальных городах был установлен такой строгий критерий. У нас же в первый отбор прошел даже пожарный.
А теперь о книге «Озорно о серьезном». Как вы пришли к ней?
– Я создала свой блог и стала писать в нем от имени клоуна. Поставила себе задачу публиковать записи два раза в месяц, где бы я ни была и что бы ни происходило. Примерно это происходит так: я еду с выхода, понимаю, что меня в нем особенно зацепило, нахожу одно слово из этой ситуации. Оно может быть не связано с клоунами. Например, «утро», «имя», «зеркало». И это слово разворачивается в контексте того, как клоун видит происходящее в больнице.
Костя Седов предложил оформить эти записи в книгу, доработав их. Она разделена на четыре тематических блока: клоун, обитатели больницы, атмосфера, волшебные предметы. Внутри каждой части будут главы, посвященные какой-то эмоциональной составляющей, персонажам или разным сторонам жизни клоуна. Также уже определено, что это будет хэндбук, то есть после каждой главы последует кусочек прикладной, творческий: нарисуй, оторви, сложи, запиши. Сейчас все покупают книжки-раскраски, популярны мандалы для раскрашивания, и это будет актуально, так материал закрепляется лучше.
Кому эта книга будет интересна?
– Помимо детей и взрослых, которые лежат в больнице, врачам, медсестрам, студентам медвузов и колледжей. Им полезно будет изучить эмоциональную сторону общения с больными с точки зрения клоунов, ведь мы говорим о конкретных подходах, как установить с детьми контакт. Также книга пригодится родителям, у которых дети заболели ОРЗ и лечатся дома. Ведь выздоровление ребенка связано не только с лекарствами, но и с созданием благоприятной атмосферы.
Фото: из архива АНО «Больничные клоуны»
Я запустила сбор средств на краудфандинговой платформе. Очень большая сумма для такой площадки — 200 с лишним тысяч рублей. Но главная задача этого была — мотивировать себя быстрее доделать книгу. Сейчас все дописано. Деньги нужны именно на дизайн, верстку, печать тысячи экземпляров и на рассылку. Это некоммерческий проект, рассылка будет делаться во все волонтерские организации в России и СНГ, с которыми мы сотрудничаем и которые обучаем, во все медицинские колледжи, вузы и больницы, где мы работаем. Просто хочется поделиться тем, что накопилось.
Это первая подобная книга в России?
– В России есть книга Владимира Ольшанского «Путь клоуна». Он описывает упражнения для обучения клоуна, но она про организацию, находящуюся в Италии. Есть методичка Константина Седова. Книги о российских клоунах в таком формате, как у нас, еще не было.
Чем отличается работа клоуном за рубежом и у нас?
– У нас очень молодые больничные клоуны по сравнению с другими странами. В России средний возраст больничного клоуна 30–35 лет. За рубежом — 50–55. Одна из причин — сама идея волонтерства, добровольчества в России намного моложе, чем за рубежом. У них это выстроено давно, при трудоустройстве обязательно на это смотрят: сколько слонов ты помыл, скольким пожилым помог. Там все официально. Поиском денег там занимается целый офис с сотней сотрудников — как раз молодых. А клоуны — люди постарше, желающие работать и после пенсии. Там клоуны — это штатные единицы больницы. Будем надеяться, что и в России уровень осознания важности нашей работы будет оценен и поддержан на таком же уровне.
Как изменилось общественное мнение о больничных клоунах в России?
– Сделан большой шаг вперед. Вначале нас воспринимали настороженно. Впускали только в больничный холл. Постепенно начали ходить в палаты. Сейчас во всех городах, где мы работаем, нас пускают даже в реанимацию, в комнату пробуждения от комы, мы сопровождаем ребенка до отделения. Заходим во все процедурные. Все более-менее продвинутые врачи во всех больницах России о нас знают.
Очень часто в волонтерские организации приходят люди с религиозной установкой. Это мешает ценностной составляющей больничной клоунады, потому что мы вне религии и вне политики. Клоун — это человек мира. Был случай, когда наш клоун, вегетарианец в своей обычной жизни, в образе клоуна в процессе игры-терапии съел кусочек котлетки, чтобы ребенок, отказывавшийся есть две недели, тоже поел. И тот поел!
Год назад вы начали также посещать взрослое отделение в хосписе. Какой опыт выносите оттуда?
– Я думала, что пожилые — как дети. Они тоже не могут себя обслуживать, плохо говорят. Поэтому с ними надо общаться, как с детьми. Мы так и начинали работать. Переворот у меня случился в декабре, когда я была на культурном форуме в Петербурге. Француженка, работающая больничным клоуном в доме престарелых, сказала, что с пожилыми нельзя так. Их это обижает. Это люди, у которых есть опыт. Иногда их нужно просто выслушать.
Недавно мы полчаса просидели в хосписе в палате Авраама Лихтенштейна — это самый известный гнойный хирург в стране. Он рассказывал, а мы кивали. То есть мы не всегда приходим, чтобы развеселить. В другой палате Бабай учит нас татарским песням. В третьей мы поем русские народные. Поем в возрастном отделении много.
То есть мы пробуем что-то новое. Опыт моего международного обучения говорит о том, что клоунада — это не только дети и не только больницы. Это и дома престарелых, и реабилитационные центры, и места, где прошли землетрясения и ураганы. Мы, например, ездили работать в лагерь «Солнечный» под Казанью, когда там размещали беженцев с Украины.
А какова цель прихода клоунов в палату?
– Мы хотим найти контакт. Понять друг друга. Глобально — хотим изменить атмосферу. Бывает, что в палате и так все хорошо. Заглянули, помахали рукой и ушли. Если мы чувствуем, что не очень хорошо, то входим и начинаем играть. Это может быть просто перестановка предмета: «Смотри, этот чайник похож на слона!» Может быть песня. Все что угодно. Сверхзадача — чтобы, когда мы уйдем, созданное настроение осталось в палате. Чтобы родители и медперсонал были в хорошем состоянии. Если после этого игра не продолжается с мамой, то они выходят в коридор и смотрят, что мы там делаем. Но идеально — это когда они даже не выходят, потому что им там теперь и так хорошо.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ