Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Мы будем гордиться тобой, Гриня»

«Русская планета» вместе с музейщиками выясняла, как ярославцы берегут память о героях Первой мировой войны
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Елена Серова, Ярославль
Около 300 тыс. жителей Ярославской губернии воевали на фронтах начавшейся сто лет назад войны, которую современники называли второй Отечественной, а советские идеологи — империалистической. Какой след она оставила в судьбах людей? Об этом рассказывают экспонаты масштабной выставки, которая 12 августа открылась в ярославском музее-заповеднике.
– По теме Первой мировой на протяжении многих десятилетий целенаправленного комплектования фондов не производилось, — объясняет научный сотрудник исторического отдела ярославского государственного музея-заповедника Игорь Акимов. — Война считалась империалистической — за передел мира, за интересы правящих элит, которые ради своей корысти бросали в кровавую бойню целые народы. Наша экспозиция «Первая мировая — взгляд через столетие» позволит по-иному взглянуть на трагические события столетней давности. Акцент мы сделали не на геополитических реалиях того времени, а на ощущениях участников сражений, их родных и близких.
Более 50 единиц холодного и огнестрельного оружия, солдатские каски, ремни, сапоги, котелки и ложки, записные книжки солдат (аналоги современных военных билетов) — все это воспринимается скорее как «рама» для картины. Главное же — письма, фотографии.
«Здравствуйте, милая супруга Аполлинария Васильевна, — пишет своей юной жене солдат Роман Крылов. — Шлю тебе сердечный привет, низко кланяюсь и уведомляю тебя, милая Поля, что мы пока еще стоим в Погорани. Я занимаюсь в карауле. Вчера ходили царя встречать. Погода выдалась теплая. Жизнь пока не особенно плоха, а что будет дальше — неизвестно. Очень уже все надоело. Мы очень соскучились об самоварах».
Крылову пришла повестка чуть ли не на следующий день после венчания. И он пишет своей ненаглядной, как только выдастся свободная минутка, печется о ее здоровье и получает в ответ нежные послания. Роману Алексеевичу посчастливилось вернуться из кровавой мясорубки живым к его милой Поле. Но не всем была уготована такая счастливая судьба.
Вот почтовая карточка, которую отправил 9 сентября 1914 года своим домочадцам наш земляк Николай Золотарев. Сын протоиерея Спасо-Преображенского собора Рыбинска, он еще в годы учебы на юридическом факультете Московского университета неоднократно оказывался в поле зрения жандармов за участие в студенческих волнениях. Во время Русско-японской войны готовил восстание в своем гарнизоне, за что на год был заключен в тюрьму, по ходатайству отца отпущен под залог и, не дожидаясь суда, эмигрировал во Францию. С 1908 по 1914 год заведовал Тургеневской библиотекой в Париже. Человек прогрессивных взглядов, последовательный противник тогдашнего политического режима в России, Николай Алексеевич в начале войны был подхвачен всеобщим патриотическим порывом и записался добровольцем во французскую армию. На лицевой стороне открытки он в кругу фронтовых товарищей. Так было принято: сфотографировался, а на обороте черкнул несколько слов родным. Он сообщает, что ждет передислокации, извиняется за краткость. «Длинные письма не могу написать: буквально некогда. Только и пишем, когда сидим в кафе». Золотарев дважды был ранен, за воинскую доблесть награжден орденом Почетного легиона. Погиб в бою на реке Марна, на севере Франции, в сентябре 1915 года.
– Эпистолярное наследие и мемуары царствующих особ, крупных государственных деятелей, именитых полководцев изучались учеными. А письма нижних чинов пылились в дальних уголках музейных хранилищ, — поясняет Игорь Акимов. — Но нам интересны именно они. Мы исследовали, как менялись настроения простых людей на войне, старались посмотреть на происходящее их глазами.
Преисполнена юношеского пыла и воодушевления открытка Кости Головачева из воздухоплавательной школы. Настроен сражаться до победного конца автор письма, направленного из Польши ее высокородию Екатерине Ивановне Яковлевой в магазин Зингера. Пока известно только, что он служил в 16 роте 273-го пехотного Богодуховского полка. Бравый вояка хочет добиться «теплых объятий немок» и радуется большим потерям противника в боях. Дата послания — 8 ноября 1915 года — многое объясняет. Год «великого отступления» оказался крайне неудачным для русской армии. И фронтовики старались ободрить тех, кто молился за них в тылу. Переписка крестьянина Павла Васильевича Бугрова с сыном Григорием показывает, что и родные стремились укрепить боевой дух армии. «Желаем, чтобы ты был верный и честный солдат своему долгу службы царской. Этим ты успокоишь сердце родителей. А мы будем гордиться тобой, что Бог привел нам вырастить верного защитника Родины, Гриня», — наставляет молодого человека отец.
Сохранились несколько весточек с передовой дочерям Ираиды Павловны Смирновой, проживавшим в Ярославле, в доме 20 по улице Большая Федоровская. «Поздравляю ваших сестриц, папочку и мамочку с прошедшим Рождеством Христовым и наступающим Новым годом», — пишет А.Ф. Рябов Марии Федоровне Смирновой. — «Я все еще жив. Переношу чашу страданий. На свободе черкните мне — этим облегчите мои страдания и разгоните грустное настроение, в котором я постоянно нахожусь».
– Это послание чудом проскочило сквозь сито военной цензуры, отсеивавшей пораженческие, «упаднические» мотивы, — уверяет мой собеседник. — Запрещено было писать о расположении боевых подразделений, о видах вооружений, не допускались антивоенные и антиправительственные высказывания. Когда мы обнаруживаем характерные повторы и умолчания, то понимаем: здесь поработал цензор.
К работе над историческим материалом музейщики привлекли участников общественных организаций патриотической и краеведческой направленности, историко-родословного общества, школьников. А еще разыскали семьи, которые бережно хранят в своих архивах память о родственниках, воевавших на фронтах Первой мировой.
Потомки и почитатели отца Василия Зиновьева собрали целую мини-экспозицию под девизом «священник на войне». Николай Кудрявцев поделился данными о своем прадеде Андрияне, который участвовал в Брусиловском прорыве, потом попал в немецкий плен, едва не сгинул от голода и спасся благодаря посылке от Красного креста. Ярославка Ольга Киселева сберегла для потомков фотоархив своего родича Валериана Петровича Леднева, уроженца села Карабиха под Ярославлем. Студент медицинского факультета Московского университета в 1915 году отправился на войну в качестве брата милосердия. Перенес лишения, тяжело пострадал во время газовой атаки. Погиб несколько лет спустя — в гражданской войне. Семья Соболевых гордится своим двоюродным дедом Леонидом Георгиевичем Ефимовым. Он начал служить в саперном батальоне, был отправлен учиться на авиационного механика, потом попал в элитную Офицерскую школу авиации. Во время Первой мировой стал кавалером Георгиевских крестов всех четырех степеней и офицерского ордена Святого Георгия.
Награды герой получил за воздушные разведки, фотографирование неприятельских позиций и бомбометания под огнем батарей противника. Он не раз одерживал победы в воздушных боях. К примеру, 19 августа 1917 года вступил в единоборство с немецким самолетом и пулеметным огнем принудил его приземлиться в расположении наших войск. Двух летчиков противоборствующей стороны взяли в плен. Военным трофеем стал ценный летательный аппарат со всем вооружением и снаряжением. Позднее Леонид Ефимов попал в плен и десять месяцев содержался в лагере для военнопленных. В гражданскую воевал сначала за белых, а потом за красных. Громил басмачей в Туркестане. За личное мужество получил от командования золотые и серебряные часы. В послевоенные годы стал инструктором.
– Прожил этот неординарный человек 95 лет — скончался в середине 80-х годов прошлого века. До сих пор в Красноперекопском районе, на улице 2-ой Рабочей, стоит дом, который он построил своими руками. Сохранились личные вещи героя — очки пилота, высотомер, планшет и многочисленные фотографии, в том числе из Севастопольской летной школы, где он осваивал «истребители» того времени, — удивляет Игорь Акимов.
Он напоминает, что на фронтах Первой мировой сражались и другие наши земляки, ставшие позднее знаменитыми: будущий создатель танка Т-34 Михаил Кошкин, получившие впоследствии звания маршала Советского Союза Василий Блюхер и Федор Толбухин, Павел Батов, который остался в памяти народа генералом армии, дважды Героем Советского Союза.
– Выставкой наша работа не ограничится. Осенью мы запустим сайт, на котором выложим всю собранную нами информацию о героях, участниках и свидетелях полузабытой войны. И надеемся, что в последующие годы этот ресурс будет пополняться, — резюмирует Игорь Акимов. — Собирая в единую картину пазлы русского мира, мы должны вспомнить и эту его часть.
– Ярославцы помогали армии, чем могли, — дополняет заместитель директора музея истории города, где также открылась экспозиция в память Первой мировой, Николай Корсаков. — 10 августа 1914 года в городе решением Думы создали комитет по оказанию помощи больным и раненым воинам. Вскоре открылись около 20 лазаретов на 60-200 коек каждый. Горожане собирали пожертвования на обмундирование, передвижные бани, посылки по линии Красного Креста. Приютили беженцев. Переориентировали промышленность на военные нужды. Устав «Акционерного общества механических передвижений и производств В.А. Лебедева» утвердил в марте 1916 года лично император Николай II. Эту дату считают днем рождения ярославского моторного завода.
Но экономические и людские потери, в конце концов, подорвали основы государства. Страна шла к революции.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин