Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я не могу жить без работы косметологом»

Как врач из Читы стала учить коллег на международных конгрессах и открыла свой бизнес в кризис
Владимир Лактанов
4 мин
Фото из личного архива Марии Тен
В рамках цикла материалов о забайкальских бизнесменах из регионов России, которые успешно организовали свои дела и не испугались кризиса, «Русская планета» подготовила материал о Марии Тен — владелице косметологической клиники в Чите. Она врач-косметолог, пишет научные работы, регулярно учится по профессии за рубежом, а также занимается благотворительностью. И не уезжает из Забайкалья.
– Я играла в КВН в студенчестве. Спустя годы нашла большую видеокассету. Включила, а там я. Рассказываю, как сильно мечтаю стать косметологом, но не знаю, как это сделать, — рассказывает нашему корреспонденту Мария Тен.
Она родилась и выросла в Чите. Всегда хотела быть врачом и поступила в Читинскую государственную медицинскую академию, откуда спустя два года перевелась в Ростовский государственный медицинский университет дружбы народов. Стала терапевтом со специализацией по венерологии. Параллельно окончила профильные курсы и работала косметологом в одной из ростовских клиник.
– Я вернулась в Читу, потому что моя семейная жизнь в Ростове не сложилась. А здесь были родители и гарантированное рабочее место, меня ждали. Потом пригласили в другую клинику, я ушла туда, проработала пять лет, познакомилась со своим будущим мужем.
– Уже тогда вы стали задумываться об открытии своего салона?
– Муж подтолкнул меня к этой мысли. Мне всегда был интересен творческий процесс, но не бумажки, не бухгалтерия. А у него мама бухгалтер, которая согласилась помочь и все просчитать, сам он занимался бизнесом уже тогда. Но я начала не с салона, потому что это сложно: своя специфика получения лицензии. Мы стали торговать расходными материалами. В Читу приезжали доктора, которые обучались работе с филлерами, ботулотоксином (ботоксом. — Примеч. РП) и так далее. Мы продавали им импланты для инъекций. Это было еще до первого кризиса. Бизнес развился, у меня было несколько точек, где продавались лаки, воски, аппараты для депиляции (первые в Чите!), также продавали дорогую, фирменную медицинскую одежду для людей с претензией.
А практиковать мне стало негде. Хозяйка клиники, где я работала, очень расстроилась, когда я занялась бизнесом, и аккуратно простилась со мной. Вскоре я узнала, что жду ребенка. Чувствовала себя отлично, состояние не мешало мне таскать коробки, красить стены в новом офисе.
Мария Тен. Фото из личного архива
Мария Тен. Фото из личного архива
Но мне была необходима практика, я не могу жить без своей работы. Косметологические процедуры и услуги, которые я оказываю — мой «наркотик». Это любимое дело, которое дает мне жизненные силы. У меня даже проходит головная боль на рабочем месте. Как только я поняла, что у меня есть возможность открыть клинику, я ухватилась за эту мысль.
– Для этого требовались только финансы? Ведь практика и нужное образование у вас были.
– Надо было получить еще пару образований: организатора здравоохранения и, собственно, профессию косметолога. У нас в стране любят создавать препятствия. Так и со мной было: профессии терапевта со специализацией дерматовенеролога было недостаточно для организации бизнеса, о котором я мечтала. Обучиться на косметолога стоило около 200 тыс. рублей. Сделать это можно было только в Москве или Санкт-Петербурге.
В 2012 году я уехала проходить переподготовку в Северо-Западный Университет им. И.И. Мечникова в Санкт-Петербурге. Во время учебы впервые попала на международный конгресс в Монако. Меня потрясла атмосфера красоты, счастья и успеха. Туда съезжаются все гуру эстетической медицины. Я вернулась такой подзаряженной и с твердой уверенностью, что там у меня будет доклад. Мне не хотелось быть слушателем, я хотела вещать там, на сцене, учить докторов.
– Не было желания остаться работать в Санкт-Петербурге после такой практики?
– Нет, я уверенно вернулась в Читу с хорошими документами, арендовала помещение в клинике и стала работать с владелицей клиники как с партнером. Начала вить свое гнездо, обустраивать кабинет так, как мне нравилось. Купила несколько аппаратов, которые там и остались. Подписалась на зарубежные журналы по косметологии, стала получать рассылки с приглашениями отовсюду. И задумалась: ведь мне было что рассказать, о чем написать, у меня много пациенток, фотографий — в общем, накопилось много опытного материала, который мог бы оформиться во что-то методическое и даже научное.
Я захотела освоить метод нитевого лифтинга, о котором узнала на втором конгрессе в Монако в 2012 году. Меня пригласили в Берлин, где я попала на обучение к автору метода Георгию Суламанидзе. Он учил меня сам. Потом меня пригласили на курс в Чите, позже — в Прагу. Я исправно училась. Была амбициозная цель.
– Какая?
– Если зайти на сайт нитей «Аптос» и выбрать клинику в Чите, там будет моя фамилия — доктора, который обучился методу. Возле каждой фамилии врача стоят звездочки, как у коньяка. И я спросила: «Почему возле моей фамилии только три звезды? Я хочу пять!» Мне объяснили, что для пяти надо быть тренером международного уровня. Я сказала: «О’кей, а что нужно сделать?».
– Предполагалась какая-то научная работа для уровня такого специалиста?
– Да, я написала научную работу на тему «Особенности коррекции нитевого лифтинга восточноазиатского типа лица». У нас ведь много европейских лиц, метисов и азиатов. В 2013 году меня пригласили на конгресс в Грузию в качестве спикера и на конгресс в Монако. В 2014 году я делала большой развернутый доклад в Батуми на конгрессе. Там меня пригласили стать тренером, я сдала нормативы во Владивостоке и в Москве и стала региональным тренером. В Чите у меня собирались группы.
– Неужели этого было мало для самореализации и удовлетворения своих профессиональных амбиций?
– Я хотела свой свет, свою музыку, свою атмосферу, свой кофе для клиентов. Получила кредит, купила помещение, плотно работала с юристом, оформляли документы, делала ремонт. С августа я начала заниматься документацией, а в декабре 2014 года мне выдали лицензию. Сейчас со мной работают шесть человек, клиника популярна.
– Мария, вы открыли клинику в кризис. Как вы осмелились на такой шаг в столь нестабильные времена?
– Я умудрилась! Взяла кредит в рублях по докризисной цене. Ничего не просчитывала, просто чуйка мне сказала: «Надо!» С клиентами были сложности. Люди стали задумываться и экономить на уходе, но колоть препараты дома невозможно, поэтому эти процедуры делались всегда. В кризис меня спасли губы. Не знаю, как связаны кризис и губы, но именно в разгар финансового коллапса у меня был ажиотаж на них. Женщины стремились стать красивее, уж не знаю почему. Я сумела купить дорогостоящий американский аппарат, который стоит, как два хороших автомобиля в сумме. Да, я не смогла в прошлом году позволить себе отпуск из-за этой покупки, в другой город переехала доктор, на которую я очень рассчитывала, и я осталась одна. Но я смогла, потому что я фанат своего дела.
– Почему, имея такие знания, опыт и востребованность, вы остаетесь в Чите, а не делаете выбор в пользу центральных городов страны?
– Мне всегда нужна была эта земля. Она меня не отпускает. Ведь я уезжала, но всегда возвращалась. Я понимала, что клинику смогу открыть только здесь. И по финансовым причинам, и потому что здесь родители, которые помогают мне с детьми. Я спокойна за то, что дети под присмотром, ухожены, накормлены. Однозначно не могу ответить, что не уеду. Но пока мне хватает заряда и встрясок, которые я получаю, разъезжая по городам и странам и обучаясь новому.
– Я знаю, что вы занимаетесь благотворительностью по мере своих сил.
– Да, я делюсь. Я ведь сытый доктор. Не так давно ко мне обратился мой коллега — молодой стоматолог. Он организовал клуб тайской борьбы, учит мальчишек. Они не нюхают клей и не колются. Мне его просьба была понятна, и я помогла. И потом несколько раз еще помогала. Одна моя пациентка поет в группе. Я помогла им финансово с организацией концерта. Фестиваль женских практик я помогла организовать и вложилась деньгами. Могу оказать профессиональную помощь безвозмездно. И такое было не раз.
– Сегодня вы спокойно и уверенно работаете? Или есть что-то, что тревожит вас как владелицу бизнеса? В регионе неспокойно.
– Меня беспокоит уровень жизни и благосостояния людей. Потому что от уровня и стабильности их доходов зависит мой бизнес. Я хочу, чтобы людям платили зарплату и они несли мне деньги в обмен на молодость и красоту, а не делали выбор в пользу покупки майонеза. Чтобы развивалось здравоохранение и медицина, чтобы у руля стояли опытные практики, которые живут, работают и непрерывно обучаются новому. Мой секрет успеха — в одержимости своей профессией, в знаниях, в жадности до всего нового. Если так будет у всех, будет хорошо жить.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин