Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Людям от художников нужна доброта»

Основатель «Митьков» — о лубке, вере в Бога и о новом сыне для Ивана Грозного
Елена Коваленко
3 мин

Дмитрий Шагин. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

В столице Приангарья в галерее сибирского искусства Художественного музея открылась выставка «Митьки в Иркутске». Питерские художники приехали в Сибирь в рамках фестиваля «Культурная столица». Основатель группы «Митьки» Дмитрий Шагин, имя которого и дало название товариществу, в иркутской галерее появился под звуки баяна, в растянутой тельняшке. Спел несколько народных песен и влез в самую гущу зрителей «общаться с народом».
Товарищество художников, возникшее в Ленинграде еще в 80-х годах, спустя несколько лет трансформировалось в целую субкультуру — в том числе из музыкантов, журналистов, поэтов. В разные годы к «Митькам» причисляли себя Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук, Сергей Чиграков. Любимый жанр «Митьков» — лубок, в истории русского искусства исчисляющийся уже столетиями. На картинах современных «лубочных» художников нередко фигурируют сами «Митьки», в тельняшках и треухах, активно участвующие в истории: «”Митьки” помогают Колумбу открыть Америку» или «”Митьки” несут свои уши Ван Гогу».
В иркутской экспозиции центральное место выделили монументальной картине Шагина «”Митьки” приносят Ивану Грозному нового сына».
– Это отсюда кажется, что картина небольшая, а так-то по размеру она грандиозная. Вот этот вот товарищ едва унес ее на своих плечах, — Шагин притягивает и обнимает пробегающего мимо художника Кузнецова. — Вообще эта картина не столько про политику, сколько про милосердие. У нас царь не убивает своего сына, а получает живого. Мы, с одной стороны, опровергаем тот миф, который был рожден предыдущей картиной: мол, Грозный сына родного убил. Реальный такой случай в истории не фигурирует, доказательств нет. С другой стороны, и мы на достоверность не претендуем, вот и назвали маленького царевича ласково-шутливо — Заинька Иванович.
Картина Шагина стала своеобразным ответом на события октября 2013 года, когда активисты и общественники потребовали от министра культуры России Мединского убрать картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581», известную под названием «Иван Грозный убивает своего сына», из Третьяковской галереи. Они заявили, что картина оскорбляет патриотические чувства русских и вообще клевещет на историю страны.
– С того момента мы предвещаем новую эру, эру милосердия, — комментирует задумку Шагин и показывает на младенца в центре картины. — По моему замыслу, он на самом деле сын Ивана Грозного, то есть с его появлением династия Рюриковичей не прервалась.
– Как за 30 лет изменились «Митьки»?
– Да с 80-х годов мы почти и не изменились. Вот смотрите: по-прежнему в теме, — Дмитрий широким жестом обводит галерею, в которой посетители в полосатых одеждах, мимикрируя под «Митьков», шумно, без музейного пиетета обсуждают картины. — Только я вот пить бросил. Тогда выпивал сильно, сейчас 23 года совсем не пью. Пожалуй, только это и изменилось. Алкоголь несовместим с жизнедеятельностью. И с творчеством. Со всем. Пришлось отказаться.
(Татьяна Шагина, чьи батики тоже прибыли на выставку в Иркутск, на эти слова улыбается и приносит мужу очередной бокал с водой.)
Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
– А зритель за 30 лет изменился?
– Зритель вырос, во-первых. Ходят наши ровесники, еще подросло поколение тех, кто родился в 90-е годы — тоже ходят к нам. Отличаются ли? Сложно сказать. К нам почему-то всегда приходят люди особые: очень душевные, добродушные. Это важно. Нет зрителей каких-то таких агрессивных. Все с улыбкой — и так на всех наших выставках, куда бы мы ни приехали: и во Владивостоке, и на Урале.
– Что русского человека подкупает в искусстве «Митьков»? Что такое родное узнает он в ваших картинах и песнях?
– Думаю, прежде всего незлобный взгляд на жизнь. Потому что современное искусство какое-то слишком заумное и зачастую, я бы сказал, злое даже. Важно, чтобы все-таки художник вел линию добра. Добро и подкупает, думаю.
– Какова задача сегодняшних «Митьков»?
– Не только рассмешить зрителя, но и задуматься. Но в первую очередь, художник должен нести людям радость и как-то людей поддерживать в этой нелегкой жизни. Мне кажется, в этом первая задача. Вот пришел человек на выставку, и у него должны появиться хорошие чувства, чтобы после он захотел сам сделать что-то хорошее. Искусство же помогает.
– «Митьки» обновляются? Приходит «молодая кровь»?
– Молодые, конечно, есть. Вот буквально накануне порядка двадцати наших молодых художников участвовали в «Ночи музеев» в Питере. У нас появились совершенно потрясающие молодые авторы. Самая молодая на этой выставке, кстати, моя дочь Яна. У нее здесь картина «Даниил Хармс сидит на стуле, закинув ногу на ногу». Да, продолжает династию. Представляете, СХШ — Среднюю художественную школу в Санкт-Петербурге — уже окончило третье поколение Шагиных.
– Раньше игровой характер товарищества всегда сочетался с высокими живописными традициями «Арефьевского круга», куда, помимо самого Арефьева, входили Рихард Васми и Шалом Шварц, ваш отец Владимир Шагин и отчим Борис Смелов. Сейчас «Митьки» такие же требовательные? Могут не принять художника идейного, но слабого?
– Знаете, как-то не стояло никогда такого вопроса. Все приходят с хорошим уровнем подготовки, и копаться в знаниях или технике отдельных авторов ни разу не приходило в голову. Сплачивает нас в основном единый взгляд на искусство, общий «наив».
Вообще сейчас надо особенно поддерживать молодых художников. Этого требует время, в котором как-то очень остро встал вопрос денег. Как помогаем? Выставки делаем им или просто советом.
Сами мы тоже не на «Мерседесах» ездим, на метро. Хотя с нашими тиражами и копиями, изданными пиратами, с мороженщиками и производителями сырков под именем «Митьков» на Западе мы давно были бы миллионерами. Но, мне кажется, богатство настоящему художнику не нужно. С голоду не умирает — и достаточно.
К сожалению, сейчас люди сильно озабочены деньгами, с которыми искусство мало совмещается. Если художник или поэт пишет за ради бабла, то это и не творчество вовсе. В этом опасность для молодых авторов: «цензура денег» велит им делать то-то и то-то, подменяя собой самое творчество.
– А что, по-вашему, есть творчество?
– Цель, понимание того, зачем ты берешься за кисть. По-моему, основной творец — тот, который там (показывает наверх), а мы — художники, музыканты, поэты — пропускаем его через себя и передаем в виде картин, стихов и музыки.
– «Митьковские» сюжеты некоторые православные зрители и кощунственными называют. Вы сами человек верующий? А другие «Митьки»?
– Я верю. Хотя в принципе у нас, «Митьков», по вере разделения нет на своих или чужих. Как и по национальности или полу, количеству лет. Есть «Митьки» и украинские, и американские. Японские. Важнее, чтобы человек хорошим был.
Так и в вопросах веры. Думаю, любой в душе верит, даже если вслух говорит обратное. Если говорит, значит, и он об этом задумывался. А сейчас, вероятно, просто в пути. Признавать веру в себе — не главное. Делать добрые дела — вот что важнее. В этом и есть истинная вера. А если человек в рясе истово крестится, но творит нехорошие дела, то разве ж он верующий?
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин