Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Мечтаю скакать, и чтобы мама была здорова»

Рязанские дети-инвалиды не могут заниматься иппотерапией как раньше

Владимир Лактанов
4 мин
Надежда Климкова, Татьяна Бурова, Валентина Подгурская и Людмила Евдокимова обсуждают подготовку к предстоящему празднику. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Рязанская городская детская общественная организация детей и подростков-инвалидов «Росток» возникла в 1997 году. Девиз «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке» объединил 175 семей, в которых родились особые дети. 35% детей, состоящих в обществе, прикованы к постели, 60% имеют отклонения в умственном развитии. Семьи чаще всего неполные: большинство пап уходят от жизненных трудностей, едва они начинаются.
– Здрасьте, мама сказала вас встретить, она меня не будет ругать, что я раздетый, я ведь быстро, — выйдя на крыльцо, скороговоркой протараторил то ли подросток, то ли мужчина в свитере.
Меня встречает бессменный председатель организации Валентина Подгурская. Мамы особых детей зовут ее между собой тепло, по-семейному — Федоровной.
– Андрей, почему без верхней одежды? — тут же поругала молодого человека. — А вы проходите, скоро наши мамочки соберутся. Это Андрей, мой подопечный.
– Подопечный? Не сын?
– Меня многие мамой зовут. Мы же вместе сто лет, с конца прошлого века. С тех пор так и идем по жизни. Дети выросли, но все равно остались детьми. У одних умственное развитие остановилось на дошкольном возрасте, другим физические недостатки не позволяют развиваться дальше. У нас ребята с 4-летнего возраста и «до бесконечности». Они хотя бы здесь общаются, больше-то негде. В одиночестве в четырех стенах сидеть — это страшно. А в обществе ребята и поделки делают, и рисуют, стихи разучивают. Андрюша, мы что с тобой учили?
Андрей, смущенно улыбаясь, подходит к столу, отворачивается. Потом садится на диван у меня, незнакомого человека, за спиной и с трудом декламирует:
– Если мать еще живая,
Счастлив ты, что на земле
Есть кому, переживая,
Помолиться о тебе.
Запинается на каждой строчке, но четверостишье все же сдается перед настойчивостью 30-тилетнего вечного ребенка.
Стены увешаны разнообразными панно, вышивками, поделками из кофейных зерен, бисера, орехов, лоскутков и каких-то других, неизвестных мне материалов.
– Вот это, к примеру, делается из обычных столовых салфеток. Нарезаются квадратиками, скатываются в маленькие катышки, получаются как пенопластовые шарики. Ребятам очень полезно работать с такими материалами: мелкая моторика развивается. С бисером тоже хорошо, вышивание крестиком. Этим, в основном, одна наша мамочка, Людмила Евдокимова, занимается. Сидит с ребятами каждый день, показывает, исправляет ошибки. С ними ведь осторожно надо: с пониманием, с добротой. Сегодня с некоторыми познакомитесь, кто сможет прийти.
За годы существования «Росток» пережил множество приключений, как воодушевляющих, так и не очень. Бывало всякое: ютились в 9-метровых каморках, вынужденно переезжали с места на место 7 раз, своими силами делали ремонт, по очереди сидя с больными детьми. Вновь просили, умоляли, требовали, выбивали помещение. Наконец «заселились» в заброшенное на несколько лет здание бывшего детского сада: по словам Валентины Федоровны, тут была настоящая разруха, за голову хватались специалисты по ремонту. Проваленные полы, заплесневелые стены и потолки, никудышная канализация.
– Представляете, каково это — постоянно переезжать туда-сюда? Наши дети тяжело привыкают к новому, даже незнакомая дорога может вызвать стресс. Это помещение, к примеру, нам подходит: в тихом дворе, просторное, все более-менее приспособлено для наших детей. А до 2000 года было так: пожалеет нас кто-нибудь — приютит в муниципальном здании, потом что-то не понравится — выгоняет. Однажды даже обозвали наших детей: мол, нечего тут здоровых распугивать.
Валентина Федоровна с теплой улыбкой перечисляет тех, кто помог обществу. Это генерал-полковник Анатолий Веденеев, бывший начальник Рязанского военного автомобильного института (расформирован по приказу Сердюкова — Примеч. авт.), а теперь уже бывший депутат областной думы. Помогал с транспортом, если нужно поехать в дельфинарий или просто на природу, финансами.
«Росточки» за изготовлением новогодних украшений. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
– Из города-побратима Мюнстера помогали до 2007 года. Бывший настоятель Пощуповского монастыря отец Дионисий коммунальные счета оплачивал одно время. Счета — это наша головная боль. Пока на улице тепло, за октябрь заплатили 11 тысяч, а что будет дальше, когда начнутся заморозки? Даже представить боюсь, мы дорожим этим помещением. Без помощи нам не выжить, долги накопятся — на улицу запросто выставят, — констатирует председатель. — Ну не могу я сказать мамочкам, чтобы они за занятия в организации деньги платили, вот и хожу сама с протянутой рукой по представителям власти и предпринимателям.
9 утра, начинают подходить мамы и их великовозрастные вечные дети. В будние дни занятия посещают немногие, только те, кто уже вырос из школьного возраста.
И мамы начинают рассказывать. Слушаю долго, задаю вопросы, уточняю и вдруг понимаю, что что-то не укладывается в общепринятую схему, не «рисуется» портрет мамы ребенка-инвалида. Вот оно: женщины не жалуются, не плачутся, никого не ругают, не обижаются на жизнь. Они просто живут. И вспоминают хорошее. Не сговариваясь, начинают рассказывать, как одно время появилась возможность заниматься иппотерапией и насколько положительно тренировки повлияли на самочувствие детей.
– У дочки порок сердца с правосторонней парализацией. Женя обрадовалась возможности пообщаться с лошадью, поездить верхом. Загружались по 8 человек в наш микроавтобус и отправлялись за город. Не скажу точно, через сколько занятий, но у дочери наметилось такое улучшение, о котором и не мечтали. Правая ее рука почти никогда не работала. Кисть постоянно пребывала в скрюченном, сжатом состоянии. Приезжает она как-то сюда на занятие и чуть ли не на шею Валентине Федоровне кидается: «Я сейчас правой рукой за поручень в троллейбусе держалась. Сама». Рука начала работать, представляете? — Надежда Климкова до сих пор радуется за дочь, хотя эффект от тех занятий давно «улетучился».
– Мой Саша за день до занятий уже радоваться начинал, такой у него эмоциональный подъем был. Мышечный тонус, присущий больным ДЦП, снизился, это все окружающие заметили, — вспоминает Татьяна Бурова.
– Андрей мой тяжело болен. Очень боялся подходить к Огоньку, но все же сел однажды. Потом так радовался, что у него получилось, — улыбается Людмила Евдокимова, глядя на сына, который сидит чуть поодаль и перебирает бисер для изготовления поделки.
– Перестали заниматься?
– В Рязани иппотерапия не просто платная, а очень платная. Многие из наших не работают, потому что неотлучно с детьми находятся. Выживают на пенсии по инвалидности и пособия по уходу за недееспособными детьми. Четыре раза позанимаешься — полпенсии нету.
– А раньше как?
– О, у нас спонсор был чудесный. У него в «Рязанском табунке» лошадь своя стояла, он нам сказал, что будет оплачивать наши занятия. Хотели узнать, кто он, как зовут, а мужчина ответил: «Просто Геннадий». Потом перевел свою лошадь в «Авангард», мы тоже «переехали». А потом... ну, так получилось, что мы какое-то время не могли ездить, состояние моего сына ухудшилось, а теперь на дворе — очередной кризис, — поясняет Валентина Федоровна и тут же недоумевает. — Те занятия, которые нашим детям реально помогают, недоступнее всего, — почему так получается? Значит, никому не нужно на самом деле, чтоб дети-инвалиды чувствовали себя лучше?
В задумчивости встает из-за стола и ведет меня в свой кабинет.
В небольшой комнате — красота, сотворенная руками ее подопечных. Деревья из переливающегося бисера, вышитые иконы, ажурные букеты. И портрет вечного подростка, из-за тяжелейшего ДЦП никогда не встававшего с инвалидного кресла. Небольшой застекленный снимок в рамочке. В марте этого года Валентина Федоровна прикрепила на фото черную ленточку.
– Я многих наших детей перехоронила, человек 100 ушло за время существования «Ростка». Они все на небесах, потому что всегда были чисты душой. Но другие-то живы, они не должны «закисать» дома. Да и мы приглядываем за одинокими подопечными — у некоторых родителей уже нет, а вокруг беспомощных и одиноких всегда мошенники и просто желающие поживиться крутятся.
На прощание взрослые дети по секрету от взрослых признались: в новогоднюю ночь они загадают, чтобы все мамы были здоровы, а они сами чтобы вновь могли «скакать на лошади так вот прям быстро». И пригласили приехать через неделю: к тому времени они обещали смастерить «много-много новогодних подарков, елочных игрушек и гирлянд».
На запрос в Министерство социальной защиты населения Рязанской области по поводу возможности содействия детям-инвалидам в оплате занятий иппотерапией, «Русская планета» получила ответ от первого заместителя министра Елены Карпенко.
– Стоимость занятий лечебной верховой ездой (иппотерапией) на конно-спортивных базах Рязанской области составляет от 500 до 800 рублей в час. В настоящее время указанные занятия в рамках реабилитации детей-инвалидов в регионе не организуются по причине невозможности их финансирования. Дополнительно сообщаю, что в Рязани по адресу: ул. Грибоедова, д. 8а, осуществляет свою деятельность ГБУ РО «Центр социальной реабилитации инвалидов». Центром предлагается широкий выбор социально-реабилитационных услуг для детей-инвалидов, — пояснила Елена Карпенко.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин