Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Майкл Джексон в бисквите

Как омичи делают бизнес на популярных в старину ремеслах
Владимир Лактанов
8 мин
Оксана Канунэн. Фото: Юлия Лещинская
Корреспондент «Русской планеты» поговорила с омичами о том, как из валяния шерсти, кузнечного ремесла и хлебопечения можно сделать бизнес, с какими трудностями они сталкиваются и есть ли спрос на их товары.
Учительница литературы, омичка Оксана Канунэн — натура романтическая. Как многие сельские жители, петь любит:
– Как, бывало, затянем нашу любимую «Вот кто-то с горочки спустился» на три голоса. Мама — технолог швейного производства. Бабушка — мастерица–рукодельница, хоть шерсть прясть, хоть носки фильдеперсовые вывязывать. А то «Валенки» бахнем. Так дело-то и быстрей идет, веселей.
5 лет назад Оксана решила приобрести новую профессию. Девушка закончила курсы компьютерных художников и устроилась в местную филармонию — рисовать афиши. Первой ее работой стала афиша для выступления омского народного хода: чуть не полсотни героев, включая медведей, изображенных на плакате, играют в снежки, и все в валенках. И здесь перед Оксаной возникла проблема: как изобразить 50 пар разных, но одинаково красивых, ярких, расписных пимов. Сумела. Афиша получила одобрение зрителя и худрука. Затем Оксана уволилась: по личным обстоятельствам пришлось оставить город и переехать на родину девушки в районной поселок Саргатское.
– Планы были очень красивые, — рассказывает хозяйка мануфактуры. — Сырье дешевое: овечья шерсть летом у фермеров оптом по 5-10 рублей за килограмм. 200 тысяч господдержки хватило как раз на сушильный шкаф да чесальную машину. По книжкам и Интернету изучили технологию. Ближайшего мастера — пимоката, работающего по старинке, без всяких химикатов и прочего, нашли только за Уралом, туда и рванули с мужем. Неделю жили прямо в цеху, где и работали, осваивая секреты мастерства.
Владелец цеха, он же главный мастер, на прощание подарил им рубель — ребристую скалку, без которой валяное изделие не скатать — на ней шерсть прокатывается и уплотняется. Теперь 100-летний рубель гордость мастерской «Светёлка», которую в 2010 году открыла Оксана. В мастерской наименований производимого товара немного, но выбор огромен. Есть расписные домашние войлочные тапочки для женщин: «Анютины глазки», «Рябинки», «Сакура», «Гжель», «Мак», «Подсолнух». Мужские и детские тапки, домашние валенки. Только вот настоящих сибирских валенок нет.
– Производить вручную валенки дорого и долго. На один пим потребуется килограмм шерсти, а то и больше, и целый рабочий день одного человека, за это же время можно сделать 3-5 пар тапочек с затратами 140-160 граммов шерсти на пару. Да и вышли валенки уже из моды — спроса на них большого нет. Вот тапочки хорошо берут: и подарок красивый, и для здоровья полезно, — рассказывает Оксана. — Наши тапочки лечат радикулит, артроз, успокаивают нервную систему, являются профилактикой грибковых заболеваний ног. На себе испытано, даже двухлетний сын Никита их не снимает. В детский сад и то пришлось унести пару.
Собственно, с появлением Никиты и пришлось слегка приостановить бизнес.
– Кризис тут ни при чем. Все дело в производстве да реализации, отсюда и доходы, — рассказывает Оксана. — Когда только начинали, спрос был большой, благодаря рекламе в Интернете. Иногда трубку телефонную специально не поднимала, знала, что новый заказ, а нам его не осилить — людей-то нет. Набирали, кого могли: и с биржи трудоустраивали, и знакомых, родственников. Никто работать с грязной шерстью, которую надо мыть, чесать, сушить, красить, не хотел. Кое-как собрали 10 человек вместе со мной и мужем, но то кто-то болел, то кто-то запил. Поставка сорвана — клиент ушел. А заказы были оптовые — 30-40 пар из Якутии, Суздаля, Новосибирска. Теперь их нет. Местные нашу продукцию не покупают, да мы уже и не предлагаем. Тапочки наши, многие из которых эксклюзивные, стоят от 600 рублей и выше, а кто из местных может себе такое позволить? Только китайские за 100 рублей, и то в день зарплаты.
Коммунальные услуги за гараж, что арендовали, оплачивать стало не по силам, перебрались в сарай. Из всех благ цивилизации — только печка-буржуйка, что безостановочно топится, иначе замерзнешь.
– Помещения, что предлагали нам в райцентре, в аренду, — не лучше, зато условия жестче: не сорить, не шуметь и прочее, — рассказывает Оксана.
— У нас же как? Лучше помещение под магазин сдать — и спокойнее и прибыльнее, чем под производство. Зачем рисковать, вдруг загнется? — продолжает муж Оксаны Евгений. — А вот больше бы производили, чем перекупали, и кризисов бы не было. Наша местная власть могла бы поддержать производителей, кто хочет работать.
Канунэны сами придумали свой антикризисный план по подъему производства: участие в выставках, рекламных компаниях, одним словом, поиск торговых площадок, упор на разнообразие товара и непрерывный процесс изготовления.
– Мы раньше работали от заказа, — рассказывает Евгений. — Есть заказ — работаем, нет — курим. Сейчас, когда с женой вдвоем остались, работать будем всегда, даже летом, когда спроса на тапочки-валеночки нет вообще. Чтобы нам было чем отвечать на заказы, когда они появятся.
– А заказы обязательно будут, — уверена Оксана. — Товар у нас отличный: качество супер, размеры, расцветки, богатый декор — на самый взыскательный вкус! Можем изготовить изделие и по вашему эскизу! Да и работать на чужую мечту я больше не хочу — хочу на свою. А она у меня есть. Могу озвучить пока только промежуточную — чтобы продукцию нашу покупали. Уйду с рынка, когда захочу, а не когда проблемы одолеют. Нашим дедам, наверняка, тоже тяжело было, а не бросали свое дело, и я не брошу.
Индивидуальный предприниматель Геннадий Осипов — кузнец в четвертом поколении. Во дворе Осиповых чего только нет: кошка Мулька–подставка для цветов, змея, ползущая по стене, дуб, который служил семье новогодней елкой, паук-крестовик, заманивший в свои сети бабочку-красавицу, — это все выполнено из железа. ИП «Кузница “У Матвея”» медленно, но верно меняет облик районного поселка. Ажурные перила краеведческого музея, аккуратное ограждение школы, самые разные заборы и ворота на каждой улице поселка — все это работы Осиповых. Отца и сына. А еще лавочки, мусорки, мангалы и лестницы, балконы, фасады, самые разные предметы декора.
Геннадий окончил экономический факультет института предпринимательства и сервиса, но найти работу по специальности в поселке не сумел.
– В город уезжать не захотел, считаю «где родился, там и пригодился». Поработав, где придется, встал на учет в службу занятости. Тут-то и пришли первые мысли открыть свое дело. Тем более отец, Геннадий Иванович, работая водителем, всегда увлекался кузнечным делом, сваркой. И меня с малолетства мастерству обучил. Мама, Елена Ивановна, налоговый инспектор, идею одобрила.
– Удалось выкупить у соседей сарай и часть двора, где и обустроил кузнецу, закупил необходимое оборудование. Первый клиент пришел сам, он увидел необычный, тогда еще единственный в поселке, кованый забор. Заказ сделали в срок, согласно договору.
28-летний Геннадий хотел получить образование кузнеца, но в Омске такому ремеслу в вузах не учат. Но он изучил пару книг по бизнесу и разработал рекламную программу. Заказов посыпалось столько, что вдвоем с отцом не справляются. Мысль о расширении пришла сама собой.
– С людьми проблем нет, — рассказывает предприниматель, — набрали бы. Ведь сколько безработных в районе! Сейчас парень знакомый на бирже стоит, а у него опыт работы менеджера по продажам – ой, как бы пригодился. Двух–трех сварщиков мог бы трудоустроить. Если умений каких не хватает, научим. Сторож–дворник нужен. Как минимум, пять человек мог бы работой обеспечить, ну и товарооборот поднять, прибыль повысить. Ведь мы с отцом, бывает, полгода выполняем отдельные эксклюзивные заказы. Отсюда и прибыль — минимальная. Сколько заработаем, столько за налоги и отдадим. Ерунда остается, на жизнь бы не хватило, если бы не дополнительные заработки да зарплата жены.
Дело остается за малым, нужно найти помещение. В гараже, где они сейчас работают с отцом, места даже для двоих с трудом хватает.
– Это оказалось большой проблемой, — рассказывает Геннадий. — Помещений, подходящих для цеха, ни на продажу, ни на аренду, нет. Пустующих разваленных зданий, зияющих слепыми окнами, с забитыми дверями и разобранными крышами в райцентре сколько угодно. Мы готовы починить, достроить, но местная власть их не дает, объясняя, что это частная собственность. Усилиями друзей и знакомых нашли очередную «развалину», которую отремонтировать все же проще, чем строить с нуля. Старую кочегарку, кажется, еще из отцовского детства, чуть было не купили, но в последний момент выяснилось, что документов на здание у продавца нет.
На одной из областных выставок, где кузнецы представляли результаты своих трудов, Геннадий рассказал одному из заместителей губернатора области о проблемах. Глава района Олег Исаев в присутствии все того же высокопоставленного чиновника пообещал решить проблему в самые кратчайшие сроки. И решил — предпринимателю выделили в аренду на срок до 3 лет земельный участок за символическую плату: 3 тысячи в год.
– Только жить от этой помощи я лучше не стал, — говорит Осипов. — Этим летом, в самый сезон заказов, под светом фар, в свободное от работы время, заливал фундамент. На это ушли все сбережения — 120 тысяч рублей — и бессонные ночи, когда строил опалубку и варил арматуру. Как пойдет стройка дальше и пойдет ли вообще, предполагать не могу.
Сейчас Геннадий изготавливает мелкие предметы интерьера, все, что будет продаваться в небольшом магазинчике при цехе. Он также мечтает прославить свой район, сделать его красивым.
– Если бы сразу знал, как все сложится, вряд ли бы решился на такой бизнес, — говорит Осипов-младший. — Тут команда нужна: производители и менеджеры, рекламщики, снабженцы, закупщики. Есть заказы — надо успевать выполнять, иначе клиента потеряешь, нет — надо искать. В одиночку или вдвоем это невозможно или почти невозможно. Это не то, что во времена деда: кузница открыта была всегда, вся деревня к нему шла, кто в помощники, кто в заказчики. Но мы с отцом заразились этим делом, иначе уже не можем. Вот отстроимся, наберем штат, денег заработаем — оборудование закупим, и будем жить лучше.
Кондитерская «Съешка», расположенная в центре районного поселка Саргатское, производит 62 вида продукции. Причем, ассортимент свой постоянно увеличивает. Придумывая новое, вспоминая старое. Булочки, пирожные, печенье, торты, пирожки. Хлеб всегда с пылу с жару. Стряпают его здесь простым дедовским методом — на опаре, в составе только дрожжи, мука и соль. Может, оттого он такой высокий и воздушный. А бельгийскую лодочку — пирожок с начинкой из крабовых палочек, чесночного соуса и специального набора приправ — подглядели в кондитерской другого города, но, конечно, добавили свой секретный ингредиент.
Сама кондитерская существует всего три года. Однако ее владелица Наталья Абрамова признается, что бизнес сладким не кажется. Кондитер с двадцатилетним стажем работы, попав под сокращение, оказалась на бирже. Встала Наталья перед выбором: осваивать новую профессию или совершенствоваться в старой. Причем, самостоятельно, открыв свое дело. Решила рискнуть. С бизнес-планом помогли, но в гранте отказали.
– Почти два года мне потребовалась, чтобы получить помощь государства, без которой бы ничего не вышло, — рассказывает Наталья. Мне дали 200 тысяч рублей от Омского регионального фонда развития предпринимательства и 75 тысяч от администрации района. Помогли приобрести необходимое: тестораскаточную и взбивальную машины, тестомес, жарочную печь. Помещение под кондитерскую строили семьей на потребительский кредит. Муж — строитель, проектировщик, сварщик, сантехник, дворник. В условиях строжайшей экономии кондитерская получилась с приставкой мини. Самое большое помещение — цех квадратов в 20. Магазинчик, который к нему прилегает, еще квадратов 5.
Наталья Абрамова. Фото: Юлия Лещинская
Наталья сначала управлялась одна на своем предприятии. 
– Очень уж с людьми трудно. При серьезном уровне безработицы в районе трудно найти человека, способного начать рабочий день в 6 часов утра, чтобы замесить тесто, и закончить в 6 вечера очередным шедевром кондитерского искусства, на котором написан фрагмент мультика или портрет. Именно написан, мы же почти художники. Правда, самоучки. А вот сын у меня, Андрей — учитель физической культуры в школе, художку закончил, как знал, что матери помощь нужна будет. Когда трудно, всегда к нему обращаемся. Он нам трафареты готовит. Вот сегодня Майкла Джексона в бисквите и креме помог воплотить. Повезло мне с семьей — это моя поддержка. Кондитеров в цех сумела найти хороших без образования, но с желанием, а это главное — научились друг от друга, работаем. Торгую сама.
– Без меня бы маме трудно пришлось, — рассказывает дочь Анастасия. — Отчеты, налоги, зарплата — как обычному человеку, не имеющему специального образования, одолеть бухгалтерию хоть маленького, но предприятия? Потому я тут бухгалтер, благо, образование позволяет. За выходные, когда домой из города приезжаю, управляюсь. А скоро еще проще будет — торговля упала, выручки нет или мало.
Наталья отмечает, что кризис серьезно повлиял на кондитерский бизнес.
– И так-то жили от пенсии до пенсии, от праздника до праздника, а теперь и вовсе, — вздыхает хозяйка предприятия. — Народ же когда идет в магазин? Когда деньги есть, а они в нашей местности у пенсионеров да получателей детского пособия. Торты только в праздники заказывают. Сейчас местной муки нет, привозная меняет цену каждую неделю. С ноября, когда была 16,70 рублей за килограмм, подскочила до 27. Подорожали яйцо, масло, сыр, сметана, сосиски и прочее. Перейти на дешевое сырье, а значит, менее качественное, не могу. Как людям в глаза смотреть буду? Ведь все свои, знакомые, и каждый спрашивает свежее и вкусное. Слойки мои любят. Готовить тесто самим накладно как по себестоимости, так и по времени, но на покупном делать не получается — поднимается хуже. Цену держала, сколько могла, вот только с начала месяца повысила на рубль. Вроде незаметно для покупателей, не жалуются. А может, привыкли уже к повышению, все же дорожает.
При выпечке изделий у Натальи всегда остается сырье на разные виды сухарей, которые она раздает покупателям бесплатно.
– План на будущее у меня только один — выжить, — говорит Наталья. — Закрыться не могу — кредитов много неоплаченных в кондитерскую вложено, муж теперь безработный. Уже не мечтаю расширяться, открывать точки по поселениям, дополнительные цеха. Главное — не загнуться да девочкам вовремя зарплату платить. И то хорошо.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
8 мин