Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Любовь к Дальнему

Победитель всероссийского конкурса молодых ученых из Хабаровска — о способах остановить отток молодежи с востока России
Владимир Лактанов
4 мин
Площадь Ленина в Хабаровске. Фото: Александр Савченко / ТАСС
Хабаровчанка Евгения Стасюк попыталась понять с научной точки зрения, как остановить отток молодежи с Дальнего Востока, и в результате победила во всероссийском конкурсе аспирантов и молодых ученых в области социологии. Ее проект на тему «Идентификационные общности дальневосточной молодежи в социологическом измерении» признали лучшим в номинации «Лучшая научно-практическая работа» на состязании, организованном МГУ имени М.В.Ломоносова и Высшей школой современных социальных наук.
О своей работе Евгения Стасюк рассказала корреспонденту РП.
– У нас по состоянию на первое января в крае проживает 1 млн 334 тыс. человек. За прошлый год край покинули 4927 человек. Уезжают в основном в Центральный, Южный и Северо-Западный федеральный округа — то есть в Москву, Краснодар и Санкт-Петербург. В числе экономически активного населения территорию покидает молодежь. А с государственной точки зрения территорию лучше развивать за счет того населения, для которого эта земля является малой родиной, которое имеет здесь мощные социальные связи и чувствует причастность к региону. Это лучше, чем привлекать специалистов из европейской части России или из-за границы.
Так как удержать молодежь в регионе?
– Мы выявили три главных условия, которые влияют на устойчивую идентификацию молодежи с Дальним Востоком России. Одно из них — социальная активность. Вовлеченность в деятельность общественных структур, участие в судьбе региона, понимание особенностей его развития влияет на региональную самоидентификацию молодежи. Когда мы проводили фокус-группы, мы увидели, что 75% людей — представителей молодежных общественных объединений считают себя дальневосточниками. Можно предположить, что общественная активность формирует в молодых людях чувство сопричастности к социальной жизни региона и влияет на «закрепляемость» на территории проживания.
Второе условие — освоение культурных и исторических особенностей территории. Может, это звучит старомодно, но когда мы знаем своих дальневосточных писателей, художников, то мы духовно наполняемся и чувствуем причастность к нашему «общему дальневосточному».
Третье условие, которое формирует устойчивую идентичность — это географическое познание региона, путешествия. Мы в ходе исследования поняли, что наша современная молодежь — это поколение путешественников. Нам необходимо путешествовать. Об этом говорили 51,8% опрошенных.
Евгения Стасюк. Фото из личного архива
Евгения Стасюк. Фото из личного архива
Поэтому важно развивать внутренний туризм. Я еду к родственникам (на Камчатку из Хабаровска) — и плачу только за дорогу туда-обратно 25 тысяч. Если у молодежи есть потребность путешествовать, то нужно делать эти поездки доступными, чтобы мы не чувствовали себя ущербными по сравнению с жителями Москвы и Санкт-Петербурга.
У нас ребята знают почти все достопримечательности Таиланда, а здесь ни разу в Сикачи-Алян не съездили. Общаясь с молодежью, мы выяснили: многие и в Магадан бы рады съездить, если бы это было доступно. Если сформируется эта автобиографическая память — «я там был», «это мое», «это наше», — будет очень здорово. До тех пор, пока эти воспоминания не станут частью нашей жизни, у нас, наверное, мало что поменяется. Другими словами, субсидии стоило бы выделять не только на рейсы до Москвы и Сочи (хотя и это тоже нужно), но и на направления внутри Дальнего Востока.
Есть ли различия в миграционных настроениях среди дальневосточной молодежи?
– В ходе исследования мы выяснили, что существует прямая зависимость между тем, как мы себя идентифицируем, и нашими жизненными стратегиями. В своей работе я смотрела на молодых людей 16–30 лет. В рамках проекта было проведено пять фокус-групп, а также исследования по трем дальневосточным субъектам: по Хабаровскому, Камчатскому краям и Еврейской автономной области. Там было опрошено 1093 респондента. Это довольно приличная выборочная совокупность.
В итоге мы выделили шесть идентификационных общностей. Самые основные, которые мы считаем показательными — это группы, которые мы условно назвали «россиянин», «дальневосточник» и «житель планеты Земля».
«Дальневосточники» — это те, которые не хотят уезжать из региона по разным причинам: в силу патриотических настроений, широких социальных связей или чего-то еще. Они любят путешествовать по территории Дальнего Востока, восхищаются местными природными красотами, лучше остальных  знают творчество дальневосточных поэтов и писателей, испытывают чувство гордости, называя себя дальневосточниками.
«Россияне» — это те, которые больше стремятся переехать в европейскую часть страны либо в другие регионы.
«Жители планеты Земля» характеризуются авантюризмом и тягой ко всему современному. Как правило, являются по натуре путешественниками, активнее своих земляков стремятся отдыхать за границей и полагают, что для достижения успеха и самореализации необходимо покинуть территорию Дальнего Востока России. Здесь они не видят никаких перспектив. И если с ними не работать, это практически стопроцентно потерянная для нас молодежь.
Учитывая характеристики «дальневосточников», необходимо работать над их развитием и в других идентификационных обществах в наших регионах — к примеру, у «россиян» и «жителей планеты Земля», тогда у нас будет больше шансов сохранить молодежь здесь.
То есть привить им «ген дальневосточности»?
– Да. Я не говорю, что мы этим в одночасье остановим весь отток молодежи. Но если можно что-то сделать, чтобы ее удержать здесь, то надо пытаться.
Каковы общие тенденции в настроениях молодых дальневосточников?
– Мы в академии (Дальневосточном институте управления-филиале РАНХиГС) проводили исследование в мониторинговом режиме — сравнивали желания 17-летних с тем, чего реально удалось добиться людям примерно к 29 годам. Тут картина печальная. На вопрос «Каким вы хотели бы видеть себя к 29–30 годам?» 60,9% опрошенных 17-летних сказали, что хотели бы иметь крепкую семью и хороших детей. К 29 годам среди людей, которые здесь живут, реально подтверждают, что семья есть, 39,5%. В вопросе материальной обеспеченности 51,3% в 17 лет хочет видеть себя обеспеченным, а реально к 29 годам может заявить о финансовом благосостоянии только 20,2%. Это означает, что часть дальневосточной молодежи находится в состоянии фрустрации: в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям, когда они чего-то хотели, но не добились. И над этим надо работать. Надо создавать условия для развития молодежи, удовлетворения ее потребностей.
Вместе с этим, очень многие опрошенные заявляли об огромном интересе к спорту, соревнованиям (59,2%). Было здорово, когда у нас проводился чемпионат мира по хоккею с мячом, чемпионат мира по киокушин-каратэ. Спорт — мощная объединяющая сила для молодых дальневосточников, но в отдаленных районах доступ к спортивной инфраструктуре имеют далеко не все.
Отмечу, что молодые дальневосточники гордятся нашими природными ресурсами, красотами своего региона (59%). На фокус-группах говорили: «Что у вас там за икра? У нас вон какая есть!» Еще они выделяют наш «диковатый» менталитет. Они говорили: «За прямоту людей, за широту души — за это можно испытывать гордость, мне не стыдно сказать, что я с Дальнего Востока», — гордятся «природой и людьми, которые прямые и диковатые».
Говорили еще, что дальневосточников легко можно отличить от других: «Когда я высаживаюсь на Белорусском вокзале в Москве, то сразу вижу, что это люди с западной России, а это Дальний Восток». Мы, дальневосточники, простые и открытые.
Также подчеркну важную деталь: 81,5% опрошенных нами ребят патриотично настроены, но при этом не могут с уверенностью утверждать, что хорошо знают культуру и традиции своей малой родины. Историю очень плохо знают, и это печально.
Сейчас многие студенты «бегут» из дальневосточных вузов в московские и петербургские. Можно ли на Дальнем Востоке получить качественное образование?
– Я буквально недавно вернулась из МГУ. Была прекрасная международная конференция, приехал весь научный свет, талантливая молодежь. Я была на некоторых секциях, слушала, что говорят ребята, задавала им много вопросов. И могу с уверенностью сказать, что у нас в Хабаровске образование не хуже. Если хочешь учиться, то ты получишь качественное образование. На Дальнем Востоке сильный профессорско-преподавательский состав. Самое главное, чтобы у самой молодежи было желание учиться.
Я убеждена, что хорошо жить можно везде. Если у тебя есть желание добиться чего-то в жизни, если ты прикладываешь к этому максимум усилий, то у тебя обязательно все получится.
При этом никто тебе не даст гарантию того, что ты только самим фактом переезда, например, в Москву станешь очень успешным. Там тоже надо работать, но давай положим руку на сердце и честно спросим: нас там кто-то ждет? Там миллионы таких, как мы. На Дальнем Востоке России больше шансов добиться желаемых высот. И — это лично мое мнение, учитывая, что вектор мирового развития смещается к Азиатско-Тихоокеанскому региону — те, кто сегодня уезжает с Дальнего Востока, уезжают от реальных перспектив и возможностей.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин