Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Фото: Евгений Краков, официальный представитель ЛНР в Крыму. Фото: Екатерина Дроженко/ «Русская планета»

«Путин останавливал нас два раза»

Луганский ополченец Евгений Краков — об отношении крымчан, пленных украинцах и о том, почему бойцы Донбасса не хотят перемирий
Екатерина Дроженко
28 апреля, 2015 18:54
9 мин
Евгений Краков, как и многие жители Донбасса, встал на защиту своей земли и своих интересов. В мирное время он был помощником депутата Луганского областного совета Арсена Клинчаева, который с марта 2014 года находится под арестом в Киеве. Когда начался референдум, Евгений был одним из председателей участковой комиссии, создав и комиссию, и участок.
– С собой у меня есть копии протокола и удостоверения с моего участка. Все храню для музея, для истории, — Евгений улыбается и продолжает свой рассказ. — Когда референдум прошел, мы поняли, что нас в покое не оставят, и начали создавать блокпосты для защиты города. Мой блокпост, который я организовывал и на котором впоследствии служил, находился в направлении станицы Луганской. Это был конец мая — начало июня. Тогда были провокации со стороны «Правого сектора», не было еще вооруженных сил. На моем блокпосту было тихо, а потом нас дважды обстреляли. На второй раз нас обстреливали из гранатометов, после этого меня контузило.
С каждым днем состояние Евгения ухудшалось. Было принято решение отправить его в Крым на лечение. Путь лежал через Украину, когда еще ходили поезда на полуостров. Ополченец на тот момент уже находился в розыске как председатель комиссии на референдуме. Но он смог благополучно добраться в Симферополь.
Когда Евгений попал в больницу, вместе с контузией ему диагностировали рак. После двух операций ополченец встал на ноги и решил во что бы то ни стало помогать своей республике и ее жителям.
«В Крыму появилось много мошенников, наживающихся на Новороссии»
– Как только я смог нормально передвигаться, я тут же включился в работу по сбору гуманитарной помощи. Занимаюсь я этим добровольно. Вся наша республика работает на добровольных основах. Но мы до сих пор никем не признаны, даже Россией, — с нажимом говорит он. — В Крыму появилось много мошенников, которые воспользовались нашей тяжелой ситуацией. Мне стали задавать вопросы по поводу моей деятельности. Я решил все это (сбор помощиПримеч. РП.) легализовать и пошел к Игорю Плотницкому, я его хорошо знаю. Он поручил заниматься этим управлению по восстановлению экономики и промышленности, которое возглавляет мой школьный товарищ Виктор Пеннер.
Удостоверение представителя ЛНР. Фото: Екатерина Дроженко/ «Русская планета»
Евгений Краков показывает официальное разрешение главы ЛНР и доверенность от управления по восстановлению экономики и промышленности. У ополченца есть доверенности от других организаций, таких, как Луганская епархия, народная милиция ЛНР, детский сад № 107, Георгиевский поселковый совет. Он занимается сбором гуманитарной помощи от их имени.
– Мы стараемся собирать продукты длительного хранения, детскую одежду и медикаменты. Антибиотики и антисептики требуются в больших количествах. В Луганске больницы все переполнены, но не обеспечены лекарствами, — Евгений показывает фотографию и комментирует. — Вот, девочка Олечка Болдырева, у нее ДЦП. Она никого не узнает, плохо передвигается. Она тоже нуждается в лекарствах, которых в Луганске сейчас нет. Сейчас я стараюсь собрать для нее помощь в Крыму.
Краков показывает еще несколько снимков из фотоотчетов о передаче посылок людям. Вынимает из рабочей папки множество благодарственных писем от Лутугинской детской поликлиники Луганской области, местного кукольного театра, фонда ветеранов, детских садов, поселковых советов. Демонстрирует списки необходимых вещей, продуктов и медикаментов, которые ему передают с мест.
«Кто-то нам сочувствует, кто-то проклинает»
– Мне помогают реальные люди. Местные казаки, организация НОД (Национально-освободительное движение — Примеч. РП.), неравнодушные луганчане. Один из них предоставил склад, куда мы все вещи складируем, когда нужно, мы на его машине все это отвозим в республику. Крымчане к нам по-разному относятся. Есть такие, которые нас проклинают, есть те, которые очень сочувствуют. Подходят, интересуются, помогают деньгами, приносят вещи, продукты, медикаменты. Но сильной и бойкой активности нет. Нам очень не хватает поддержки. Очень мало кто знает о нашей деятельности, а ведь мы теперь действуем законно.
Евгений Краков планирует собрать влиятельных и активных людей в Крыму, выходцев из Луганской и Донецкой республик, для создания землячества Донбасс-Новороссия. Это необходимо, чтобы официально объединить всех, кто помогает воюющим территориям.
– Так называемая АТО — это большое коммерческое предприятие, — считает Евгений. — То, что официально они закрыли границы, неправда. Все как шло, так и идет. Только с каждой машины они берут хорошие бабки и обогащаются бешено, а в итоге грабят население Донбасса. Украина гонит навалом продуктов. У нас полные магазины, полки завалены, с лекарствами только хуже обстоят дела. Продается это все, конечно, с большим трудом, так как у людей попросту нет денег. Ни пенсий, ни зарплат, ни других социальных выплат. Если есть деньги, с голоду не помрешь. Да, российская гуманитарная помощь приходит и распределяется, но ее катастрофически не хватает.
«Там ваш парень лежит»
В августе во время обстрела в пгт. Новосветловка погиб крымчанин — житель Ялты Руслан Кочубеев. Евгений помог матери погибшего и провел собственное расследование по факту смерти молодого бойца. Выяснил, что Кочубеев погиб в боестолкновении с грузинским наемным подразделением «Черная сотня». Краков смог получить справку из Министерства обороны РФ с правом получения компенсации. До него этим никто не занимался.
– Руслана сильно ранило в плечо. Потом он пытался забежать во двор, и вслед ему шмальнули из гранатомета «Муха», он весь был посечен осколками. Там он, во дворе, и погиб. Населению не разрешали выходить из домов. «Нацики» (Нацгвардия — Примеч. РП.) уже сами зашли к жителям, попросили похоронить его. Его завернули в ковер и закопали. А когда мы отбили Новосветловку, подошел дед и говорит: «Там ваш парень лежит». Они его еще известью присыпали, поэтому уже было трудно опознать. Его узнали по татуировке на ноге.
Руслан был добровольцем.
Луганский академический театр кукол. Фото из личного архива Евгения Кракова
«Мы хотим освободить от нечисти все наши территории»
Главное командование ЛНР в 2015 году приняло решение создать общую армию. Бывший батальон Евгения Кракова «Уссури», как и все остальные, был расформирован.
– У нас нет регулярных войск и частей, в том числе российских. Наша армия создана только в феврале 2015 года. До этого были добровольческие батальоны, в которых воевали как наши ополченцы, так и добровольцы из других стран. В основном россияне, но были и белорусы, сербы, чехи, поляки. К нам приехало несколько батальонов из Северной Осетии. Была и «экзотика»: итальянцы, испанцы, немцы, французы.
Приказом командования подразделение «Уссури» перевели в структуру МВД, и на его базе был создан отдел по борьбе с бандитизмом и мародерством, сейчас занимающийся разоружением стихийных формирований среди самих повстанцев.
– У нас много пленных. Но они нам не нужны, мы их отпускать готовы. Только они сами не хотят, боятся: по ним сразу начинают возбуждать уголовные дела. Есть такие, кто переходит на нашу сторону и заходит в наши подразделения. Они вообще-то с самого начала переходили. У нас есть подразделения днепропетровские, харьковские, одесские, запорожские. На нашей стороне воюют львовяне, тернопольцы, ивано-франковцы, киевляне. А есть такие, которые хотят просто отсидеться в плену. Мы предлагаем им ехать в Россию в качестве беженцев. По-хорошему, их, конечно, нужно уничтожить. Но, поскольку они сами добровольно сдаются, мы их не убиваем. Мы же не звери.
По словам Евгения, пленных ополченцев ВСУ возвращают с трудом. Он говорит, Нацгвардия заранее похищает с Донбасса мужчин призывного возраста и представляет их потом как военнопленных. Бойцам ЛНР ничего не остается, как произвести обмен, так как пленные являются мирными жителями.
– Путин нас два раза останавливал во время наступлений. Только мы наступаем — нам предлагают тут же перемирие. Причем не в нашу пользу. Кто идет на перемирие, когда побеждает?! Все мы против этих перемирий. Нас не устраивает деление наших областей. Мы хотим освободить от нечисти все наши территории. У нас референдум проходил полностью на всех территориях наших республик, и они принадлежат народу, который там проживает. То есть нам. Они (украинцы — Примеч. РП.) там жить не смогут, у них будет земля под ногами гореть. Мы сами проголосовали, сами провозгласили. Нас семь миллионов, это больше всей Прибалтики, вместе взятой. Как нас не признать?
Сейчас Евгений Краков ожидает разрешения на свою гуманитарную деятельность из ялтинской городской администрации и продолжает собирать помощь. Кстати, после перенесенных операций ополченец полностью лишился желудка и сам нуждается в дорогостоящих медикаментах.
Поделиться
ТЕГИ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ