Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Нам выплатили небольшие денежки, а потом я стала болеть»

Ликвидатор Чернобыльской аварии — о клубнике размером с кулак и о красных глазах пострадавших

Елена Коваленко
2 мин
Сусанна Соколова. Фото: Никита Ефимов / «Русская планета»
Сусанна Соколова, награжденная орденом Мужества и многими другими памятными знаками за ликвидацию Чернобыльской катастрофы, до сих пор говорит о ней с дрожью в голосе. Многие жители Владимирской области знают Соколову как опытного врача-инфекциониста. Сейчас она на пенсии, но продолжает участвовать в делах владимирской областной общественной организации «Союз Чернобыль».
Чернобыльская катастрофа застала Сусанну Соколову в городке Белая Церковь под Киевом.
– Но про аварию мы узнали не сразу. Первомайская демонстрация проходила, как обычно. Люди были с красными глазами и севшим голосом. Никто ничего не знал, не мог объяснить, почему чувствует недомогание, — рассказывает РП Соколова.
О катастрофе, по ее словам, стало известно уже после майских праздников. И тогда ее вызвало руководство. Врачу с небольшим еще опытом одной из первых сказали, что нужно ехать в Чернобыль. Муж Сергей Евгеньевич на тот момент находился в Эфиопии в составе отряда медицинской помощи.
– Там они лечили население. Помогали всем, кому нужна была помощь, вплоть до вождей местных племен. А у меня двое детей-школьников. Делать нечего, оставила ребятишек родственникам и отправилась в командировку, — вспоминает Сусанна Владимировна. — Никаких мыслей отказаться и в голову не пришло. Хотя примерно было понятно, насколько все серьезно. Мы просто брали и ехали. И никто не ощущал себя героем.
Медиков привезли в Чернобыль. Два дня они ходили в своей одежде и простых белых халатах. Потом им выдали спецодежду и накопители, которые почернели уже на третий день. Инфекционист Соколова работала с десятками пациентов. Люди, будущие ликвидаторы последствий аварии, приезжали отовсюду — и важно было не допустить вспышек инфекций.
– Первое и самое главное впечатление от тех мест — совершенно оглушительный запах клубники. К началу мая она выросла ого-го какая, чуть ли не с кулак. Росла повсюду. И кто-то ведь пытался ее есть, хотя мы, врачи, всегда объясняли, что эти ягоды употреблять в пищу нельзя. Они же накапливают радиацию. Еще запомнилось, что город погрузился во тьму, как будто вымер. Население эвакуировали. На улицах — темнота. Свет максимум в одном-двух зданиях горел. Даже собак бродячих не было.
В командировке Сусанна Соколова пробыла три недели. За это время она справилась как минимум с одной серьезной инфекционной вспышкой. Именно за это, как считает жительница Вязников, позднее ей вручили орден Мужества.
– Дома нам выплатили за командировку какие-то небольшие денежки. Поначалу все было нормально, а потом я стала болеть, — говорит пенсионерка. — Я, знаете ли, с детства была очень здоровым человеком. А тут проблемы росли, словно снежный ком: с сердцем, с железами, с ногами. Я врач — понимала, откуда все это и почему, что это и есть воздействие радиации. Были операции. В итоге я получила инвалидность.
В Вязники, на родину супруга, Соколовы перебрались, когда Сергей Евгеньевич вышел в отставку.
– Когда Советский Союз начал разваливаться, муж сказал: «Я не буду участвовать в братоубийственной войне». И до чего же, как выясняется, он был прав...
В Вязниках Сусанна Владимировна устроилась в больницу. Работала по специальности. И включилась в дела местного объединения чернобыльцев, которое сегодня возглавляет.
– Теперь, честно говоря, к нам лучше относятся органы власти. До 2000-го практически плевали на ликвидаторов. Были даже такие фразы от одного из местных депутатов: «А мы вас не посылали». Да как же можно настолько цинично говорить? Человек, сказавший это, вскоре перестал быть депутатом. Но суть не в этом. Мы, повторюсь, не считали свои действия каким-то подвигом. И не отказывались люди от командировок. А что было бы, если бы каждый отказался? Да там бы до сих пор все «бабахало».
Активисты вязниковского отделения владимирской областной общественной организации «Союз Чернобыль» собираются в выделенном им кабинете дважды в неделю. Обсуждают насущные вопросы, решают проблемы членов организации, готовят выставки.
– Я сегодня, если можно так сказать, посвящаю себя семье и общественной жизни, — признается Сусанна Владимировна. — Близкие люди рядом. Всем нужно помочь, со всеми пообщаться. Плюс общественная нагрузка. Многое сделано, но еще больше сделать предстоит. Эх, мне бы здоровье покрепче — столько гор еще свернула бы. Но вообще я всегда была оптимисткой и остаюсь ею. Жить — это уже счастье. Мне по жизни очень помогает вера. В тяжелые времена я всегда обращалась к Богу. И, поверьте, мне ни разу не было отказано в помощи.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин