Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
В кабине самолета. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Крылатая машина времени

Бизнесмен из Омской области пилотирует самолеты, вошедшие в историю
Наталья Яковлева
10 июля, 2015 20:37
7 мин
Предприниматель Александр Андреев из села Марьяновка Омской области выкупает старые самолеты, реставрирует их и путешествует вместе с друзьями. Он дважды побывал в северном городе Диксон, летал в Крым и Владивосток. Корреспондент «Русской планеты» встретилась с пилотом-любителем и даже поднялась в небо вместе с ним.
– Я лечу! — Кричу, зажав микрофон пальцами, чтобы не оглушить пилота Александра Андреева. Наушники снимать нельзя — в четырехместном самолете «Cessna» грохот такой, будто мимо проносятся поезда.
Самолет совсем не похож на солидные «Ту» или «Боинги», на которых возят пассажиров в дальние рейсы. Это нечто вроде огромной стрекозы — почти прозрачные крылышки, тонюсенькие ножки-шасси. Чтобы подняться в воздух, двое мужчин выкатили аппарат из-под навеса на взлетную полосу. Аэропорт в райцентре Марьяновка, где находится ангар Александра, на солидные машины не рассчитан.
– Самолет всегда хочет поднять вверх хвост, а я его осаживаю. Чем больше осаживаю, тем больше увеличивается сопротивление. Конструкция-то старая, 1951 года. «Cessna» была придумана для военных, во Вьетнам поступала на вооружение. Та была неудачная — два двигателя, но второй нужен только в случае отказа первого, а первый ест топливо, как лошадь. В гражданской авиации самолет легче на тонну, имеет один двигатель и летит быстрее. Вот на нем и поднимемся, — увлеченно рассказывает Александр. — Да, скорость-то небольшая — всего 300 км в час. Это практически безопасно! Вероятность того, что вы попадете в дорожно-транспортное происшествие по дороге в аэропорт в 100 раз выше, чем в авиакатастрофу.
Первый самолет бизнесмен Александр Андреев купил в 2007 году. Сначала в одиночку чистил, клеил, переставлял детали…
– Не наигрался в детстве в самолетики, — смеется над собой 46-летний пилот. — Посадил дерево, построил дом, вырастил дочь и сына — 22 и 26 лет. Что еще делать? Человек должен чем-то заниматься, иначе — пьянки, женщины…
– Самолеты лучше женщин?
– Мороки столько же, но самолету я ничего не должен. Перемещаться в воздушном пространстве — огромная степень свободы. Для меня ведь это не бизнес, а хобби. Первый был тихоход большой грузоподъемностью АН-2, летал на 500 км от города. Мне он стал неинтересен, продал, купил другой, сейчас уже седьмой отремонтировал. Почти приблизился к идеалу — «Cessna» может пронестись 3,5 тыс. км. К тому же почти весь авиапром СССР развалился после 1991 года, сейчас отремонтировать «Як» и «Ан» дороже, чем исправить импортный, а самая большая проблема в том, что невозможно купить запчасти — производства нет. Обслуживание «старенькой иномарки» соизмеримо с обслуживанием автомобиля. Покупаю за границей старые, но работающие аппараты — 40–60 лет, ресурс еще не выработан. Реставрирую, летаю сам, вожу друзей на рыбалку, охоту, путешествую. Не могу сказать, что для меня купить самолет — просто. Понял, что не могу без неба в 30, и только в 40 сумел накопить на первый самолет. Не олигарх я, приходится много работать. Зато теперь не завишу от расписаний — сажусь и лечу: в Крым, во Владивосток, в Карелию. А женщины… Ну, куда от них деться? Частенько беру с собой жену.
Александр Андреев из села Марьяновка. Фото из личного архива.
Александр Андреев из села Марьяновка. Фото из личного архива.
После ремонта самолет проверяет летчик-испытатель, приезжает специальная комиссия, делает комплексную проверку. Только получив сертификат годности Межрегионального транспортного управления можно летать. Правда, нужны еще права. Водительские удостоверения всех категорий вплоть до тракториста у Андреева есть, квадроциклы и маломерные суда тоже освоены. Экзамены по пилотированию самолетов и вертолетов — пожалуй, самые сложные.
– Сначала учился в ДОСААФе, потом в Казанском авиационном центре. Начал с 2000 года, постепенно осваиваю разные самолеты. Хуже всего медкомиссия. Проверяют, как Гагарина! Маску на голову надевают, психолог полтора часа терзает. Я же не коммерческий пилот, перевозками не занимаюсь. Просто с советских времен нормативы не пересматривали.
Прошлое Александр вспоминает чаще с ностальгией. Ангар, где ремонтируются самолеты, завешен портретами Ленина, переходящими вымпелами и лозунгами страны Советов.
– Была бы машина времени, я бы вернулся в 70-е.
Александру в летном деле с удовольствием помогают 25-летний Алексей Зотин и 30-летний Александр Бронников. Алексей — позолотчик, собирается поступать в вуз, Александр — бизнесмен и педагог по совместительству. Зотину все интересно, Бронников прибился к ангару от тоски — два года назад закрыли авиакружок, который он вел.
Отчаянный перелет до Диксона Александры совершали вместе. Первый — в 2013 году. В нем приняли участие три современных воздушных судна малой авиации. Андреев хотел повторить перелет легендарного полярного летчика Василия Молокова 1935 года, преодолевшего более 5 тыс. километров:
– Побывать в Заполярье — дело чести для каждого пилота. Тем более на Диксоне, самом северном в мире населенном пункте. Хочется быть похожими на тех парней, которые покоряли Заполярье, окунуться в ту эпоху. Потому и в военную форму оделись. Я летел на ПО–2 в открытой кабине, как Молоков 80 лет назад. Когда небо бросается тебе прямо в лицо, это удивительное ощущение. Полярные летчики начала XX века прошли этот маршрут без навигаторов, спутниковых телефонов и прочего современного оборудования, а мы в 2013, выходит, не можем?
Деревянных ПО-2 — «небесных тихоходов» —  в России, по словам Александра, осталось не больше пяти. Большинство ушло в металлолом. Он умудрился купить экземпляр у таких же энтузиастов, как сам — старики-авиаинженеры собрали его по чертежам 1939 года. На полеты уже не хватило сил…
– Мало сейчас осталось таких людей и таких самолетов... — вздыхает Александр.
Фото: Наталья Яковлева.
Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»
Через год отправились вдвоем с Александром Зотиным на север, ничего никому не доказывая — просто хотелось вернуться на Диксон. Уже на «Cessna», машине времени:
– Это удивительное место, удивительные люди. У них жизнь ни сколько не изменилась с советской поры. Живет чуть больше 600 человек, 134 из них — дети. Живут небогато — там все очень дорого из-за трудностей доставки. Полярная ночь, температура летом выше +6 Со поднимается редко. Но живут там дружно. Нет ни наркоманов, ни алкоголиков, ни полиции с прокуратурой — правоохранителей заменяет один участковый. Машины не только не запирают, но и оставляют в них ключи зажигания — а вдруг кому-нибудь срочно понадобится? Когда протоку между поселком Диксон и островом, на котором находится аэропорт, забило льдом, местные жители три дня перевозили для нас бочки с топливом на лодке. Мы попытались заплатить, они обиделись: разве же дело в деньгах? Теперь у нас на Диксоне много друзей, мы обязательно туда вернемся еще не раз. 
Поделиться
ТЕГИ
7 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ