Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Пожар в парке «Ленские столбы». Фото: crimyakutia.ru

Денег нет, но дождь загасит

Почему меры лесопрофилактики не спасают «Ленские столбы» от пожаров
Юлия Старинова
5 июля, 2016 08:17
6 мин
Первый в этом году крупный лесной пожар в природном парке «Ленские столбы» был зафиксирован 10 июня. Четырнадцатого посещение заповедника для туристов было ограничено, а 16-го запрещено полностью. Тогда же был введен режим чрезвычайной ситуации в Хангаласском районе, где расположен заповедник. А с 1 июля режим ЧС действует уже и в самих «Ленских столбах». На борьбе с огнем сейчас задействованы сотни людей, воздушная и наземная спецтехника. По данным на утро 5 июля, на территории «Столбов» горит 400 га леса.
В дальневосточных и сибирских регионах, в Якутии в том числе такая ситуация повторяется из года в год. Горят сотни и тысячи гектаров лесов, огонь переходит на населенные пункты.
Можно ли было предотвратить пожар в заповедной зоне мирового значения, входящей в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, разбиралась «Русская планета».
Если в других восточных регионах лесные пожары чаще всего возникали из-за так называемого человеческого фактора (туристы жгли в тайге костры, дачники — старую траву и мусор, а в соседних поселках не оказалось элементарных противопожарных средств), то для Якутии это редкость. Здесь главным «поджигателем» часто выступает сама природа.
– К сожалению, климат у нас таков, что леса в Якутии горели, горят и будут гореть, за короткое сухое лето, можно сказать, сама природа их поджигает, — рассказывает РП Александр Исаев, заведующий кафедрой ботаники и мерзлотного лесоведения Института естественных наук СВФУ, доктор биологических наук. — Точно так же и борьба с пожарами больше зависит от природных особенностей: пройдут ливни — ситуация сравнительно нормализуется. И при возникновении лесных пожаров, и при их ликвидации, хотим мы того или нет, влияние человека не особенно велико.
Так произошло и с «Ленскими столбами» нынешним летом.
– Третий подряд пожар в заповеднике мы зафиксировали 28 июня, сейчас его площадь — 400 га. Причина — сухие грозы, вины человека тут нет, — рассказывает РП Джулустан Хон, заместитель начальника Департамента по лесным отношениям Якутии. — Сейчас ситуация должна улучшиться: на выходных в заповедник отправились несколько самолетов Бе-200, сбросили дополнительные 500 тонн воды. Работают на тушении около 200 человек, тяжелая наземная спецтехника. Вообще, места там очень трудные для работ: местность отдаленная, каменистая, большая захламленность сухими деревьями. Но мы рассчитываем нормализовать ситуацию и справиться с этим пожаром до конца недели.
Материальный ущерб от пожаров в заповеднике пока никто не подсчитывал. Но эксперты в один голос говорят: речь не только о деньгах и кубометрах древесины. Страдает экосистема тайги, уникальные мерзлотные грунты Якутии. По словам Александра Исаева, если деревья, пусть и через долгий срок, все-таки смогут восстановиться, то с мерзлотными почвами все сложнее. Помимо того, что они сами по себе уничтожаются безвозвратно (вместе с обитающими на них и в них растениями и организмами), из-за таяния их могут образоваться провалы и проседания грунта, опасные для людей.
– У нас в Якутии удлиненный цикл восстановления лесов, он составляет не десятки, а до 120 лет, — подтверждает РП и Михаил Черосов, завкафедрой экологии Института естественных наук СВФУ. — Вообще, пожары делятся на низовые и верховые. Низовые, которые распространены в центральной Якутии, захватывают сухую траву, сухостой, хвою. Через какое-то время, и довольно быстро, эти места оказываются сплошь покрыты иван-чаем, и это указывает на то, что восстановление постепенно началось. Хвоя потихоньку перерабатывается в почве… А вот верховые пожары, которые чаще бывают на юге республики, действительно опасны. Чтобы после них тайга восстановилась, нужно столько времени, что мы с вами новые деревья, появившиеся на этом месте, уже не увидим.
Наши эксперты при этом в один голос говорят: бороться даже с такими стихийными пожарами — реально. Просто для этого нужно принимать меры.
– Есть определенные лесохозяйственные мероприятия, которые снижают риск возникновения и распространения пожаров, — говорит Александр Исаев. — Например, удаление горючих материалов из тайги (а там, поверьте, есть чему гореть), сухостойных деревьев, профилактические вырубки и так далее. Но финансирование этих работ слабое и в Якутии, да и в целом по стране. Вроде бы все знают, что предупредить легче, чем лечить. Конечно, с организационной точки зрения такие профилактические мероприятия могут показаться слишком сложными и хлопотными. Но они помогут избежать колоссальных затрат на ликвидацию пожаров и снизят ущерб от них. К сожалению, пока этого нет.
– Ситуация с финансированием таких мер очень сложная, — говорит и Михаил Черосов. — В Якутии, с одной стороны, находится пятая часть всех лесов России. Но значит ли это, что пятую часть всех федеральных средств на противопожарные меры надо взять и отдать нам? Вряд ли. Это значит, во-первых, отнять у кого-то. А во-вторых, нам эти средства никто и не выделит. Ведь при их распределении учитывается не только площадь лесного фонда, но и численность населения, и его плотность, и количество населенных пунктов. А у нас с этим сами понимаете как… Хотя вот нашу республику любят сравнивать по площади с энным числом Бельгий и Франций. Да если бы загорелись леса хотя бы в одной настоящей Бельгии — туда бы все силы и средства были брошены. А у нас не так…
Более того, рассказывает Михаил Михайлович, сейчас установлены нормативы по расстоянию до населенных пунктов от мест лесных пожаров. И если расстояние соблюдено, то какое-то время законно — вообще ничего не делать.
– Я в советское время получал образование, тоже пришлось столкнуться с таким лесоначальником. Говорит: «А зачем я этот пожар тушить буду, людей-то нет рядом?» — говорит Черосов. — Вот и сейчас нечто подобное.
Но, подчеркивает он, из подобных ситуаций «не надо делать политику».
– Глав регионов не надо бить палкой по голове. Лесной фонд — это в основном федеральная собственность, оттуда и финансируется. Правильно или нет, что при распределении денег учитывается не площадь леса, а число жителей поблизости? Да тоже как посмотреть...
А главное, говорит Черосов, ведь и правда: все, что горит, однажды потухнет.
– Вот сейчас ливни два-три дня пройдут — у нас и отрапортуют, что с очередным пожаром справились. Природа дала — природа взяла.
Поделиться
ТЕГИ
6 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ