Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Беда» в аренду

Квесты в реальности в Кемерове: не только игра, но и инструмент формирования команды
Владимир Лактанов
3 мин
Фото предоставлено «Квест42».
«Друзья познаются в беде, — говорит Стас Рябов, руководитель кемеровского проекта «Квест42». — А мы эту «беду» на час можем предоставить любому желающему, чтобы он смог оценить свои способности и почувствовал, как он будет взаимодействовать с другими в команде». Насколько прижились в Кемерове квесты в реальности, и кто готов платить за то, чтобы поработать головой, рассказал РП Стас Рябов.
– Как давно вы занимаетесь этим проектом?
– Открылись мы 8 марта 2015 года. Планировали быть первыми в Кемерове, но оказалось, что попали в общую волну — прошлой весной в городе появились сразу несколько квестов. К запуску мы готовились почти полгода, потому что нам хотелось сделать достойный квест, создать хорошее впечатление у первых посетителей, чтобы людям хотелось приходить снова.
Для нас этот проект сначала был хобби. Начинали с игры в одной комнате (локации). Вложили много, но раскручивалось все достаточно тяжело. Поначалу всем приходилось объяснять, что это такое — квест в реальности, и на нас смотрели с подозрением. У людей, которые с этим не знакомы, одна ассоциация — «Форт Боярд». Хотя современный квест далеко ушел от такого формата.
Когда развлечение уже прижилось, его в Кемерове восприняли хорошо. Хотя даже те, кто играет в квесты в реальности, даже своим друзьям не могут толком объяснить, что же это такое: рассказать полностью нельзя, потому что это будет спойлер, а без полного рассказа непонятно, почему это так интересно и захватывающе.
– Сценарии сами пишете?
– Сценарий написать для нас самое простое. Идей у нас много. Но есть проблемы с тем, как чисто технически воплотить все то, что мы напридумывали. Технических возможностей не хватает. Начинаешь искать специалиста, который бы смог для нас сделать «вот эту электрическую штуку», и никого не находишь. Именно поэтому у нас вторая локация открылась гораздо позже, чем мы рассчитывали, — долго не могли придумать, как правильно сделать электрическую схему для обеспечения игры.
Кстати, мы не только сами писали сценарии, но и разрабатывали локации совместно с психологом. Выясняли, на что человек будет реагировать. Сначала проект был простенький — думали, вот люди зайдут в комнату и будут пытаться найти оттуда выход в течение часа, решая загадки, головоломки, проходя определенный сценарий. А потом увидели, что участников увлекают задания, где нужно трудиться не только головой, но и руками.
– Что же в больше степени работает, чтобы привлечь и держать внимание команды?
– Работает все — и замкнутое пространство, и то, что человек понимает: он ничего не может сделать, кроме как подумать и найти выход благодаря своей смекалке или командной работе с друзьями. Вот тогда включается адреналин, игрок чувствует себя главным героем фильма. Например, в локации «Чернобыль. Обратная сторона медали» команда может вжиться в роль детективов, которые должны разгадать загадку, — что же произошло в 1986 году на Чернобыльской атомной электростанции. Мы создали свою историю, которую игрокам предстоит узнать.
Поначалу люди вообще не понимают, где они оказались, и что от них требуется, потом команда вживается в роли, двигается по логической цепочке, находит отгадку, выход из локации. Когда люди взаимодействуют, они переживают очень сильные эмоции. Вообще, если хочешь открыть хороший квест — надо им «болеть». Мы сделали достаточно большие перерывы между играми — чтобы люди могли получить больше положительных эмоций, поделившись впечатлениями за чашкой чая. И мы в разговоре с игроками понимаем, что понравилось, что не понравилось, на какие моменты впредь надо обратить внимание. Но мы чай пьем только с теми, кто нашел выход из локации.
Фото предоставлено «Квест42».
– Люди к вам приходят «готовыми» командами или вы собираете группы из незнакомых людей?
– Город у нас небольшой, так что люди приходят своими компаниями, знакомые друг с другом. Такого уровня публики, которая готова идти играть в одну команду с незнакомыми людьми, можно ожидать года через два.
– Рост интереса к квестам связан с тем, что в нынешней экономической ситуации у людей стало меньше возможностей для качественного отдыха?
– Не думаю. Раньше всегда была прослойка, которая ходила в боулинг, кино, кафе. Многие из них не придут из соображений: «Что это вообще за детский сад? Зачем это надо?» Группа людей, которая ходит в квесты, небольшая. Первыми пришли «новаторы» — те, кто в Интернете прочитал, что есть что-то такое, и решили попробовать. Это кемеровчане, легкие на подъем, которые открыты новому. Потом пришли те, у кого бывают свободные вечера, им нечем заняться, а кризис их особо не коснулся. Так почему бы не потратить деньги не на кафе или кино, а на другой вид развлечений? Сейчас уже пошла волна тех, кто идет по наводке «сарафанного радио». Это самая обширная волна. Среди этих людей много тех, кто давно хотел попасть в квест, но просто им было некогда. Есть те, кто не может собрать команду. И поэтому людям очень нравится наша локация «Лифт-убийца», которая рассчитана всего на двух игроков.
– Насколько людям в стрессовой ситуации — а вы моделируете для них стрессовую ситуацию — сложно выстроить взаимодействие?
– Иногда бывает так, что в команде самые бойкие начинают или важничать, или бояться, а на лидерские позиции выходит самый, казалось бы, незаметный человек. Потому что он включает мозг и решает загадки. Бывают и сыгранные команды, у которых уже все роли распределены, каждый знает, что делать. В парном взаимодействии, где у тебя уже нет выхода — приходится думать, случается мощнейший выброс эмоций. Иногда люди ругаются так, что я за них бояться начинаю, — особенно, если семейные пары играют. Но, с другой стороны, может, это и хорошо? Может быть, они после игры дома месяц ругаться не будут?
Многим, кстати, не нужны в квестах страшилки: они ходят подумать. Я сначала считал, что таких людей будет меньше. Вообще есть два типа квестов. В нестрашных люди получают эмоции за счет того, что решили какую-то интересную задачу, «выросли» в собственных глазах. А кому-то это не надо — они получают впечатления за счет того, что их пугают в квестах разного рода монстрами. Мы сами, кстати, тоже ходим в другие локации играть, потому что везде есть свои изюминки.
– Продвинутые работодатели рассматривают квесты как один из методов тимбилдинга. Как вы к этому относитесь?
– Здесь, как и в любой деятельности, где требуется тесное взаимодействие, есть элементы, сплачивают команду. В связи с тем, что с нами работает психолог, мы можем составить и психологический портрет участников. Это достаточно сложная работа. Пока на это спрос небольшой, гораздо более распространена ситуация, когда сам работодатель наблюдает за игрой своей команды на мониторе.
Но элементы тимбилдинга в квесте все равно есть — раз знакомые или малознакомые люди взаимодействуют друг с другом, вместе решают сложные задачи. И через час они уже лучшие друзья. Потому что хочешь узнать человека — узнай его в беде. А мы им на час предоставляем в распоряжение эту «беду». Пожалуйста, заходи и пользуйся. И любой качественный квест для этого подойдет.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин