Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Фото предоставлено Любовью Аликиной

Лесной царь

Кто вырубает вековые сосны под Иркутском и при чем тут администрация района

Мария Чернова
25 февраля, 2015 16:20
10 мин
Жительница Иркутска Любовь Аликина обнаружила в 4 км от города массовую вырубку сосен, которую ведут для некоего частного владельца этой земли. После того как вызванный наряд полиции не смог остановить стройку, Аликина приехала на это место повторно — уже с корреспондентом «Русской планеты».
Подарок от души
Чтобы добраться до места подозрительной рубки, нужно доехать до конечной остановки в отдаленном микрорайоне Юбилейном, оттуда — еще пару-тройку остановок по дачному маршруту. И еще полчаса пройти по заметенной снегом дороге.
Активистке из Иркутска Любови Аликиной этот маршрут хорошо знаком: путь через сосновый лес к реке Кая она зовет своей «дорогой здоровья».
– Мне, как астматику, показаны такие прогулки по лесу, поэтому каждый сезон я отправляюсь в лес. Не скажу, что прямо каждый день, но вот 15 февраля меня как будто что-то толкнуло туда. Оказалось, лес звал на помощь. Прямо посреди вековых сосен я вдруг заметила вальщиков леса и вагончик, где успели обосноваться рабочие. А также кучу техники, — вспоминает Любовь Аликина. — Я в первые минуты просто оторопела: сосны, которые помнят еще моих деда с бабушкой, массово валят. Рядом через сугробы и бездорожье проложена колея для бульдозера. Он отвозил срубленный лес по окраине Иркутска куда-то на запад, в сторону Ангарска.
За последней дачной остановкой нам не встретилось ни одного человека. В будний день в ближайшее садоводство «Изумруд» людей приезжает немного.
– Места тут тихие. Кому сюда пробираться, кроме любителей одиноких прогулок? Не исключаю, что тот момент, когда стартовала рубка, никто и не зафиксировал. Когда тут впервые появилась я, работа была уже «в разгаре»: сосен 20 уже лежали на земле, — говорит активистка. — Смотрите, вся территория от дороги до реки Кая засажена высокими соснами, возраст которых, если судить по высоте и толщине деревьев, веками исчисляется. Плюс территория расположена вдоль воды. Водоохранные зоны вообще требуют особого контроля. Поэтому, увидев рубщиков и всю эту технику, я сразу подумала, что работают они явно незаконно. А позже, когда объявился владелец этих 40 га, вообще поразилась: по документам эти земли оказались в собственности физического лица, некоего Сергея Стелькина из Боханского района.
По рассказу Аликиной, она вызвала полицию, и почти тут же приехал тот самый владелец. Он показал полицейским документы, согласно которым руководитель администрации Иркутского района в августе 2011 года подарил ему эти угодья.
Фотографии предоставлены Любовью Аликиной
На деляне действительно работают вальщики в спецовках — около 10 человек. На поляне среди пеньков от свежесрубленных сосен стоят трактор «Беларусь» и бульдозер на гусеничном ходу, рядком лежат бензопилы. У рабочих перекур в вагончике. Видно, что ночуют и едят они здесь же. Нашему приходу вальщики явно не рады, но в тесный вагончик пускают.
– Да эта сумасшедшая старуха нам уже неделю покоя не дает, — жалуются они. — Была тут недавно полиция. Тормознули нам работу на день, проверяли бумаги какие-то. В итоге дали нам «добро» — значит, все в порядке там с документами. Зачем опять воду мутите? Зачем нам работу останавливаете, мы же заработок теряем!
Бодрую Аликину назвать старухой язык не поворачивается, но это слово она пропускает мимо ушей.
– Зря вы так отчаянно за работу эту держитесь. С вами договора-то хоть заключили? Зарплату вы как получаете — в конвертах небось? Как рабы тут пашете, еще и злитесь, что останавливают вас. Кто вам потом пенсию-то будет начислять? Стелькин, думаете, будет? — увещевает Аликина.
Работники пожимают плечами и вновь начинают рубить. В стороне аккуратной пирамидкой уже лежит порядка 50 спиленных сосен — итог их работы за день.
Непубличные слушания
Как рассказала РП депутат думы Марковского муниципального образования Наталья Коньшакова, совет депутатов уже третий год судится с районной администрацией. Перевод земель водоохранной зоны поймы реки Кая в категорию сельхозугодий (а территория попала в частные руки именно в этом статусе, по их словам) парламентарии считают незаконным.
– Подняли все документы, по которым такое оказалось возможным. Уже выяснили, что публичные слушания, на которых якобы обсуждался вопрос перевода земель, сфальсифицированы, — комментирует депутат. — Но вопросы такие решаются небыстро, поэтому точно неизвестно, когда нам удастся остановить этот произвол.
Юрист, знакомый с ситуацией, вообще заявляет, что нынешний владелец леса в принципе может избежать наказания.
– Сам Стелькин может юридически оказаться и вовсе ни при чем. К ответственности официально можно привлечь тех, кто выдал указанные документы, а также тех чиновников, которые изменили вид разрешенного использования земель водоохранной и лесоохраной зон на земли сельхозназначения. А после привлечь тех, кто передал эти территории сначала в аренду, а спустя годы — в частную собственность физлицу, — объясняет РП кандидат юридических наук, специалист по вопросам регистрации прав собственности Юрий Никишин.
Между тем, активисты волнуются: если разбирательство затянется — защищать уже будет нечего.
– Вы сами видите, что четверти этого лесного массива уже нет. Еще неделю назад отсюда и вплоть до реки стояли высоченные сосны. Ущерб землям уже нанесен непоправимый, — говорит эколог Зоя Эмдинова, тоже приехавшая с нами на место вырубки. — А ведь здесь не только старейшие деревья растут, здесь обитают уникальные виды лесных цветов: сибирская роза (иначе называется жарки), редкий вид орхидеи.
24 февраля Любовь Аликина провела одиночный пикет у здания областной администрации в центре Иркутска. Но реакции от правительства и парламента пока не последовало.
– Простояла я в пикете у «серого дома» с 8:45 до 11:00. Было стыдно и обидно за то, что не тех людей мы наделяем правом представлять наши интересы и защищать права. Депутаты прятали глаза и спешили мимо меня. Немногие издалека пытались прочитать мой плакат, но ко мне не подходили. СМИ области — ни печатные, ни телевизионщики – тоже интереса не проявили, шли стороной. Сфотографировал мой одиночный пикет лишь один турист, из Японии. Потом подошли полицейские, проверили у меня документы и выслушали. Они попросили экземпляр моего плаката, я объяснила, что при себе у меня лишь один экземпляр, который после пикета с сопроводительным письмом хочу отдать в канцелярию губернатора. Подходили и простые граждане. Поддерживали на словах. Предлагали мне свои контакты, чтобы при случае поставить подпись или  просто «усилить» позицию. Одна деревенская жительница сообщила, что ее деревня и соседние разрушены, а вокруг них — пустыня, и заплакала.
Кроме того, Аликина уже отправила жалобу в прокуратуру Свердловского района Иркутска, написала письмо президенту Путину и пожаловалась губернатору области в письменном виде.
– Опыт в общественных делах у меня небольшой, но есть. Уже несколько лет я защищаю на общественных началах права жильцов многоквартирных домов от произвола поставщиков ЖКХ и управляющих компаний. Сейчас, правда, все эти дела отложила: лес важнее. Знаний особых нет, но я умею читать законы. Что знаю — применяю, но этого мало. Помощь хорошего юриста очень помогла бы, только бесплатно работать желания пока никто не изъявил, — признается общественница.
«Коррупции не видно ни конца, ни края»
Пока активистку поддерживают в основном жители соседнего Марковского муниципалитета, вырубка леса в котором уже приобрела пугающие масштабы.
– Перевод земель из категории в категорию происходит на базе изменений в генплане. Пугает тот факт, что, по генплану, на территории вдоль берегов Каи якобы нет леса вообще. Там пустые белые пятна. Пока там стоят сосны, но если рубка продолжится, то все сложится: на бумаге леса нет, и на земле тоже пусто. Как такое возможно в принципе? Как вариант, для внесения изменений в генплан проводят публичные слушания. Мы не раз замечали, что они в наших краях проходят с большими нарушениями, нередко и фальсифицируются. Коррупции в этом вопросе не видно ни конца, ни края, — жалуется РП начальник территориального общественного самоуправления (ТОС) Марковского муниципалитета Юлия Карельченко. По ее словам, всего на участке от Юбилейного до Маркова было переведено в сельхозугодья, а позднее передано частникам 998 га лесной земли. Незаконность этих изменений в генплане ТОС сейчас пытается доказать в суде.
Жители ближайших садоводств делятся еще более страшными подробностями.
– У нас больше трех лет уже в пойме реки Каи каждую весну горят леса. Какая причина? Поджоги! Огонь часто доходил и до садоводства, а виновников ни разу не поймали. Какой вывод напрашивается? Жгли специально, чтобы лес признать горелым, а значит некондицией. На рубку такого леса получить разрешение — раз плюнуть, — считает Сергей Ознобцев, постоянно живущий в садоводстве «Изумруд». — Вот тебе и ответ на вопрос, почему у правоохранительных и надзорных органов все вопросы отпадают.
Дозвониться до администрации Иркутского района нашему корреспонденту не удалось с начала недели: телефоны переведены в режим факса. А в Росприроднадзоре по Иркутской области РП заявили, что о подозрительной рубке на земле Стелькина ничего не знают.
– Нет, мы не в курсе ситуации. Как, говорите, перешел участок в частную собственность? По договору дарения? От мэра района? Ничего себе. Ни разу с таким не сталкивался, — удивился начальник отдела надзора за водными и земельными ресурсами Росприроднадзора по Иркутской области Павел Поляков. — Вы оставьте, пожалуйста, заявку по нашему спецтелефону, мы разберемся. В крайнем случае, передадим в другое ведомство. Но, судя по описанию, случай очень подозрительный.
Деляну в Кайском лесу мы покидаем уже на закате, однако лесорубы и не думают прекращать работу.
– Мы на сегодня еще в план не уложились. Ну, ничего, сейчас на машинах фонари включим — хоть всю ночь руби. 
Поделиться
ТЕГИ
10 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ