Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Крепость просит защиты

Один из первых построенных в России бастионов нуждается в срочной реконструкции

Елена Коваленко
5 мин

В таком состоянии музей получил крепость 10 лет назад. Фото: из архива Архангельского краеведческого музея

18 апреля отмечался Международный день охраны памятников и исторических мест. В канун этой даты губернатор Архангельской области, а также другие высокопоставленные чиновники региона получили письма от горожан, обеспокоенных судьбой Новодвинской крепости. Одна из наиболее ярких исторических архангельских достопримечательностей нуждается в реставрационных работах. О прошлом и настоящем главной цитадели русского Севера рассказал Игорь Гостев, старший научный сотрудник Архангельского краеведческого музея.
Так случилось, что крепость, чье предназначение защищать людей, теперь и сама нуждается в защите. В российской истории это величественное каменное сооружение сыграло важную роль, по праву заслужив уважительного и бережного обращения, уверен Игорь Михайлович. Ведь если не она, еще неизвестно, чем бы закончилась самая длительная война в истории российского государства.  
– Новодвинская крепость — первая боевая крепость Петра Первого, первая каменная бастионная крепость России и первая российская крепость, основной функцией которой был контроль морского фарватера и его перекрытие, — рассказывает Игорь Гостев. — У Новодвинской — ширина Березовского устья, на берегу которого ее построили, — около 2 километров. Однако это большое расстояние компенсировалось тем, что судоходный фарватер проходил совсем недалеко от суши. Крепость была заложена в связи с неудачным для России началом Северной войны. Петр I понимал, что Карлу XII, чтобы победить Россию, достаточно разорить Архангельск, который на тот момент был единственным портом и единственной серьезной судоверфью страны.
Довольно продолжительное время, начиная с правления Петра Великого и уже после него, не только Балтийский, но и отчасти Средиземноморский, Черноморский, Тихоокеанский флоты России комплектовались архангельскими кораблями. К тому же местный морской порт обеспечивал мощный приток денег в бюджет: за счет таможенных платежей, собираемых в городе, наполняемость казны в разные годы составляла от 60 процентов и выше. Именно эти обстоятельства делали Архангельск уязвимой и столь притягательной мишенью для внешних ударов. В декабре 1700 года вышел Указ Петра с повелением заложить крепость, которая бы защищала город и порт со стороны моря. Задача была поставлена поистине грандиозная.
Из-за того, что в России долгое время практически не существовало военной историографии, и мало изучалась история фортификации, строительство Новодвинской крепости обросло множеством мифов и легенд. Часть из них нашла свое отражение в знаменитом романе Юрия Германа «Россия молодая» — в нем, например, говорится, что крепость строила Семиградская изба. Но это ведомство было создано лишь в 1711 году, а к этому времени процесс возведения Новодвинской цитадели шел уже более десятка лет. В первый год ее строили Архангельск, Холмогоры, Мезень, Каргополь и Кеврола — участвовали в процессе людьми, материалами и деньгами. Затем к ним присоединились еще несколько городов, но когда был заложен Петербург, часть из них была отписана на его строительство. И к 1710 году осталось семь городов, так и появилась Семиградская изба.
В мае 1701-го, когда снега еще было по пояс, на стройплощадке начали вырубать лес и свозить первые стройматериалы, за зиму изъятые у населения, церкви и иностранцев. Для возведения главного вала и главной крепостной стены рабочие за 26 дней вырыли протянувшийся на полтора километра котлован, шириной в семь метров и глубиной около двух. 12 июня приступили к закладке фундамента. А через две недели, когда пришли шведы, примерно на метр над землей уже возвышалась каменная стена, и были насыпаны земляные валы, на которых установили пушки. Еще одну большую батарею поставили на одном из островов, в результате чего судоходное русло было полностью перекрыто артиллерией. Кроме того, две небольшие батареи соорудили на случай высадки десанта.
Бастион конца XIX века. Фото: из архива Архангельского краеведческого музея
Бастион конца XIX века. Фото: из архива Архангельского краеведческого музея
– Приплывшие шведы наткнулись на ожесточенное сопротивление, — продолжает свой рассказ Игорь Гостев, — большую роль в обороне крепости сыграла простой помор Иван Рябов, чье настоящее имя Иван Ермолаевич Седунов. Шведы захватили его в Белом море с промысловой ладьи, где он был кормчим. Вместе с ним в плену оказался переводчик Дмитрий Борисович Дьячков, которого в исторической литературе называют дьячком Дмитрием Борисовым. Именно он ввел шведов в заблуждение об укреплениях, построенных на берегу русскими. А Седунов в качестве судоводителя на передовом вражеском корабле повел флот на мель, причем так, что шведы, опытные мореходы, даже не поняли этого. Их корабли шли под флагами других стран — это был отвлекающий маневр, чтобы захватить еще и карбас с караулом, который двигался навстречу им от строящейся крепости. Но обман раскрылся: русские увидели в орудийные бойницы корабля шведских солдат, спрятавшихся на нижней палубе. Развернулись и устремились к берегу. Шведы начали было погоню, но два их судна из трех тут же сели на мель. 13 часов продолжалась артдуэль. Повезло, что защитой крепости командовал ее строитель, немецкий военный инженер Георг-Эрнест Резе, приехавший в нашу страну в 1696 году. В романе «Россия молодая» в качестве главного защитника и строителя крепости был показан царский стольник Сильвестр Иевлев, который фактически был прорабом. По результатам этого сражения Петр всем участникам обороны раздал награды: Резе получил самую большую, сто золотых червонцев, по тем деньгам огромная сумма.
Здание Комендантского корпуса крепости (1704 г.). Вот так остановилась в прошлом году реставрация. Фото: из архива Архангельского краеведческого музея
Здание Комендантского корпуса крепости (1704 г.). Вот так остановилась в прошлом году реставрация. Фото: из архива Архангельского краеведческого музея
После этой победоносной дуэли Новодвинскую крепость стали строить еще быстрее: слишком высок был риск, что шведы захотят реванша. Ценой невероятных человеческих усилий и колоссальных денежных вложений за два строительных сезона были возведены полтора километра стены высотой шесть метров. За высокую производительность и отменное качество работ государство щедро платило: простой рабочий получал в сезон пять рублей, а каменщик или кузнец — восемь. Притом что солдату петровской армии в те времена было положено шесть рублей годового жалования. Окончательно работы были завершены лишь к 1721 году.  За это время Георг-Эрнест Резе достроил башни крепости, которая сейчас известна как Архангельские гостиные дворы, а также укрепления на других островах дельты Двины.
В дальнейшем, в ходе долгой Северной войны, сообщения о готовящемся нападении на Архангельск поступали неоднократно, но Карл XII больше так на него и не решился. В петровских указах тех лет Новодвинская крепость фигурировала в качестве цитадели, то есть, наиболее неприступного места целой системы укреплений. Проект, осуществленный в Архангельске инженером Резе, можно смело считать первой попыткой строительства фортовой крепости, на 45 лет опередившей в этом Францию.
Новодвинская цитадель в течение полутора веков была местом проведения интереснейших экспериментов по артиллерии и фортификации, многократно приводилась в боевое и оборонительное состояние, переходила на осадное положение. Помимо Петра Первого из числа российских монархов крепость посещал Александр Первый, а также многие великие князья. Здесь служила целая плеяда великолепных военных инженеров, в течение полутора веков находился постоянный артиллерийский гарнизон, а также временный солдатский.
В упадок крепость стала приходить после того, как в 1863 году в рамках вызванной экономическим кризисом демилитаризации указом Александра Второго она была ликвидирована и из нее вывели воинский гарнизон. После этого грандиозное оборонительное сооружение оказалось в ведении архангельской епархии. Изначально предполагалось, что Церковь создаст здесь Женское епархиальное училище и приют для престарелых священников, но вместо этого из крепости сделали каменоломню и стали распродавать на стройматериалы. В 1898 году кто-то из горожан пожаловался на это властям. Выяснилось, что камень ушел на строительство Северной железной дороги. В одном из архивов до сих пор хранится объяснительная записка ее создателя Саввы Мамонтова — в ней он пишет, что не украл, а честно купил стройматериалы. Разворовывание прекратили, но к этому времени значительная часть крепости уже представляла собой руины.
В 1916 году в архангельском порту Бакарица произошел мощнейший взрыв на груженом боеприпасами сухогрузе «Барон фон Дризен», в результате которого погибло более 600 человек. После этого потрясшего город ЧП власти решили, что взрывчатку и оружие нужно хранить подальше от мирных жителей и устроили в Новодвинской крепости артиллерийский склад. Он просуществовал там до прихода советской власти. Затем территорию освободили, и местные жители превратили ее в большой скотный двор. В 1930-м году рядом с крепостью устроили детскую колонию, по типу воспитательных учреждений Макаренко, описанных в «Республике ШКИД». А на территории самой Новодвинской возник завод НКВД, выпускавший широкий ассортимент продукции — от картузов до аэросаней и боеприпасов. В 1938 году воспитательная колония для беспризорников обрела статус воспитательно-трудового учреждения для исправления малолетних преступников. В 1960 году в бараках детской колонии разместилось исправительное учреждение для взрослых осужденных, которое и оставалось там в течение 46 лет, а бывший «Спецзавод НКВД» был перепрофилирован в промышленную зону исправительного учреждения. Несмотря на то, что памятником всесоюзного значения Новодвинская стала вскоре после Великой Отечественной войны, в советское время ее охраной никто не занимался: стены крепости разбирали сначала на строительство драмтеатра, гидролизного завода и других проектов первых пятилеток, а после войны — Дома политпросвещения.
Вот уже десятилетие исторический объект находится в оперативном управлении Архангельского краеведческого музея. Заводские цеха, занимавшие внутренний двор крепости удалось снести, мало-помалу новые хозяева начали приводить крепость в порядок и первозданный вид. В 2009 году ее включили в федеральную программу «Историческая память», что дало возможность начать проектные и консервационные работы, а затем и реставрацию. Но в этом году федеральное финансирование прекратилось. По закону памятник федерального значения можно реставрировать лишь на средства из федерального бюджета, а ответа от российского Минкульта на запрос, посланный их региональными коллегами, пока нет.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин