Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«В космосе о политике не говорят»

Космонавт из Пензы — о проблемах освоения межзвездного пространства и бюджетного финансирования
Елена Коваленко
2 мин
Фото: Алина Кулькова / "Русская планета"
Космонавт Александр Самокутяев в родную Пензу наведывается не часто. Да и как это сделать, когда на орбите порой проводишь по полгода. Прошлый — второй его полет в космос — занял 167 суток. Сейчас герой РФ проходит курс реабилитационно-профилактической подготовки. После чего комиссии медиков должны будут провести массу исследований и прийти к заключению о годности его к дальнейшей работе. А это значит, что есть шанс побывать в космическом пространстве еще раз.
О космосе, жизни и перспективах Самокутяев рассказал «Русской планете».
– Александр Михайлович, спрошу сразу же. В космосе страшно?
Когда ты долго ждешь своего полета, то испытываешь чувство большого волнения. Особенно, когда до старта остаются считанные часы. Доклад перед руководством, последние медицинские комиссии, подготовка скафандра — вот тут пульс начинает частить. Но стоит люку закрыться — все приходит в норму. Сказываются годы тренировок. А в космосе… В космосе просто ощущаешь себя беззащитным.
– А какие чувства испытывали, когда поднимались в космос?
Во-первых, понимал, что буду там делать то, что не привык делать на Земле. А, во-вторых, ощущал ответственность. Знал, что буду делать то, что сделает далеко не каждый человек. Всего 556 человек побывали в космосе. А население нашей планеты составляет более семи миллиардов человек.
– Не боялись, что что-то пойдет не так?
Не боялся. Наши скафандры очень надежные. Закончился кислород, перестал перерабатываться углекислый газ, пошло охлаждение или, наоборот, перегрев – они устроены так, что космонавт в любой критической ситуации имеет запас времени, чтобы вернуться в шлюзовую камеру, выполнить обратное шлюзование и спасти свою жизнь.
Фото: Алина Кулькова / "Русская планета"
– Пуски «Прогрессов» очень часто приводят к проблемам. Как вы к ним относитесь?
Когда я проходил в 2011 году свою первую орбитальную вахту, произошла авария с грузовым кораблем «Прогресс», который должен был доставить на МКС продукты питания и топливо. На МКС для подобных случаев всегда существуют запасы, которых запросто может хватить до прилета следующего «Прогресса».
В тот момент мы больше переживали не из-за еды. Неудача Роскосмоса в очередной раз ударила по престижу государства. К тому же все понимали, что ракетоноситель, который используется для выведения «Прогресса», также используется и для выведения пилотируемого корабля. А это уже вопрос безопасности наших космонавтов.
У отечественной космонавтики есть и другие проблемы — кадры и недостаточное финансирование. Профессионалы уходят, а на смену им приходит неопытная молодежь.
– На орбите вы работали с японцем, итальянцами, американцем. Как складывались отношения с коллегами?
Согласно меморандуму поведения, на борту Международной космической станции космонавты на борту о политике не говорят. Что касается языка, то мы разговариваем на английском.
– Слышала, что вы хотите делать политическую карьеру…
Пока не планирую. Больше мне хочется стать инструктором Центра подготовки космонавтов.
В настоящее время я работаю над кандидатской диссертацией. Она касается проблемы космического мусора. Для нашей планеты космический мусор — это и плохо, и опасно. Но сейчас работает много лабораторий. Хорошо, сейчас в открытое космическое пространство Земля практически ничего не выбрасывают.
Увы, 50 лет эксплуатации около земного космического пространства привели к тому, что мы получили колоссальную проблему в виде космического мусора, которая буквально несколько дней назад беспокоила нашу станцию. Пришлось срочно корректировать орбиту.
Фото: Алина Кулькова / "Русская планета"
– Как вы считаете, какие у нашей страны перспективы в освоении космоса?
У нас создается шестиместный корабль. Работают над пилотируемой космонавтикой. Создается своя национальная космическая станция. В перспективах полет в высоких широтах и освоение дальнего космоса.
– А на Марс-то полетим?
У нас есть перспективные программы полета к дальним планетам, освоения Луны. Но я, думаю, что реализация этих проектов начнется не раньше 2025 года.
– Третий раз в космос полетите?
Результаты о моей годности к дальнейшей работе будут известны не ранее, чем через полгода. Государству очень дорого обходятся одноразовые космонавты: на то, чтобы подготовить человека к полетам, требуется огромное количество денег. Поэтому, думаю, есть еще шанс полететь в космос. Возможно, это случится в 2018 году.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин