По состоянию на 25 мая 10:35
Заболевших353 427
За последние сутки8 946
Выздоровело118 798
Умерло3 633
Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Дежурство стратегического значения

Корреспондент «Русской планеты» провел день с уборщиками снега на дорогах
Елена Коваленко
18 декабря, 2013 13:04
4 мин
Фото: Сергей Бабкин
Суббота в Саратове с утра не задается: часов в пять заряжает небольшой снег, а на центр города спускается туман. Что творится на подъезде к областному центру, страшно подумать. Дорожные рабочие уже в половине шестого заступают на холодную трассу. Гусельский мост, хотя и находится на окраине города — место очень оживленное и стратегически важное. Когда на ремонт закроют «старый» мост через Волгу, на эту переправу рванут тысячи автолюбителей. Где-то здесь и расположена одна из баз фирмы «Зоринка», которая по госконтракту содержит участок из нескольких эстакад. Ежедневно по этим дорогам колесят и транзитники, везущие грузы в Саратов, и жители местной «Рублевки», как называют коттеджные поселки Сосенки и Усть-Курдюм. Одним словом, предстоит чистить многокилометровый мостовой переход: начинается наша зона от выезда из города, а завершается Марксовской развязкой. Хорошо еще, что снега много не навалило.
– Прогноз погоды стараемся получать из всех источников, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» наш «прораб», начальник участка Александр Чупрыненко. — И саратовский метеоцентр информацию дает, и Интернет, конечно, смотрим. Но сегодня ничего страшного не случится. Пока что ясно, температура около нуля. К вечеру — до минус 3 обещали.
Примерно в шесть утра на дорогу выходят снегоуборочные «КамАЗы». Что и где надо чистить — видно на мониторе из диспетчерской.
– Да, сегодня точно повезло, — продолжает начальник участка. — Машин в субботу мало, но довольно часто случается попадать в неприятные ситуации.
Во время уборки улиц большегрузы идут колонной с включенными желтыми маячками. Правила категорически запрещают «гражданским» водителям встраиваться в организованную транспортную колонну.
– Ты едешь впереди, чистишь снег, высыпаешь реагент, а сзади уже кто-то гудит и фарами мигает: мол, в другой ряд сверни, пропусти, — рассказывает Александр. — А ведь гораздо лучше подождать и поехать уже по очищенной автостраде.
Да и потом, легко сказать — «сверни и пропусти». Снегоуборочный «КамАЗ» не может позволить себе такие резкие маневры на оживленной дороге. А в дни, когда снегопады становятся интенсивными, выводить на магистраль приходится еще более мощный агрегат, который стоит на базе, под эстакадой. Это «Урал» с танковым двигателем. Он способен отбрасывать огромные валы снега на 30 метров.
Как только «КамАЗы» покидают мост, в дело вступает новая бригада. Мост, говорят работники «Зоринки», это не просто дорога. Тут за многим приходится следить: не должны забиваться деформационные швы и трубы, отводящие вниз талую воду. На эстакадах есть целая куча всяких объектов, на которые не обратишь внимания, если не влезешь в спецовку со светоотражающими элементами и не вооружишься лопатами. Чистить нужно не только основную дорогу, но и остановочные павильоны, и дорожные знаки, на которые часто налипает снег. Чистить нужно вручную. Бригадой, которая и занимается этой заведует Владимир Тимофеев. В «Зоринке» он уже девятый год. Когда-то и сам был водителем, а теперь оказался по другую сторону дороги. В первые дни были какие-то неловкие ощущения, но потом Владимир Юрьевич уже «заболел» работой и втянулся.
– Раньше я работал на фуре, занимался междугородными перевозками, — говорит руководитель бригады. — Когда встал вопрос о новой работе, то сразу пришел сюда. И работа важная, и от дома недалеко ехать — словом, все совпало.
На базу Владимир направляется из соседнего поселка Дубки с таким расчетом, чтобы уже в 7:45 быть на месте. В служебной «ГАЗели» есть весь инвентарь: роторы для очистки, лопаты, конусы для ограждения. Там же размещаются шестеро рабочих бригады. На трассе часто бывает холодно, но, чтобы не сковывать движения, все надевают обычную утепленную спецовку и валенки — ничего лишнего. Если замерзнешь — можно отогреться в машине.
– Кому-то, конечно, нравится, что павильоны на остановках чистят, — говорит Владимир Юрьевич. — Но есть и такие, кто возмущается: почему это вы с шести утра не дежурите?
Не успевает бригада начать убирать снег на остановке, как к ней подруливает иномарка, и водитель с важным видом достает из багажника пакет с остатками загородного застолья. В урну он не помещается, и тогда мужчина просто мусор прямо на дорогу.
– А почему с собой не везете до города? — интересуются рабочие.
– Тебе надо — ты и уберешь, — отвечает автомобилист.
У дорожников есть свой сленг. Ус — это протяженное ответвление мостового перехода, а есть еще и короткие съезды — восьмерки. Несколько месяцев, как говорят рабочие из бригады, — оптимальный срок, чтобы научиться понимать саратовский мостовой фольклор. Например, один из участков называется Лазебников ус. Точно сейчас его историю мало кто вспомнит, но любой рабочий расскажет, что ответвление названо в честь одного из первых директоров местного дорожного предприятия.
За время дежурства нужно очистить так называемые «волны» — барьерные ограждения между проезжими частями. Эта работа выполняется на оживленной трассе, и первые ощущения — тревожные.
– После грузовика чувствовал себя сначала странно, — рассказывает Владимир. — Даже страшновато было: все-таки ты стоишь на дороге, а вокруг тебя машины носятся.
Расположенные вдоль моста на Гуселке шумозащитные экраны, у дорожников — «стекла», чистить не надо: слишком холодно. Их отмывают перед сменой сезонов, так что следующий «банный день» у этих «стекол» будет весной. К часу дня бригада прибывает на «нулевой пикет» — начало мостового перехода в Пристанном. За дежурство в выходной день все получат повышенное вознаграждение. Семья Владимира Тимофеева с пониманием относится к его работе, тем более что зарплата у него неплохая и стабильная. Домочадцы не злятся, когда приходится ждать главу семейства в прямом смысле от заката да рассвета. А так было, припоминает Владимир Юрьевич, два года назад, когда в страшные снегопады машины собирали валы в человеческий рост. Все это нужно было погрузить в машины, потом — везти на полигоны, которые обустраивают в разных местах на выезде из Саратова.
Ближе к обеду на базе нас дружным лаем встречают собаки — под охрану объекта «заточены» не только скалозубые взрослые «двор-терьеры», но и милые на вид щенки. Все заходят в теплый вагончик — попить чаю и подождать, что скажет начальство. День формально еще не окончен — после 13:00 по плану контрольный объезд с начальником участка.
– Вот здесь, на мосту, — показывает вниз начальник участка Александр Чупрыненко, — есть световая сигнализация для капитанов судов. Сейчас навигация у нас закрыта, а в остальное время ее постоянно чистят, рабочие проверяют, не нужно ли менять лампочки. Дело ответственное: по этому свету корабельщики ориентируются, под какую опору направить баржу.
Конец нашего участка — за следующим «тюфяком». Так рабочие зовут укрепление моста на островных частях: во время паводка эти места часто затапливаются, «тюфяк» как раз и нужен, чтобы не размывались несущие конструкции эстакады. Итак, ни до, ни после этого «тюфяка» ни одного проблемного места на переходе Чупрыненко не видит. В этот самый момент у начальника звонит «мобильник». Начальнику участка сообщают: у переезда через Волгу кто-то разбросал кирпичи.
– Убрали уже давно, — говорит Александр. — Наши такого не пропускают.
темы
4 мин