Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«А я не черный, я Шуберта люблю»

Корреспондент «Русской планеты» отправилась вместе с сотрудниками УФМС в рейд по выявлению нелегальных мигрантов
Елена Коваленко
29 ноября, 2013 17:03
5 мин
Фото: Дарья Соловьева
Нелегалы по-прежнему играют в прятки. С каждым годом их становится больше. То ли они так хорошо прячутся, то ли их не так хорошо ищут. Набеги на «понаехавших» полицейские и сотрудники миграционной службы устраивают каждую неделю. В один из таких рейдов вместе с сотрудниками УФМС напросилась и корреспондент «Русской планеты». Кто не спрятался, мы не виноваты!
Сотрудники УФМС в ходе рейда были достаточно откровенны, но уже после него почему-то решили, что их настоящие имена читателям знать незачем. Поэтому редакция использует вымышленные.
- Они неплохо прячутся, но мы знаем, где их искать, — рассказывает Олег М., инспектор миграционной службы УФМС России по Удмуртии. — Каждый день кого-нибудь ловим. На днях четверых домой в Таджикистан отправили. И сегодня найдем кандидатов на выбывание.
Уазик УФМС с тремя сотрудниками и корреспондентом «Русской планеты» трясется по разбитым дорогам Ижевска. На поиски мигрантов команда отправилась в один из магазинов в районе «Металлурга».
- Если верить налоговикам, которые недавно там были с проверкой, то нас в магазине ждут 10 нелегалов, — подключается к разговору инспектор УФМС Андрей Г. — Или совсем не ждут и уже смылись. Такое тоже бывает.
В будний день в магазине пусто. Вдоль длинных рядов одежды снуют русские девушки-продавцы в розовых жилетках. Лучшие силы УФМС рассредоточиваются по магазину, и уже через пять минут в их руках оказываются двое недостаточно проворных смуглых беглецов.
- Ты здесь главный? – спрашивает у мигранта Андрей.
- Э, нет, брат, — качает тот головой. Я здесь просто гуляю, никого не трогаю.
- Ага, собирайся, поехали в отделение. Вот там и будешь рассказывать, где и почему гуляешь.
Берут под руки и второго мигранта. И продолжают прочесывать магазин.
- Где у вас склад?
- Там, — кивает в дальний угол магазина одна из «розовых жилеток».
Склад неожиданно оказывается совершенно пустым: ни тюков с одеждой, ни рядов обуви. Олег недоумевает:
- Налоговики сказали, что нелегалы прямо здесь шьют одежду. Или у них недостоверная информация, или мигранты сбежали. Если верно второе, то в любом случае они вернутся. Идти им некуда.
- Мы с Иванычем комнату нашли, где они живут, пойдем, посмотришь, — это уже Андрей.
На полу четыре матраса, а это значит, что кроме двух пойманных иностранцев здесь живет кто-то еще. В углу телевизор. Жить можно. Это не вагончик, где спят по 10 мигрантов, и не подвал без света и воды.
Прочесав весь магазин, так и не добившись от «розовых жилеток» внятных ответов на вопросы, где хозяин и что здесь делают мигранты, инспекция отправляется еще на одну точку. Уже строительную. Но и там провал. Вместо нелегалов на крыше работают русские. Поворачиваем назад в отделение.
- Маловато, — разочаровано смотрит на мигрантов с временной пропиской Олег. — Мы обычно по 5 человек «накрываем».
- А что они нарушили? — кивает корреспондент «Русской планеты» на азербайджанцев.
- Они говорят, что живут по месту прописки, но это явно не так. Скорее всего, они прописаны в «резиновой квартире», где, помимо них, числится еще десяток иностранцев. Мы знаем многих хозяев таких квартир. Выезжаем с проверками. Иногда доходит до того, что приходится считать зубные щетки, чтобы понять, сколько людей там живет. Мигранты, которых мы сейчас поймали, скорее всего живут и работают в магазине. А по закону они должны жить там, где прописаны. Если это не так, то им светит штраф.
- А вам их не жалко?
- Чего их жалеть, они же сами сюда едут и не соблюдают наши законы — пожимает плечами Олег.
- А если по-человечески?
- Если мы каждого будем жалеть, что получится? Нас на жалость не пробьешь, мы ребята в этом плане закаленные — все пришли в миграционную службу из милиции. Я в уголовном розыске работал в отделе по убийствам. Иваныч во вневедомственной охране в группе быстрого реагирования.
- А я в ППС (Патрульно-постовая служба, ныне ГУОООП МВД РФ. — Примеч. ред.), — говорит Андрей. — Такого за это время насмотрелся. Приезжаем как-то на вызов по семейному дебошу: жена в ванной стирает, а муж без головы на кухне лежит. И это не самая страшная история. Какая жалость может быть после такого?
Мигранты жмутся друг к другу и понимают, что сказки и слезливые истории с крепкими ребятами из УФМС не пройдут. Так и получилось.
- Где живешь?
- Московская, 35.
- Нет такого адреса, понимаешь? — пытает мигранта Иваныч. Иностранец называет еще пару адресов, тоже несуществующих. Под конец допроса, окончательно запутавшись в адресах и явках, мигрант раскалывается и ставит подписи на протоколе, подтверждая, что по месту прописки не живет.
За это нарушение ему придется заплатить 2 000 рублей. Таких штрафников родом из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана и других соседних государств набралось в этом году уже более 2 000. Попадаются они чаще всего на том, что нарушают правила пребывания и работают незаконно, то есть без патента или разрешения на работу. Все вместе они пополнили бюджет Удмуртии более чем на 14 млн рублей и остались должны еще около 5 млн.
Становится новым должником и второй мигрант. На допросе Орхан называет адрес уже известной сотрудникам «резиновой квартиры». Приходится и ему подписать протокол. Русский он знает плохо, поэтому пишет под диктовку: «Права понятны».
По ту сторону кабинета толпятся мигранты, ожидая своей участи. Там тихо. Через приоткрытую дверь они с тоской в глазах смотрят на соотечественников.
В поисках нелегалов все лето сотрудники миграционной службы и полиции прочесывали рынки по всей республике. Облавы и проверки продолжаются до сих пор. Корреспондент «Русской планеты» отправилась на Центральный рынок Ижевска посмотреть на счастливчиков, которым удалось остаться. Рынок встречает классикой блатной песни: «Владимирский централ, ветер северный…».
- Купите валеночки, скидочку сделаю, — торгуется продавщица среднеазиатской внешности.
- Какие валенки? Бери у меня сапожки, — перебивает ее соседка, внешне похожая на азербайджанку.
Русские на рынке в меньшинстве. По крайней мере, на его Центральной улице — точно. Чтобы завязался разговор, начинаю торговаться с одним мигрантом и узнаю, что недавно он стал гражданином России.
- В Россию я приехал 7 лет назад. Сначала в Питере учился, потом переехал сюда, — улыбается Далер.
- Почему переехал?
- Там за людей таджиков не считают. Чуть что, оскорблять начинают или драться. А в Удмуртии спокойно. Я бы не сказал, что здесь нам безумно рады, но понимание к нам есть.
Точных данных, сколько на самом деле мигрантов в Удмуртии, нет. Но есть официальная статистика: легальных иностранцев семь лет назад сотрудники УФМС насчитали более 10 тыс. Сейчас их в 3 раза больше.
- Хотя здесь тоже несладко приходится, — грустно улыбается Далер. — Парень недавно пьяный ко мне подошел, обзывать начал. Мы поругались. Подрались. Я защищал себя. Полицейского позвали. Кто оказался виноват? Я виноват, — от волнения у него появляется акцент. — Кто «черный», кто плохой? Я не «черный»! Я, между прочим, Шуберта слушать люблю.
На этих словах «Централ» сменяется не менее проникновенным треком «Какая осень в лагерях».
- С начала года нас тут хорошо шерстили и полицейские, и УФМС, — жалуется Далер.
- И что? Многих забрали?
- Парочку, — пожимает плечами Далер. — У нас у всех документы на несколько лет. Мы хотим жить здесь, поэтому все делаем по закону. Хотя с этого года стало сложнее получить регистрацию, и наказания за нарушения ужесточились. Превратиться из легала в нелегала и отправиться домой можно очень быстро. Два раза «проштрафился» — депорт, не пересек границу вовремя — депорт. Но мы помогаем друг другу, чтобы проблем не было. Недавно приятель ко мне пришел, говорит: работу потерял, регистрация заканчивается. А я ему: приходи завтра, устроим тебя и с документами поможем. Но он не пришел. Пишу ему «В контакте»: где ты? Он мне: на два дня просрочил документы, полицейские забрали. Меня депортируют. Теперь Хамид вторую неделю в спецприемнике сидит, уехать не может.
Вместе с Хамидом в спецприемнике сейчас ждут встречи с родиной еще 30 человек. Спецприемник — не тюрьма. Но выйти отсюда по собственной воле мигранты не могут. Вообще-то по закону нелегалы должны жить все это время в социальной гостинице. Но ее в Удмуртии просто не существует, она появится только в следующем году. Поэтому иностранцев продолжают отправлять в спецприемник. И уже оттуда домой. На каждого мигранта из бюджета республики в среднем выделяется по 20 тыс. рублей: на пропитание в приемнике и билет домой. В этом году республика купила более 150 билетов. После депортации снова приехать в Россию нелегалы смогут только через 5 лет. Если вновь не нарушат закон и не приедут по поддельным документам на другое имя.
- Часто получается так, что мигранты нарушают закон не по своей воле, — утверждает Мухутдин Бахридинов, президент общественной организации «Узбекский национальный центр социальной поддержки и развития культуры “Азия плюс”». — Нечестные работодатели забирают у них паспорта и обещают, что помогут в оформлении всех необходимых документов. Но вместо этого просто обманывают иностранцев, кормят «завтраками» и не отдают паспорта, пока те не закончат работу. Естественно, у мигрантов заканчиваются все мыслимые и немыслимые сроки, в течение которых они должны были зарегистрироваться. Так они становятся нелегалами. Работодатель звонит в миграционную службу и сдает своих работников, не заплатив им ни копейки за проделанную работу. А свежеиспеченные нелегалы отправляются на родину.
Выслушав жалобы мигрантов на жизнь, корреспондент «Русской планеты» уходит с рынка. На прощание смуглые ребята восклицают:
- Счастливая вы, девушка. В России родились.
темы
5 мин