Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Это не так просто: захотел и уехал из Дагестана»

Корреспондент РП побывал в дагестанском санатории «Леззет», где живут украинские беженцы

Муса Мусаев
13 августа, 2014 17:57
5 мин
Фото: Муса Мусаев
«Леззет» считается одной из лучших баз отдыха в Дагестане. Санаторий находится в 35 километрах южнее Махачкалы, на берегу Каспийского моря. Добравшись до поселка Манаскент, мы свернули по дороге через виноградники в сторону моря. В этой округе раскинулись виноградные поля бывших совхозов. Там где заканчиваются виноградники, начинаются спуск и песчаное побережье. В советское время все это побережье было занято корпоративными базами отдыха. Летом они были заполнены отдыхающими. Сейчас многие базы после 25-летнего запустения стали непригодны для туристов.
Санаторий «Леззет» принадлежал дагестанским подразделениям «Газпрома». Здесь как в 90-х, так и в 2000-х годах строились новые корпуса. И территория санатория расширилась за пределы песчаного побережья, вглубь виноградников. Поэтому вначале создалось впечатление, что мы подъезжаем к ферме.
На территории «Леззета» оказалось небольшое хозяйство с коровами, сеном, сараями. Еще на площадке для парковки автомобилей появилась уверенность в том, что я нахожусь на территории санатория. Спустившись по лестнице, я попал на пешеходный мостовый пролет, ведущий на пляж. Снова ступеньки, теперь с пролета во двор, и я направился к крайнему корпусу, где находятся беженцы, и висит табличка «Лагерь временного пребывания».
– Хорошие комнаты, питание. Меня лично устраивает. Мы приехали из другой страны, и что-то требовать стыдно. Я хочу, конечно, вернуться домой. Но если ситуация там не изменится, буду искать работу в других регионах России, — рассказала Татьяна Щербак, приехавшая из Донецкой области. — Я одна без мужа, у меня 2 сына. Здесь заработки очень низкие. И перспектива с жильем пока тоже не намечается. Когда приехали, нам сказали, что Дагестан рассчитывает только на временное размещение. Были разговоры о социальной программе для тех беженцев, которые решат остаться здесь жить на постоянной основе. Но пока лично я не вижу здесь перспектив. Хотя ехать из Дагестана тоже не к кому. Нам обещали, что здесь обижать не будут.
Беженцы в санатории проживают семьями. В «Леззет» часто заселяются новые жильцы, а старые уезжают. Одна из семей заселилась в санаторий во время нашей беседы с представителями оргкомитета. Семья самостоятельно добиралась до «Леззета» из Ростовской области.
На вопрос, почему семьи беженцев уезжают, Щербак ответила: «Скоро учебный год начинается, они хотят определиться с детсадами, школой, найти жилье».
Татьяна Бурлака планирует остаться в Дагестане. В пригороде Донецка, откуда она бежала с мужем и двумя детьми, уже нет ни садика, ни школы. Она надеется, что в Дагестане помогут. Дома она работала продавщицей в магазине, а муж — на шахте.
– Для тех, кому некуда уезжать, в санатории открывают временный детский сад.
Женщины рассказали, что у них периодически возникают проблемы с медикаментами. По их словам, они слышали разговоры о том, что среди гуманитарной помощи есть лекарства, но сами их не видели.
– Лечимся тем, что сами привезли. Один местный бизнесмен приходил, составлял списки медикаментов и покупал за свой счет. Но у него бюджет тоже ограниченный, — отметила Татьяна Щербак.
Беженка Оксана Павлюченко рассказала, как их принимали в Дагестане:
– Нам помогли оформить все документы. Для этого в санаторий приехали представители всех служб — УФМС, МЧС. Прошли медицинский осмотр. Кого-то отправили в Махачкалу на лечение. Нам выдали справки о рассмотрении предоставления временного убежища. Я беременна и у меня еще двое детей. Муж остался в Донецке.
Первая большая группа беженцев двумя самолетами МЧС прибыла в Дагестан 28 июня. Их разместили в туристических базах «Леззет» и «Дельфин». Прошло более месяца и многие уже уехали в другие регионы России. Одни там нашли родственников, другие — работу.
Как сообщил «Русской планете» первый заместитель главного управления МЧС РФ по Дагестану Олег Халилов, по состоянию на 13 августа в республику прибыло 428 беженцев с Украины. Из них 96 человек находятся в санатории «Дельфин», 171 — в санатории «Лезет», 158 человек разместились у родственников и знакомых. Из Дагестана в другие регионы России выехало 114 человек. Из общего числа беженцев 127 — дети.
– Уезжают, потому что не знают, чем будут заниматься в Дагестане. Допустим, есть шахтеры, которые ищут работу по специальности. По состоянию на 7 августа мы отправили в разные города России 113 человек, — заявил «Русской планете» помощник первого вице-премьера правительства РД Октай Багишев. По его словам, переезд оплачивается из денежных пожертвований. — Но это не так просто: захотел и уехал из Дагестана. Нужно обговорить все до мелочей с принимающей стороной: кто их там встретит, где разместят… Они говорят, что там есть родственники. Но и с родными  нужно созваниваться, чтоб не оказаться на улице.
Простые люди и бизнесмены из Дагестана помогают беженцам деньгами и вещами. Некоторые граждане Украины приняли решение остаться, уже устроились на работу, например, парикмахерами, сантехниками, работают в столовых санаториев, в которых временно проживают. Студенты изъявляют желание перевестись из украинских вузов и учиться в ДГПУ. Правда пока говорить о реализации задуманного рано: комиссия вуза должна будет проверять, как человек учился у себя дома, и соответствуют ли его знания уровню университета.
Для тех, кто останется в Дагестане, будут решать вопрос устройства в детские сады и школы, расположенные в ближайших муниципалитетах. Сегодня на банковском счете, специально открытым для беженцев, собрано более 4 млн. рублей, добавил Багишев.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
5 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ