Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Керамика в глазури

Как в Белгородской области сохранили гончарный промысел и почему практичность посуды здесь превыше всего
Владимир Лактанов
4 мин
Борисовские гончары в XVIII–XIX вв. славились если не на всю Российскую империю, то на приграничных с Украиной территориях точно. Фото: Марина Губина/ «Русская планета»
В поселке Борисовка Белгородской области находится крупнейшее в России предприятие по изготовлению майоликовой толстостенной керамики или, говоря языком обывателей, глиняной посуды. Производят здесь, в основном, горшки для запекания, тарелки, салатники, чашки, кувшины. Весь ассортимент — это более 1000 наименований. Гончарное дело на территории нынешней Борисовки — ремесло древнее: местные краеведы заверяют, что глиняные обломки, найденные в этом районе, датируются еще периодом палеолита. Корреспондент РП побывала в поселке, узнала историю промысла и то, как он развивается сейчас.
– Когда делаешь что-то на гончарном круге, ты своей энергией наполняешь изделие, а потом эта энергия передается людям. Энергию надо беречь: если у меня ее кто-то забрал, за работой отдавать будет уже нечего, — усаживаясь за гончарный круг и расстилая клеенку на коленях, рассуждает Алена Копица. Хрупкая девушка за рабочую смену умудряется изготовить около 100 различных изделий, на каждое в зависимости от размера уходит от 4 до 15 минут. На вопросы Алена отвечает неохотно, признается, что ими успели замучить туристы, которые сейчас на борисовском заводе бывают частенько. Еще и журналисты приезжают без предупреждения, в общем, не дают спокойно аккумулировать энергию для работы.
– Не люблю отвечать на вопрос, болят ли у меня руки, — отрезает Алена, — потому что как только я говорю «нет», они сразу начинают болеть. Но вообще у меня нет такого, что я считаю минуты до конца рабочего дня, хотя отсюда я не раз увольнялась, но потом возвращалась. А попала на фабрику по стечению обстоятельств. Пришла подработать на лето, когда еще в училище училась. Увидела, как быстро и красиво здесь все делают гончары, и тоже села за круг. Но если б знала, сколько времени уходит на то, чтобы всему научится, сразу бы ушла. Первые полгода 90%, если не больше, из того, что ты делаешь, отправляется вон туда, — кивает Алена в сторону мусорного ведра, стоящего рядом с гончарным кругом. В середине рабочего дня ведро у Алены еще пустое. На заводе «Борисовская керамика» она работает с 2005 года, и сейчас единственный гончар на предприятии, хотя когда-то здесь ручной работой занимался целый цех. Теперь же hand made хоть и в моде, но прибыли заводу приносит мало, львиная доля изделий производится на станках-полуавтоматах.
Алена Копица за рабочую смену изготавливает около 100 различных изделий. Фото: Марина Губина/ «Русская планета»
Алена Копица за рабочую смену изготавливает около 100 различных изделий. Фото: Марина Губина/ «Русская планета»
– Отличить ручную работу от станковой, конечно, можно. В гончарных изделиях вы никогда не увидите швов. И в такой посуде нет выемки на донышке, оно плоское, потому что срезается, — делиться секретами девушка. — А если не приглядываться, то обыватель и не поймет — только на упаковке написано будет мелким шрифтом «ручная работа».
Небольшие заказы Алене поступают регулярно, в основном, из Москвы и Питера. В провинции, как отмечают на борисовском заводе, ручная работа ценится мало. Те же кувшины, чашки и тарелки покупатели выбирают не по способу изготовления, а прежде всего по цене, высокохудожественность оформления мало кого интересует. Курьез в том, что те же самые приоритеты были на белгородской земле и 200-300 лет назад.
Если верить местным краеведам, то борисовские гончары в XVIII–XIX вв. славились если не на всю Российскую империю, то на приграничных с Украиной территориях точно. Впервые упомянутый в 1695-м году поселок Борисовка с 1705-го становится вотчиной графа Бориса Петровича Шереметьева. С этого времени здесь активно развиваются многие виды ремесел, гончарное оказывается в лидерах.
– Этот промысел, как мы полагаем, был привнесенным, — рассказывает научный сотрудник Борисовского историко-краеведческого музея Ирина Сургучева. — Сюда ехали люди с территорий нынешней Украины. На Гетманщину ведь постоянно совершались набеги, и нестабильная ситуация приводила к тому, что люди срывались едва ли не целыми селами и переезжали на новое место. А здесь хорошо принимали, графу было выгодно, чтоб в его вотчине жило как можно больше людей. В Борисовке запрещено было поселяться беглым крестьянам и казакам, предпочтение отдавалось семейным и, что называется, рукастым.
В XVIII веке Борисовка стала одним из самых многолюдных поселений Российской империи, здесь проживало до 25 тыс. человек. Развитию именно гончарного промысла способствовали как минимум два фактора: наличие довольно крупных месторождений глины, подходящей для изготовления посуды, и активная торговля. Через Борисовку в то время проходил крупный торговый путь, и четырежды в год устраивались ярмарки. Борисовская керамика отправлялась в путешествие по империи и, говорят, ценилась прежде всего за прочность, утилитарность и дешевизну.
– Многие историки и краеведы прошлого отмечают предприимчивость и практичность борисовцев, — продолжает Ирина Сургучева. — И местные гончары — не исключение. Традиционная борисовская керамика — это простейшие предметы кухонной утвари: горшки, кружки, макитры (большие горшки, которые чаще всего использовали для приготовления дрожжевого теста. — Примеч. РП). Посуда почти не украшалась и имела естественный цвет — с коричнево-красноватым оттенком, как у местной глины. Причина такой практичности, думаю, в том, что жили здесь люди, в основном, небогатые, и важным качеством керамики просто должна была быть доступность. Правда, делали и посуду и подороже, украшали ее глазурью. Причем, одним из компонентов глазури тогда был пережженный свинец. Он давал изделию оригинальный зеленоватый оттенок. Видимо, еще не знали о том, насколько это вредно. Но гончары уже тогда не были завидными женихами. Считалось, что они мало живут, что у них часто болеют дети.
Главные особенности борисовской керамики — ее практичность, долговечность и неброскость. Фото: Марина Губина/ «Русская планета»
Главные особенности борисовской керамики — ее практичность, долговечность и неброскость. Фото: Марина Губина/ «Русская планета»
Тем не менее, к началу XX века в Борисовке было около 100 дворов, принадлежащих гончарам. Причем, большинство местных мастеров, в отличие от соседей из того же Курска и Воронежа, зарабатывали на жизнь исключительно промыслом, забыв о труде на земельных наделах. День борисовского гончара 100 лет назад мало отличался от рабочей смены Алены Копицы: умельцы прошлого изготавливали те же 70-100 изделий в день. Помимо посуды делали игрушки, в основном, свистульки.
В конце 20-х гг. XX века несколько династий борисовских гончаров объединились в артель. А в 1969-м открылись цеха Борисовской фабрики художественной керамики. Мария Ивановна Целих сейчас на предприятии старожил, работает на участке отливки. Ловко достает из гипсовых форм так называемые литки — глиняные заготовки, которые вскоре пойдут на первый обжиг.
Производство хоть и станочное, но тепло рук каждое изделие все же успевает почувствовать. Из форм чайники и чашки выходят с жуткими неровностями и выступами по краям, даже не верится, что такое потом может попасть на прилавок. Но Мария Ивановна берет в руки специальный нож и почти не глядя, параллельно рассказывая о себе, быстро и четко устраняет все недостатки.
– Я сюда пришла 36 лет назад, — вспоминает она, — фабрика тогда гремела. Мы на парадах всегда в первых рядах шли. В одном заливочном цехе 40 заливщиц работало, все молодые. Весело было: песни пели, голоса у девчонок какие были… А потом в 90-е что только с нами не делали: продавали, перекупали фабрику. 7 лет зарплату не получали, бартером все в дом добывали — от туалетной бумаги до мотоцикла. Но работали, куда деваться, да и продукция наша все равно ценилась.
Большинство подобных отечественных предприятий в 90-е не выжили, борисовскую керамику не просто удалось сохранить: по российским меркам завод успешен, его продукция теперь известна и за рубежом — есть заказчики из США, Израиля. Работают здесь более 250 сотрудников, в месяц изготавливают 170 тыс. единиц продукции. По словам директора завода, за 10 лет объем производства вырос в 12 раз.
– Борисовскую глину мы уже не используем, для майоликового производства лучше подходят глины и коалины из Рязанской области и с Урала, — рассказывает директор «Борисовской керамики» Константин Хлебников. — У нас на предприятии сейчас около 50 станков-полуавтоматов, ручной работой занимается только Аленка (Копица. — Примеч. РП) и цех росписи. Полностью ручная работа — это, конечно, хорошо, но в условиях нашей экономики такое предприятие не выживет.
Из традиций прошлого сохранились, правда, главные особенности борисовской керамики — ее практичность, долговечность и неброскость. Никаких пышных росписей на борисовской посуде не увидишь, ее стиль сейчас даже называют минималистичным. К этому добавилась еще и экологичность, свинец и другие вредные вещества в производстве уже давно не используют. А глазури, которыми покрыта керамика, и вовсе отдельная гордость завода. Их рецепты изобретены местными технологами, и в основе только пищевые красители.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин