Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Люди выходили на площадь за него»

Почему жители Алтая до сих пор с благодарностью вспоминают поход во власть Михаила Евдокимова
Владимир Лактанов
5 мин
Михаил Евдокимов. Фото: Юрий Заритовский / РИА Новости
7 августа, ровно десять лет назад, в автокатастрофе погиб Михаил Евдокимов, губернатор Алтайского края. Люди до сих пор вспоминают о нем, как о человеке, который «хотел для края хорошей жизни, но не успел». Евдокимов был губернатором чуть больше года, и ошибок и поражений у него было больше, чем правильных решений и побед. Почему он так много значил для жителей края, «Русская планета» выясняла у самых разных людей.
Тогда, 10 лет назад, многие задавали себе вопрос: зачем ему понадобилось это губернаторство? Со стороны казалось: трудно найти человека, которому меньше подходил бы чиновничий кабинет. Остался бы артистом — был бы жив, говорили потом люди…
– У меня в книге приводится ответ Влада Волкова, начальника штаба Евдокимова, на этот же вопрос: «Он хотел быть больше, чем был», — рассказывает «Русской планете» барнаульский журналист и писатель Сергей Тепляков, автор книги «550 дней Михаила Евдокимова». — В советское время всех учили думать о Родине. В России не только поэт больше чем поэт, но и юморист больше, чем юморист. Тем более, шутки у Евдокимова все были со вторым дном — он смотрел на людей и жалел их. И то, что он делал, было ради людей.
В России на данный момент снято с должности много губернаторов, которые по записям в трудовых книжках куда больше подходили для этой должности, чем Евдокимов. Это я к тому, что опыт предыдущей деятельности имеет значение, но, возможно, не решающее. Все же много значит система, в которую попадает человек. В Америке система такова, что актер Рейган стал президентом и вывел Америку из кризиса. Алексей Сарычев, один из вице-губернаторов Евдокимова, считает, что Евдокимов мог бы доработать свой срок, потому что в 2005 году в регионы начали давать федеральные деньги. Вполне могло быть так. Должность губернатора сегодня — это совсем не то, что должность губернатора, например, осенью 1991 года.
– Он, действительно, был очень доверчив, — вспоминает Василий Сташко, издатель сайта evdokimov.info. — Он доверял людям, верил им на слово. Собственно, многие этим и пользовались в своих корыстных целях. Но, когда он понимал, что его обманули, он просто расставался с этим человеком. При этом он не выражал ненависти или обиды относительно предавшего его. Просто этот человек переставал для него существовать. Этим и выражалась так называемая «кадровая чехарда». Не могло его сознание поверить в то, что кто-то может его обмануть, кто-то его ненавидит…
– Если человеку 47 лет, то понятно, что у него есть некоторый опыт. Но вместе с тем люди остаются такими же, какими родились. Если человек смотрит с детства на мир широко распахнутыми глазами и нигде не ждет подвоха — он так и проживет, несмотря на все уроки жизни, — продолжает Сергей Тепляков. — Потому что такой человек считает, что люди — они добрые и хорошие. А то, что встречаются некоторые г****** — так это исключение. Проблема Евдокимова была в том, что к нему мгновенно набежали люди, имевшие свои утилитарные цели. А он думал, что при всем том они будут и о Родине думать. Полагаю, это было огромное потрясение — когда он со всей определенностью понял, что на Родину всем вокруг него положить. Он не хотел верить в это, а деваться было некуда. Думаю, это очень сильно его угнетало в последние месяцы. Он же мог подать в отставку, но не стал этого делать. Он победил потому, что он Евдокимов, и не мог уйти потому же. В то же время не думаю, что у него было настроение «будь что будет» — он менял свою команду, маневрировал, искал новых людей. И определенное покровительство имело место быть. Это, наверное, его обнадеживало. С одной стороны, кто-то покровительствовал ему наверху, а с другой — народ. Люди выходили на площадь за него — думаю, это сильно его поддержало. Не пойди тогда народ на площадь, Евдокимов мог бы, думаю, написать заявление об отставке.
Политолог Константин Емешин недолгое время, но успел поработать в администрации Евдокимова и оценить его губернаторские качества.
– С точки зрения политологии это был удивительный момент! Это была попытка внедрить модель так называемого народного губернатора. «Совестливый, порядочный человек во власти» — такая модель есть, она известна политологам, хотя многие считают, что это нереально, невозможно, да и людей популярных у нас очень мало… Но, я думаю, что в Кремле давно существовала эта идея, и аппарат кремлевской администрации отрабатывал ее среди массы других, — объясняет корреспонденту РП Емешин. — Сегодня у нас везде, в том числе и в крае, работает модель губернатора как главного бюрократа. А Евдокимов был народным губернатором, в своей работе он руководствовался народным мнением. То есть, Михаил Сергеевич едет, как он говорил, к мужикам в деревню, возвращается: «Я съездил, с людьми поговорил, а вы тут все сволочи, о народе не думаете». И начинает — то одного, то другого чиновника прищучит: «Вы все воруете. Я вам не дам!»
Михаил Евдокимов. Фото: Константин Постников / ТАСС
Михаил Евдокимов. Фото: Константин Постников / ТАСС
Но когда ты руководствуешься народным мнением, тебе нужно решать какие-то проблемы, а в этом случае нужно опираться на чье-то мнение: экспертов, депутатов, ученых, поскольку сам ты во всех этих бюрократических технологиях не специалист. Поэтому я и начал у него реализовывать идею аналитического управления.
Евдокимов вообще действовал логично, и у него было много заделов. Вот он прокатился с липецкими ребятами, металлургами, на теплоходе: «Ребята, помогите мне что-нибудь в крае сделать». Липецкие ребята доверяют Евдокимову, говорят: давай мы тебе построим птицефабрику — и так возник «Алтайский бройлер». Конечно, Михаил Сергеевич не вникал в тонкости подписания бумаг, но предприниматели ему доверяли. Приехала Уральская горно-металлургическая компания, которая много лет тут безуспешно пыталась развернуть обогащение руды, полиметаллических остатков. Евдокимов: «Ребята, давайте, развивайтесь, стройте здесь обогатительную фабрику. Но чем вы можете помочь краю?» А те ему говорит: «Ты знаешь, у нас есть должник, Ульяновский автозавод. Давай мы с них сдерем машины скорой помощи и поставим в Алтайский край». И он их пустил.
В реальной жизни не было никакого актерства, была попытка внедрить модель народного губернатора. И я думаю, что она более эффективна, чем когда в должности губернатора сидит главный бюрократ и то одного мэра критикует, то другого.
Татьяна Козицына, которая многие годы руководила Молодежным театром Алтая, была знакома с Евдокимовым задолго до его губернаторства.
– Он же приезжал часто, песни пел. Помню, был праздник в драмтеатре, «Земляки — Алтаю», что-то такое. В нем участвовали Панкратов-Черный, Евдокимов, композитор Олег Иванов… А я была командиром этого концерта. Евдокимов должен был первым петь, и немного задерживался — он поселился в довольно скромной гостинице, и там отключили горячую воду — и вот он сидел, ждал, когда воду дадут.

Когда он победил на выборах, наше руководство управления по культуре перепугалось. Помню, в день выборов в пять утра мне позвонил один из начальников: «Мишка побеждает, полетим мы теперь!» Евдокимов же никого в администрации толком не знал, а этих знал, как облупленных, и они сами понимали: он их выпнет. Я сижу и думаю: нет, это неправильно, не надо их увольнять, мне же с ними надо новое здание театра строить… Надо к этому делу Золотухина привлекать. Они вместе летали в Казахстан по какой-то программе обмена, и я говорю: «Валерий Сергеевич, ради Бога, поговори ты с ним в самолете, чтобы не выгонял начальников-то наших! Я уже замучалась с этой стройкой, которая не начинается столько лет!» Улетели они, я жду… Возвращаются. Спрашиваю Золотухина: «Поговорил?» А он: «Поговорил, но поручение твое, Танюшка, выполнить не смог. Он мне сказал: «Пошел ты на *** со своим управлением». Я говорю: «Тогда иди к нему на инаугурацию!». А инаугурация совпала с Пасхой, взял Валерий Сергеевич яичко крашеное и пошел… В общем, капали мы, капали и таким образом своих начальников спасли.
Я же много его видела, в разных ситуациях наблюдала. Как он к нам в театр приходил, как Ваньку Золотухина крестил… Помню, как он Ваньке, крестнику своему, хотел дом строить — с резиновыми ковриками на крыльце. Я думала: надо же, странный какой, смешной. Про коврики не забыл.
Все познается в сравнении. Ни один человек, занимающий губернаторскую высокую должность, не может знать и понимать все. Но самое главное, в чем теперь я уже не сомневаюсь и сомневаться не буду, что человек на такой должности должен любить в первую очередь не себя, а людей. Михаил Сергеевич любил людей. Он недолго был в должности губернатора, но я считаю: будь у него время, у него все получилось бы.
Юрий Чернышов, руководитель Алтайской школы политических исследований, считает «поход во власть Михаила Евдокимова» уникальным эпизодом в политической истории современной России.
– Об этом уже много написано — и о фантасмагорической избирательной кампании, и о его пестрой административной команде, и о его травле, логично закончившейся гибелью, и о странном суде, приведшем сначала к обвинению, а затем к оправданию участника автокатастрофы Олега Щербинского, — говорит Чернышов «Русской планете». — Михаил Евдокимов олицетворял собой нереализованную альтернативу в развитии России. Это был менее бюрократический, более неформальный и более близкий к простым людям стиль политики, от которого нынешний режим уходит все дальше и дальше. Новости сегодня заставляют задумываться: одобрил бы Михаил Евдокимов уничтожение в крематориях многих тонн продуктов питания в ответ на санкции? И таких вопросов у людей немало. Михаил Евдокимов отнюдь не был ангелом, но он напомнил всем нам, что политика должна быть для народа. Народ это понял, и поэтому помнит его. И будет помнить.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин