Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Браво, Франтишек!

После Первой мировой войны тысячи военнопленных участвовали в строительстве Омска
Елена Коваленко
5 мин
Омский государственный университет путей сообщения, архитектор Ф. И. Лидваль, на фронтоне скульптуры «Путь», «Тяга», «Движение», «Управление» В. Ф. Винклера. Фото: G0rn / wikipedia.org
Пленные немцы, австрийцы, мадьяры, чехи, поляки, болгары, румыны, словаки, хорваты, русины, боснийцы, итальянцы и турки, прибывавшие в Омск после успешных военных действий российской армии вначале Первой мировой войны, были задействованы в народном хозяйстве. Всего, по данным омских историков, с 1914 по 1918 годы в городе находилось около 20 тыс. военнопленных при населении чуть более 130 тыс. человек. Кого-то отправляли на сельскохозяйственные работы, кого-то — на строительство зданий и железной дороги. Запрещалось использовать солдат лишь в двух случаях — как кучеров и дворников.
По данным Главного архива Омской области, в столице региона в 1914–1916 годах велось строительство сразу нескольких монументальных зданий. Одно из них — штаб-квартира Управления Омской железной дороги, где сейчас размещается Омский государственный университет путей сообщения. За основу архитекторы взяли здание Управления Южной железной дороги в Харькове, построенное по проекту петербургского зодчего Дмитриева. Он же должен был разрабатывать фасады и для омского здания, но, сославшись на занятость, отказался. Зато согласился возглавить проект другой архитектор с берегов Невы — Лидваль. Торжественную закладку самого большого по тем временам здания Омска 6 июня 1914 года освятил епископ Омский и Павлодарский Андроник.
На работах, помимо русских мастеров, были заняты военнопленные немецкой и австро-венгерской армий, которые иногда саботировали стройку. Например, 6 января 1917 года губернатор потребовал у начальника Омского жандармского управления объяснений, почему пленные австрийцы и немцы, направленные на работы по возведению здания Управления Омской железной дороги, 16 декабря 1916 года убежали. Начальник объяснил, что пленные не убежали, а самовольно оставили работы и вернулись в лагерь. Причиной стало их недовольство низкой оплатой труда. Подобные отлучки иностранцев со строительной площадки случались много раз, особенно благодаря усилиям городских ремесленников, которые переманивали пленных строителей большим вознаграждением. Упоминания о таких случаях встречаются в Государственном архиве Омской области. Несмотря на нехватку рабочих рук, здание было возведено в короткие строки — уже в сентябре 1916 году объявили о завершении строительства, еще год понадобился на отделочные работы.
Не меньшую значимость для города имело строительство Дома судебных установлений. Это трехэтажное здание, спроектированное петербургским архитектором Прусаковым, также возведено за два года — опять же не без помощи военнопленных. К осени 1916 года стройка завершилась, отделочные работы продолжались почти до конца 1919 года. Дом судебных установлений предполагалось использовать для размещения центральных и местных судебных органов, но события 1917–1918 голов решили судьбу здания иначе. После революции первый этаж занял Правительствующий Сенат Александра Колчака, на втором разместилось Министерство юстиции, на третьем — Судебная палата. В январе 1919 года в здании были приведены к присяге Верховный правитель России, председатель Совета Министров Вологодский и члены правительства. В то же время на втором этаже здания был расквартирован отряд по охране золотого запаса Российской империи он находился рядом, в здании казначейства. В августе 1919 года на первом этаже разместили лазарет. В советские годы в бывшем Доме судебных установлений работали Сибревком и Сиббюро ЦК РКП (б), позже — руководящие органы Советов, партии и комсомола Омской области. Омские историки уверяют, что здесь бывали высшие партийные деятели — Дзержинский, Калинин и даже Сталин. Сейчас в нем работают депутаты регионального Законодательного собрания.
В 1915 году в центре Омска по проекту петербургского архитектора Веревкина завершилось строительство здания российско-американской мануфактуры «Треугольник». О применении труда военнопленных на этом объекте в омских архивах не говорится, однако этого исключать нельзя. Прибывающие в Омск осенью 1914 года солдаты Германии и Австро-Венгрии могли быть использованы на завершающем этапе, как это было сделано при строительстве зданий ныне Омского государственного аграрного университета. С 1915 года здесь вместе с омскими крестьянами и мещанами, а также приглашенными работниками из Вологодского, Архангельской, Пермской губерний, работали военнопленные.
В то время ко всем крупным стройками охотно привлекали всех пленных солдат, но реже — немцев, венгров и австрийцев. Делалось это, очевидно, по соображениям государственной безопасности. Поэтому, чтобы попасть на строительство вместе с чехами и словаками, и заработать деньги, эти пленные нередко назывались в записях журналов подрядных работ славянскими именами. Хотя известно, что в городе очень ценились немецкие инженеры.
Самые известные военнопленные, жившие в Омске — Карой Лигети и Франтишек Винклер. Лигети, слесарь-металлист по специальности, содержался в одном из лагерей, где вступил в партию большевиков, а после прихода в город советской власти возглавил венгерскую парторганизацию и стал выпускать газету «Форрадалом» («Революция»). Воевал против Колчака, командуя самым большим отрядом интернационалистов, в одном из боев был ранен и захвачен в плен, а в начале июня 1919 года расстрелян. В его честь назвали одну из центральных улиц города, но в 2003 году она была переименована в улицу Ивана Алексеева (Военный, работал в НКВД, СМЕРШе, возглавлял Омскую школу милиции, а с 1970 по 1984 год был начальником УВД Омской области. — Примеч. РП). Двумя годами ранее в расположенном недалеко от этой улицы сквере исчез памятник революционеру. Его планировали перенести в Сад юннатов, на территории которого находился лагерь для военнопленных, однако там он почему-то не появился. Позже обнаружилось, что памятник утерян.
Чешский скульптор Франтишек Винклер оставил память о себе в работах, которые украшают многие центральные здания города. Выпускник Пражской академии художеств по классу монументально-декоративной скульптуры во время Первой мировой войны оказался на русско-германском фронте в должности штабного фотографа. В начале 1915 года он попал в плен и был доставлен в Омск, который к тому моменту активно застраивался. Новые здания нуждались в красивом оформлении.
В отличие от остальных рядовых пленных, Франтишека поселили в жилом доме и разрешили передвигаться без конвоя. Вместе со своими соотечественниками Карелом Бляхой и Иваном Поздеркой он работал над фасадом Омского драматического театра —  ныне одного из красивейших дореволюционных строений Омска. Символ здания — статуя Крылатого гения, которую вылепил Винклер, взяв за основу статуи театров в Праге и Париже. Для фасада скульптор также создал бюсты писателей Толстова и Чехова.
Омский академический театр драмы, архитектор И. Г. Хворинов, на фронтоне скульптура «Крылатый гений» Владимира Винклера. Фото: Дмитрий Лебедев / wikipedia.org
Омский академический театр драмы, архитектор И. Г. Хворинов, на фронтоне скульптура «Крылатый гений» Владимира Винклера. Фото: Дмитрий Лебедев / wikipedia.org
Он участвовал в архитектурном оформлении зданий Коммерческого училища (Аграрный колледж), кинематографа «Кристалл-Палас» (Зал органной музыки), Русско-Азиатской компании (мэрия Омска), придав им европейский облик. К примеру, прототипом центрального рельефа «Время и сила» на здании Русско-Азиатской компании стали скульптуры входа Клам-Галассовского дворца в Праге.
Наиболее известными в Омске считаются работы Винклера по оформлению интерьеров, а также фасадов Управления Омской железной дороги и Дома судебных установлений. Четыре аллегорические статуи с названиями «Путь», «Тяга», «Движение» и «Управление» на фасаде здания железной дороги он лепил сам из пескобетона на 20-метровой высоте. Помогала ему интернациональная бригада из 50 человек — поляков, итальянцев, чехов, румын и венгров.
По мнению омского искусствоведа Виктора Касьянова, Винклер, работая над оформлением Дома судебных установлений, мог быть автором и бронзового памятника царю Александру II, который установили летом 1916 года возле здания, но после революции уничтожили.
Весной 1918 года скульптор, зарегистрировав свой брак с юной омичкой Еленой Мусатовой, вместе с чехословацким корпусом отправился во Владивосток. Он хотел вернуться на родину, но сделать этого не смог. Франтишек Винклер умер в Харбине в 1956 году в возрасте 72 лет.
После Великой Отечественной войны в советском плену оказались около 5 млн человек, из них за Уралом были размещены около 235 тыс. По информации Исторической энциклопедии Сибири, в Омске пленных солдат вообще не было, хотя лагеря для них появились во многих сибирских городах. Чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию, корреспондент РП обратился за помощью к омским историкам, блогерам, архитекторам. Многие из них склонились к тому, что немецких или японских солдат в городе, действительно, могло и не быть.
Причиной этому, как считает омский блогер Игорь Федоров, является наличие большого количества собственных заключенных — и без военнопленных рабочих рук хватало. В очерке «Реализация рая: омские Нефтяники» публицист Константин Ткаченко делает предположение, что в военное и послевоенное время в городе мог использоваться труд от 7 до 30 тыс. заключенных исправительно-трудовых лагерей системы ГУЛАГ, в том числе при строительстве оборонных заводов и Омского нефтезавода. По его сведениям, в 1953 году при передислокации Камышлага из Кемеровской области в Омск перевели и сына опальных поэтов — Николая Гумилева и Анны Ахматовой — историка-этнолога Льва Гумилева. Он жил в бараках чуть севернее нынешней площади имени Лицкевича в городке Нефтяников.
– Насколько я знаю, были немецкие пленные. Точно они строили жилые дома на улице Богдана Хмельницкого. На одном из домов они оставили свой памятный знак. Этот дом на углу Хмельницкого и Ипподромной. Со стороны Ипподромной он имеет ступенчатый фронтон, которого не было в первоначальном проекте. Этот элемент характерен для готики, он не применяется в русской традиции, — сообщил РП зампредседателя Омского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Игорь Коновалов.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин