Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Пустыми койки никогда не бывают»

Корреспондент «Русской планеты» узнала, какие психические заболевания распространены среди ульяновцев
Владимир Лактанов
5 мин
Фото: mosaica.ru
О том, почему на первое место среди психических заболеваний ульяновцев выходит депрессия, как помогают пожилым не забыть родственников и бывают ли пустыми койки в областной психиатрической больнице, «Русской планете» рассказала главный внештатный психиатр Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области Ольга Гаврилина.
– Обычно в топе заболеваний у россиян значатся болезни органов дыхания, кровообращения, сердечно-сосудистой системы, а также онкология. Психических расстройств в верхних строчках различных рейтингов, как правило, нет. Как выглядит такой список в Ульяновской области?
– По данным официальной статистики, четкого роста общего числа психических расстройств в Ульяновской области не наблюдается. Из года в год плюс-минус цифры держатся на одном уровне. Например, по сравнению с 2012 годом, в 2013 болезненность немного подросла, а вот если сравнивать с 2011, то увеличения нет. В среднем в регионе распространенность психических расстройств от 308 до 321 случая на 10 тысяч. Те, кто нуждаются в госпитализации, получают ее своевременно, очереди нет. Областная больница рассчитана на 1135 коек, увы, пустыми они никогда не бывают. Нужно отметить, что благодаря общим усилиям губернатора, Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области и главного врача в больнице проведен капитальный ремонт многих отделений, в том числе и детского, диспансера, что, конечно, в лучшую сторону отразилось и на внешнем облике больницы.
Если сравнивать с общероссийскими показателями, то мы достаточно неплохо выглядим в плане распространенности психических заболеваний, находимся где-то в середине списка, ведь в ряде субъектов заболеваемость доходит до 500–600 случаев на 10 тысяч населения. Но я еще раз повторяю: это официальная статистика.
– Большая разница с неофициальными данными?
– Во-первых, мы забываем о том, что любые сердечно-сосудистые заболевания, например, тот же инфаркт, гастроэнтерологические проблемы, к примеру, язва желудка или бронхиальная астма носят по своей сути психосоматический характер. То есть пусковыми механизмами во многих случаях становится именно психологический фактор. Другое дело, что эти пациенты в основном лечатся у профильных врачей: кардиолога, гастроэнтеролога, терапевта и т.д., хотя желательно привлекать к этому процессу и врача–психиатра или психотерапевта. Во-вторых, если говорить о структуре заболеваемости психическими расстройствами, нужно отметить, что возрастает число болезней непсихотического уровня: тревожные расстройства, депрессии, неврозы, страхи, нарушения адаптации. Люди с подобными расстройствами далеко не всегда приходят к специалистам нашего профиля, предпочитая либо не обращать на симптомы внимания, либо заниматься самолечением, либо идти в частные организации. Поэтому в официальной статистике их нет.
– А с чем связан рост именно заболеваний непсихотического уровня? С ритмом жизни?
– Если говорить о причинах, то увеличение связано и с реалиями нашей жизни, и с тем, что человек, к сожалению, проходя путь эволюции, в психологическом плане становится более слабым, уязвимым. Это, кстати, подтверждает и тот факт, что в наиболее развитых и благополучных странах уровень заболеваемости не снижается, а растет. Огромное количество стрессов, причем везде: на работе, дома, огромный поток информации, которая сыплется на человека со всех сторон и несет зачастую негативный характер, экология, неправильное питание и прочее.
Отдельно стоит отметить сезонные обострения. Они бывают практически у каждого второго ульяновца. Конечно, оптимальный вариант — не ждать, пока «само пройдет», а обратиться к специалисту. Но у нас люди до сих пор боятся психиатров. А напрасно! Нас не нужно бояться! Никто не будет намеренно делать из человека сумасшедшего! А вот назначить правильное лечение, иногда даже самое простое — это наша задача. И в моей практике есть люди, которые приходят к нам повторно и признают, что были не правы, что зря раньше терпели, а выполнив назначения и рекомендации врача в течение скорого времени начинают чувствовать себя намного лучше.
– Вы сказали о том, что в ряде случаев некоторые предпочитают самолечение. Понятно, когда у человека кашель или расстройство желудка, многие не бегут сразу в поликлинику, а покупают лекарства самостоятельно в аптеке. Для психиатрии эта проблема также актуальна?
– Это действительно проблема. Люди сами назначают себе лекарства. Или советуются с кем-нибудь: с соседкой по площадке, с сотрудником аптеки. Этого категорически делать нельзя! Вот взять, к примеру, бессонницу. Это ведь не отдельное заболевание, а признак какого-то расстройства, и всегда нужно искать эту причину. А у меня было много случаев, когда пациент приходит и жалуется: несколько лет не сплю, принимаю вот такие-то лекарства, а мне ничего не помогает. И показывает при этом список препаратов! Лечить таких пациентов в запущенных случаях намного сложнее.
– С заболеваниями непсихотического характера все понятно — растут. А что можно сказать об остальных?
– Если вернуться к структуре заболеваемости, то стабильное первое место среди психозов занимает шизофрения — от 39 до 41 случая на 10 тысяч населения, умственная отсталость — от 34 до 37 случаев, эпилепсия, деменции и прочие. Кстати, тенденцию к росту числа некоторых заболеваний можно объяснить и совершенствованием медицины. Стало значительно больше выявлений на ранних стадиях. Настораживает тот факт, что несколько возрастает заболеваемость психическими расстройствами среди детей и подростков. Здесь среди причин можно назвать и долгие часы просиживания за компьютером, и употребление различных психоактивных веществ (курительных смесей, «спайса», синтетических наркотиков), алкоголя, в частности, пива. Сегодня общая распространенность психических расстройств среди детей и подростков составляет до 549 случаев на 10 тысяч детского населения. Но мы надеемся, что тенденция к росту временная, и мы сможем общими усилиями на это повлиять.
– Какие же меры принимаются?
– В первую очередь — это мероприятия, направленные на своевременную профилактику, выявление и лечение заболеваний, а также первичная профилактика. В этом нам очень помогает всеобщая диспансеризация детского населения. Психиатр начинает осматривать детей с года. Затем в три, в семь лет и далее. На мой взгляд, это грамотное решение, так как позволяет на ранних этапах отследить и выявить даже незначительные отклонения, вовремя объяснить родителям, что нужно предпринять. Если продолжить детскую тему, то сейчас у нас в Ульяновской области возрос интерес к проблеме аутизма. Нельзя сказать, что раньше на это заболевание вообще не обращали внимания, но уделяли его несколько меньше, чем, например, деткам с другими психоневрологическими расстройствами. Между тем, это очень тяжелое заболевание, когда от своевременного диагноза и вовремя назначенного лечения зависит дальнейшая жизнь и малыша, и родителей. Ведь у нас был период, когда диагноз ставили только в 5–6 лет! Это непозволительно! В развитых странах диагностируют аутизм до двух лет. Сейчас такое время наступает и у нас. Официально в регионе 63 ребенка-аутиста, но на самом деле их больше. Ведь взять, к примеру, соседнюю Самарскую область — там их более 300. Но дети с более мягкими формами, с неярко выраженными интеллектуальными нарушениями просто не доходят до психиатров.
– 21 сентября весь мир отмечал День болезни Альцгеймера. Пожилое население Ульяновской области — частые пациенты у психиатров?
– Тенденция к увеличению числа заболеваний, характерных именно для пожилых людей, в регионе есть. В основном это деменция — болезнь, связанная с поражением головного мозга различного генеза, сопровождающаяся снижением памяти и интеллектуальным снижением. Заболевание, кстати, очень тяжелое вследствие своего прогрессирования, особенно с социальной точки зрения, потому что, как правило, больные люди уже не могут сами себя обслуживать, нуждаются в постоянном уходе, более того, нередко не узнают даже своих близких. Наши мероприятия направлены в первую очередь на информированность населения об этой болезни и привлечение внимания к ней. Дело в том, что у нас деменция диагностируется достаточно поздно. И это вина не врачей, а скорее, родственников, которые обращаются к специалистам поздно, тогда, когда человека уже практически нельзя вернуть к прежнему состоянию. Мы стараемся рассказать людям о том, на что стоит обращать внимание, призываем вовремя приводить своих родных к врачу при начальных ранних проявлениях болезни. Сегодня существуют скрининговые методики, применяемые и на территории Ульяновской области, позволяющие своевременно поставить диагноз и назначить лечение. Кроме того, с этого года у нас работает «Школа памяти» — проект, в рамках которого проходят встречи с пациентами и их семьями.
– В разговоре вы несколько раз подчеркнули, что сегодня появилось достаточно много новых методик в психиатрии. Есть успехи у региональной психиатрической службы?
– В отличие от других специальностей: хирургии, например, или неонатологии мы не можем похвастаться специфическим оборудованием или аппаратными методиками. Все-таки мы лечим не только тело, но и душу. Прорыв связан с двумя направлениями — современной психофармакотерапией и огромным арсеналом психотерапии — от психоанализа до арт-, сказко- и трудотерапии. К сожалению, у нас пока нет центра, который бы специализировался на психотерапии, но сертифицированные врачи используют те или иные элементы всех этих методик. Проблема может быть только в районах, где найти квалифицированного психолога или психотерапевта гораздо сложнее. Но всегда можно приехать в город за помощью: мы никому не отказываем!
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин