Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«На воле они возвращаются в ту же среду»

«Русская планета» — о том, как живут подростки в Белореченской колонии для несовершеннолетних
Елена Коваленко
5 мин
Фото: Андрей Кошик
Выгоревший на солнце дощатый забор с вышкой и ржавой колючей проволокой помогает понять, что это колония. Здесь можно снимать фильм про ГУЛАГ. Завернув за угол, оказываюсь возле административного корпуса, где меня встречает воспитатель Валерий Заднепровский. Вместе с ним, сдав на проходной паспорт и мобильный телефон, прохожу на территорию колонии.
Огромный внутренний двор Белореченской колонии. Аллея с редкими деревьями, зеленая трава, белые линии на асфальте, отличное футбольное поле. Чуть в стороне, в старых зданиях с красным фасадом, жилые корпуса. Здесь их два — обычный и с облегченными условиями.
В каждом кубрике (Спальной комнате. — РП) находится три по-армейски заправленные двухъярусные кровати, тумбочки, где подростки хранят гигиенические принадлежности. Тут же огорожены туалет и раковина. Санузел с душем есть и на этаже. Чтобы искупаться, нужно разрешение воспитателя. Общий банный день со сменой белья — это суббота. Бритвы выдают под роспись, воспользоваться ими можно только перед раковиной в кабинете у дежурного.
По словам Заднепровского, в Белореченской колонии сегодня отбывают наказание около 60 подростков из Краснодарского края и Адыгеи. По облегченному режиму в колонии живут 24 осужденных. У них одноярусные кровати вместо двухъярусных, в комнатах много цветов и картин.
На каждом этаже небольшой буфет — пара столиков, этажерка с кружками, чаем и кофе, чайник. В углу холодильник, все продукты в котором подписаны. В основном это сласти — литровые пластиковые бутылки со сгущенкой, козинаки, конфеты. В отдельной комнате хранятся пакеты с непортящимися продуктами — печеньем и пряниками.
На первом этаже общего корпуса — психологическая лаборатория, в котором меня встречает старший психолог Белореченской колонии Инна Мята. Она рассказывает, как устроена жизнь в колонии.
– На профилактическом учете состоят те, кто ведет себя агрессивно, имеет девиантное поведение, в том числе членовредительство. Каждые выходные такой подросток участвует в групповых занятиях, два или три раза в неделю проводятся индивидуальные беседы. Программа сопровождения начинается уже в карантинном отделении, когда с помощью тестов выясняем, к чему склонен поступивший подросток.
Инна Мята говорит, что недавно в колонии открылся кукольный театр. Ребята сами придумывают персонажей, распределяют роли. За месяц поставили сказку «О рыбаке и законе». Актеров выбирают по голосу. Если звонкий, могут доверить женскую роль, если картавит — старика. Предубеждений насчет женских ролей здесь нет — воспитанники не рез меняли образы на выступлениях КВН.
Одна из проблем, о которой говорят и воспитатели колонии, и психологи — изменение максимального возраста пребывания в колонии. Раньше парни, получавшие серьезный срок, находились здесь до 21 года. Пять лет назад правила поменялись: теперь подростки могут находиться здесь до исполнения 18 лет. Лишь изредка исключения делают 19-летним. Теперь осужденные подростки знают, что освобождаться будут во взрослой колонии, соответственно, к этому месту и его сотрудникам относятся как к временному. Попадая в окружение взрослых, среди которых немало рецидивистов, юноши приобщаются к уголовному миру, и психологическая работа, проводимая с ними в воспитательной колонии, сводится на нет. Во взрослой колонии на 100-150 осужденных приходится один воспитатель, который просто физически не успевает пообщаться с каждым. В колонии для несовершеннолетних воспитатель работает с отрядом из 20 ребят.
– Негативно влияет и нахождение во время следствия в СИЗО. Оттуда приезжают взвинченные, накрученные, заряженные воровскими традициями, — рассказывает Инна Мята. — К сожалению, отдельных изоляторов для несовершеннолетних у нас нет. Там же ребята накалывают рисунки — у многих из них на руках надписи и узоры, с ними они прибывают в колонию.
Опыт психологической лаборатории показывает, что в основном в колонию попадают подростки из неблагополучных семей, где родители злоупотребляют наркотиками или алкоголем.
– Есть и подростки из внешне благополучных, но неполных семей — заботясь о достатке, мама часто не уделяет времени воспитанию сына, и он попадает в дурную компанию, как правило, старших ребят. Из полных благополучных семей к нас попадают очень редко, — говорит Мята.
Заключенные Белореченской колонии сидят здесь по разным статьям, в основном за воровство. Есть насильники и убийцы.
Подъем в 6 утра, несколько минут на умывание и заправку кроватей, потом десятиминутная зарядка, которую проводит воспитатель с двумя помощниками. Вернувшись, ребята занимаются уборкой комнат, в 7 часов строятся на завтрак. После завтрака их группами отводят на занятия в профессиональное училище. В 13:20 обед, с 14 до 18 —уроки в школе. Если прибывший осужденный заслуживает поощрения, через три месяца его могут перевести на облегченный режим.
Сейчас в школе Белореченской колонии, как и в обычных общеобразовательных заведениях, вовсю готовятся к выпускным экзаменам.
– У нас сохранена традиционная форма аттестации, которая с этого года сильно приближена к ЕГЭ — государственный выпускной экзамен, — говорит директор школы Оксана Шаповалова. Воспитанники пишут изложение по русскому языку и решают задания по математике. Предметов на выбор с этого года нет. В прошлом сдавали биологию, обществознание, географию, химию.
Экзамены в колонии нужны только для получения аттестата. Поступить по ним в университет не получится, для этого нужно уже на воле сдать ЕГЭ. Но среди осужденных есть ребята, заочно обучающиеся в вузах. В этом году двое поступили в один из московских университетов. МГУ проводит для школ, входящих в пенитенциарную систему, отдельные предметные олимпиады. Из 400 участников таких олимпиад в этом году белореченцы заняли первые места по математике и механическому моделированию, географии, обществознанию.
Медалистов в колонии нет. Шаповалова объясняет это тем, что у всех заключенных подростков есть перерывы в образовании — во время следствия, нахождения в СИЗО. Иногда они затягиваются на год. К тому же примерно 80% находящихся в колонии подростков — педагогически «запущенные».
– Они соображают, у них хорошая смекалка, но развитие не соответствует возрасту, — объясняет директор.
В школе для осужденных большая «текучка» учащихся. За год выбыло 54 ребенка, чуть больше прибыло. Успеваемость от этого не улучшается, хотя есть подростки, которые действительно тянутся к знаниям. По словам Шаповаловой, 13% учатся на «четверки» и «пятерки».
– Если сравнивать воспитанников, которые учились у нас несколько лет назад, с сегодняшними, то я могу сказать, что сейчас у ребят больше стремления к учебе. Наверное, их мотивирует, как и в остальном обществе, желание найти нормальную работу, стремление к достатку, — рассуждает директор. — Да и дурной пример рецидивов у них перед глазами — как правило, общество не принимает освобожденных из колонии, мало кто решится взять их на поруки или опекать. Получается, мы здесь бьемся над воспитанием, а на воле они возвращаются в ту же среду.
В библиотеке при колонии книг немного — чуть больше 12 тыс. Большинство издано не раньше девяностых годов. Библиотекарь рассказывает, что среди заключенных больше всего популярны зарубежная фантастика и приключенческие книги, а также романы по русской истории — о славянах, Киевской Руси, о Суворове. Периодики немного, но каждый может подписаться на журнал за личные средства. Правда, сотрудники не помнят ни одного такого случая.
Всего в библиотеку Белореченской колонии на данный момент записаны 46 воспитанников. Наличие читательского билета — плюс в характеристику. Ксерокопию карточки со списком прочитанных книг прилагают к личному делу при рассмотрении в судах.
– Хотелось бы больше современной литературы с элементами фантастики. А вот «дамские романы» у нас запрещены. Стараюсь отсеивать книги с многочисленными любовными сценами, жестокостью, боевиками. Не разрешаются и книги по психологии и философии.
Практически весь библиотечный фонд — подарки благотворителей. Но нашлись и настоящие раритеты. Например, сборники стихов и сказок Александра Пушкина, изданные в 1931 и 1936 годах.
В профессиональном училище на выбор предлагается одна из восьми специальностей. В свободное от обучения в училище и школе время ребята занимаются спортом. В колонии есть футбольное поле и тренажерный зал. Популярные во взрослых колониях «силовые» тренажеры почти не представлены — упор сделан на кардиозону.
Ребята, которым уже исполнилось 18 лет, могут получить в колонии работу — им предоставлено 12 трудовых мест. Они помогают стирать белье, трудятся в столовой, занимаются мелким ремонтом и убирают территорию. Совершеннолетним разрешено курить — даже обозначены отдельные площадки для курения. Их младшие товарищи ни купить, ни получить в посылке сигареты не могут.
Те, кому не хватает четырехразового питания в столовой, могут купить сладости или тушенку в ларьке, чтобы вечером съесть их в буфете. Норма продуктов на сутки — 350 г белого и серого хлеба, 75 г крупы, макарон и бобовых, 250 г фруктов, 105 г мяса и 255 г колбасы.
Провинившихся отправляют в дисциплинарный изолятор, в котором мебель привинчена к полу, а шконку (Койку. — РП) днем пристегивают к стене. В этом году в изолятор пока никто не попадал.
На выходных осужденные смотрят фильмы по «Первому каналу» и соревнования по «России – спорт», общаются с психологом и могут попасть на прием к начальнику колонии. Когда нужно созвониться с родными, заранее пишут заявление. Если разговор не бесплатный, в заявлении указывается номер и продолжительность разговора — с личного счета спишется его стоимость. Воспользоваться телефоном можно только с 18 до 19 часов.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин