Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я теперь усыновленная бабушка»

«Русская планета» в Омске встретилась с пожилыми людьми из дома престарелых и из «приемной семьи» для пенсионерки
Владимир Лактанов
4 мин
Таисия Николаевна живет в семье опекунов — Виктора и Людмилы Силиных. Фото: Юлия Лещинская / «Русская планета»
По данным общественной организации «Пенсионер Прииртышья», сегодня в Омске живут около 400 тыс. пожилых людей, треть из них — одиноки. По словам Михаила Дитятковского, главы областного Минтруда, для ухода за стариками в регионе есть около 5 тыс. коек в социальных учреждениях. Очередь на них исчисляется сотнями человек, поэтому сейчас регион работает над ее сокращением в пользу развития надомных услуг.
Для этого власти и разработали проект «Приемная семья». Люди, желающие ухаживать за гражданами пожилого возраста, инвалидами, недееспособными гражданами, берут их к себе в дом, получая за это ежемесячно выплату в размере 9–13 тыс. рублей. По данным на 1 сентября, в Омской области действует 231 такая опекающая семья.
Таисия Николаевна живет в семье Силиных третий год. Попала к ним случайно. Оказалась на улице без жилья и денег, попросилась на ночлег в случайный дом — куда ноги привели, объясняет она. Да так и осталась.
– Жена сына — сам-то он все больше молчал — выгнала. Надоело, говорит, старуху в доме терпеть, — объясняет бабушка.
Тут же хвастается:
– Я тут, как своя. Комнатка у меня маленькая, но самая теплая. Цветочки, вот, мои, люблю я их. Тут помидоры краснеют, там в коробке перчик. Семечки выпустила тыквенные, щелкать. Хоть зубов нет, а люблю.
– Она у нас «зажигалочка», — подхватывает хозяйка дома Людмила Силина, — с бабой Таей скучно не бывает. Легко ли, горько ли — никогда не унывает. Все с улыбкой.
– Разве жизнь легкая была, баба Тая?
– Да как тебе сказать. Колхозница я, из Казахстана. Там все больше жила. Родилась на Дальнем Востоке. Старшая в семье. Отца и не помню. Мать тоже. Как в 1947 году отчима посадили, так мать в Казахстан подалась. Меня оставила. Я по нянькам — ребятишек нянчила, гусей пасла, коз на реке. Четыре класса закончила, как пришлось: училась неплохо, но некогда и не в чем было. Денег подкопила и вслед за матерью, сестрой и братом поехала. Добралась, где пешком, где как. Мать вышла, только и сказала: «Чужая ты нам». Куда идти?
…Но, видимо, любит меня Бог — хорошие люди в жизни встречаются. Пришла в райком партии, сказала, что хочу работать. Устроили меня в колхоз дояркой. Потом была телятницей, бригадиром в свиноводстве, поварихой в больнице. Начинала молодой совсем, жалели меня бабы, дочерью колхоза величали. А брата с сестрой так и не знаю больше, уж как я их ни искала. Даже в «Жди меня» обращалась.
Там же, в Казахстане, встретила Таисия Николаевна и супруга. Он умер 15 лет назад, работа его была тяжелой — всю жизнь добывал золото на сталинских рудниках.
– Хорошо мы жили, дружно, и достаток был. Сынок Витенька один у нас, все для него. Как женился, квартиру ему с женой отдельную справили, но это я уже сама, без мужа. А три года назад решил Виктор в Омскую область податься, ну и меня позвал с собой. Продала все да рванула. А видишь, как вышло, осталась ни с чем, ненужная, — Таисия Николаевна вздыхает. — Об одном Бога прошу, дай им здоровья, очень у меня за них душа болит. И Люде здоровья. Если бы не она — пропасть мне.
Людмила и Виктор Силины стали бабушке Тае семьей. Сначала просто жили вместе, а два года назад оформили опеку.
– Люди подсказали, — говорит Людмила. — Мы бы и так жили. Но все копейка лишняя, да и бабушке так веселее стало: «Я теперь усыновленная», — говорит.
Пенсия у бабы Таи «маломальная» — так она называет прожиточный минимум в 6380 рублей. За опеку над пожилым человеком опекунам полагается доплата в 9580 рублей. Бабушка довольна:
– Вроде и не приживалка я, да?
– Общий язык с бабой Таей мы быстро нашли, — рассказывает Людмила. — Она умница, каких поискать. Беспокойная. Каждое утро делает зарядку. Цветы свои поливает, не забывает. А кашу тыквенную какую варит — не передать.
День Таисии Николаевны начинается с зарядки и молитвы: «Библия» и «Закон Божий» — книги, которые их хозяйка не закрывает никогда. Дальше завтрак.
Людмила Силина смеется:
– Как насмотрится наша бабушка «Званого ужина», как закажет блюдо... Вот недавно креветки ей готовила. Не понравились: «Червяки какие-то», — говорит. Мясо не ест, зато яблочко, морковку на терке измельченную любит. И обязательно принимает по ложечке мед, перемешанный с грецкими орехами, — для здоровья полезно.
Бабе Тае скоро исполнится 90 лет. Огородом она не занимается — не может, хотя и тянет ее к работе с землей. Она собирает лечебные травы, готовит сама компрессы и мази.
– Я рада, что баба Тая живет с нами, — говорит Людмила. — Долгое время работала в Иртышском пароходстве поваром-радистом, в командировках часто, дома подолгу не бывала, а вернусь, так больше детьми занимаюсь — трое их у меня. Своих родителей я и видела-то нечасто. Мама умерла в 1998 году, отец чуть позже, и с тех пор как-то пусто в душе. Как будто недодала я им чего-то. Наверное, теперь и компенсирую.
Зоя Ивановна Тальянова седьмой год живет в Таврическом интернате для престарелых и инвалидов, считая свой дом лучшим:
– Это мой мир. Моя жизнь. Критиковать свой дом — значит и себя. Его надо любить, и я люблю.
Зое Ивановне исполнилось 83 года. На ее долю выпало много испытаний: голодное военное детство, быстрое взросление. В дом ее семьи во время войны подселили эвакуированных. Среди них была тетя Маша, библиотекарь из Ленинграда, которая открыла Зое литературу и творчество. К книгам Зоя относилась как к живым: опасалась замочить, заморозить, носила свои учебники под курточкой, которая ее саму не очень грела — была перешита из старой материнской юбки.
Позже окончила библиотечный техникум:
– Библиотека мне многое дала. Мы ведь должны были культуру в село нести, потому учили нас хорошо. Читала запоем…
В 1954 году Зоя Тальянова завербовалась на рыбный промысел на Камчатку. В 40-градусный мороз перебирала рыбу, выдавая по 60 мешков за смену. Ночи проходили быстро в полусне-полудреме, на топчанах, которые стояли в ряд в плохо отапливаемом бараке, где спали, не раздеваясь. Там встретила своего мужа Володю. Они поженились в 1956 году и до сих пор вместе.
Зоя Ивановна Тальянова любит танцевать. Фото: Юлия Лещинская / «Русская планета»
Зоя Ивановна Тальянова любит танцевать. Фото: Юлия Лещинская / «Русская планета»
Владимир Ильич 22 года как парализован. Улучшение было, но недолгое. Зоя Ивановна храбрится:
– Ничего, помаленьку.
Читает мужу любимые еще с детства книги — «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо, «Алые паруса» Александра Грина, пересказывает фильмы.
Без работы Зоя Ивановна скучала. И нашла выход — серьезно занялась русским языком, проштудировала справочники и дополнительную литературу, разработала свою систему изучения. Теперь она занимается репетиторством: подтягивает отстающих, готовит к ЕГЭ.
– Главное, — говорит педагог, — удержать внимание ребенка, а это я могу. Где пою, где танцую, а только учатся мои ребятишки в институтах.
Денег за свою работу Зоя Ивановна принципиально не берет.
– Зоя Ивановна, жить в учреждении, по правилам и режиму, не сложно?
– Сложно привыкать. У нас особенный мир. Много уставших, одиноких, беспомощных, больных. Я всех люблю. Мне все стали родными. И меня приняли, с моими особенностями. Поначалу кто- то даже говорил: «Ненормальная идет — танцует». Я не боялась, нет. Была уверена, что покорю своей искренностью и добротой. Будем жить, как братья и сестры. По-другому нельзя. Я такая, какая есть. Мне 83, а в душе 20 — эта несовместимость души и тела и дает мне силы жить. Тут о нас заботятся, и здесь точно лучше, чем там, за воротами. Там мы не нужны.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин