Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Вижу, крысы идут по тропинке друг за другом»

Жители села Прудская рассказали, как им живется в 100 метрах от районной свалки

Владимир Лактанов
5 мин
Свалка в селе Прудская постоянно тлеет. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Село Прудская Рязанской области по современным меркам большое, в несколько улиц. Но при въезде со стороны Рязани по Волгоградскому шоссе его почти не заметно. Около села огромная свалка, над которой кружат чайки и вороны. Поселковая улица Глинки расположена непосредственно под ней.
В этой части села кажется, будто в природе что-то сломалось: видишь цветущие вишни, яблони, черемуху, в палисадниках — радугу цветов, а чувствуешь запах тлеющей мусорной кучи. Один дом стоит жилой и ухоженный, следующий — покосившийся и заброшенный.
Стучу в избу, где несколько рабочих перекрывают крышу. Хозяйка, Надежда Александровна, реагирует на мой приезд с некоторой радостью.
– А я боролась-боролась со свалкой, уж думала, все, не буду больше воевать, потому что все без толку. А раз корреспондент приехал — значит, повоюем еще, — воодушевляется она.
Она здесь живет с 1976 года. Пытается рассказать сразу обо всем на свете: и о том, что свалка появилась в 80-х годах, и что селяне уже придумали, как расшевелить местное руководство, — собираются звонить на центральное телевидение, чтобы оттуда приехали и сняли сюжет.
– Свалка десятилетиями была несанкционированной, лет пять назад ее «узаконили». Но цивилизованной она от этого не стала: мусор валят все и со всех сторон, только деньги успевай платить. А кто сваливает, что именно — этим никто не интересуется, охраны нет. И из больниц отходы, и лекарства просроченные, и продукты гнилые, и из моргов — вещи с покойников. А мимо ведь федеральная трасса проходит, где гарантия, что среди ночи сюда что-то опасное сюда не завезут и не вышвырнут?
Перед Днем Победы жители получили небольшую передышку: свалку не поджигали, трактор не шумел.
– А прямо на 9 мая у всех фейерверки, салюты, а у нас свой «салют» — свалка загорелась, искры во все стороны летят. На праздниках в сторону свалки никто не ездил, а вот сегодня первый рабочий день — увидите, как после обеда начнут сваливать со всей округи. Знаете, какой грохот стоит? Привезут грузовик пластиковых бутылок или стекла и начинают утрамбовывать-раскатывать бульдозером.
Словно в подтверждение слов Надежды Александровны со стороны свалки раздается неприятный скрежет.
Надежда Александровна, жительница села Прудская. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Местные почему-то редко называют свалку свалкой, она в большинстве случаев именуется «на бугру». Так вот, в день моего приезда «на бугру» было достаточно шумно, но ветер дул в другую сторону от села — запах был не столь едкий и удушливый. Местные даже осмелились открыть настежь окна и проветрить свои дома. Такая удача, по их словам, выпадает крайне редко.
– Дома наши старые, проветривать их надо, чтоб они «дышали», иначе все гниет и сыреет. А не можем. Особенно плохо будет сейчас, в летнюю жару. Да что там — мы даже белье посушить не можем как следует. Бывало, выйдешь на улицу, вони нет, ветер в другую сторону, значит можно белье вывесить. Не успеешь оглянуться — ветер поменялся, белье все провоняло, несешь домой перестирывать. А ведь центрального водопровода у нас нет, воду на себе таскаем из колодцев, так что постирать лишний раз — работа тяжелая.
Надежда Александровна ведет меня на задний двор и показывает колодец. Воду из него давно уже не пьют: боятся. Ведь колодцы расположены ниже свалки, в них явно попадают подземные и сточные воды прямиком «с бугра». Эта вода используется для технических нужд, а за питьевой селяне ездят в соседние деревни.
Хозяйка заодно говорит, что до недавнего времени и с выездом с улицы были проблемы — отсутствовала дорога. Неотложка выезжать на вызовы отказывалась, больных, как могли, транспортировали в больницу своими силами.
С обитателями свалки жители улицы Глинки соседствуют мирно.
– Там и бездомные, конечно, и нищие цыгане. Все подбирают: и матрацы, и одеяла изгаженные, и гнилье всякое заразное. И растаскивают по всей округе. У нас же до бугра всего метров 120. На днях мы их попросили, чтоб они свалку не поджигали — они ответили, что им пока и так приказали не поджигать. Кто приказал — молчат.
Жители говорят, свалка — это еще и крысы и лисы. Я не видела ни тех, ни других, но насмотрелась на дыры в полах и расставленные повсюду мышеловки.
– Сейчас только кур выпустила, на то время, пока мужчины во дворе работают — тут лисы не сунутся. А когда никого нет, за милую душу курей таскают, одна я только четверых лишилась за последнее время. Крысы полы в сарае прогрызают, корма там не оставишь, в подпол в доме лезут, все припасы уничтожают. А как на огороде работаешь, смотришь — идут к домам прямо по тропинке, друг за другом. Не делайте такие глаза. Думаете, такое только в фильмах бывает? — Надежда Александровна говорит и как бы в подтверждение своих слов показывает на тропинку между грядками и на дыру в полу сарая.
Ее сосед Александр Александрович, живущий ближе всех к свалке, полностью подтверждает ее слова. Тут же спрашивает, появились ли в ее доме какие-то «новые» полосатые жуки. И уже в мою сторону:
– Я тут одного раздавил, а там полно личинок. Вы человек городской, вам это кажется странным: подумаешь, жучки какие-то. Но мы-то, деревенские, каждое насекомое «в лицо» знаем, поэтому появление какой-то незнакомой живности настораживает. Непонятно ведь, полезный этот жук или вредитель, может, он нам весь урожай попортит или заразит чем. Вон, огороды обработали, а чего дальше ждать?
– Сажать овощи здесь, рядом со свалкой, не страшно?
– А чего делать прикажете? На рынке покупать? На какие деньги? У нас тут работы совсем мало, только в магазинах да на госслужбе, и то — в самом Михайлове. Дети почти у всех в Москву подались на заработки, они ж молодые, им еще пожить нормально хочется. А тут пенсионеры остались в основном, — отвечает Надежда Александровна.
– Домов у вас заброшенных много…
– Уезжают люди, дома бросают, потому что кто тут купит-то? Видят объявление, приезжают посмотреть, все им нравится, а как ветер подует, в ужасе убегают. Вон тот дом, крепкий, кирпичный, просторный, видите? Хозяева всего миллион двести за него просят, да никто не зарится на такой дом под свалкой. А некоторым старикам повезло: их дети к себе забрали жить.
Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Идем дальше по улице. Сладко пахнут вишня и черемуха. Через минуту в нос снова ударяет запах гари.
Пенсионеры Наталья Александровна, Виктор Васильевич и Валентина Серафимовна также говорят про крыс и вонь, про то, что у них не прекращается першение в горле и кашель. Но главное, от чего у пожилых людей начинают слезиться глаза, — это мысли о внуках.
– У нас же детей и внуков отняли, вы понимаете? У всех людей как заведено — на лето внуков отправляют в деревни к бабушкам. А от нас и дети уехали, и внуков, конечно же, не привозят. Зачем? Чтоб их здоровье гробить? Вот накануне приезжали наши, как дым повалил со свалки — собрались мигом и обратно уехали. Даже с внучатами толком поговорить не успели, — вспоминает Виктор Васильевич.
– А прошлой осенью мы все сами чуть не загорелись. Свалку запалили, как обычно, а огонь на сухую траву перекинулся. И уж к дому Александра Александровича подбирался. Но тут хоть пожарные приехали тушить, и то спасибо. Обычно они не выезжают: говорят, что свалку тушить — не их дело, — наперебой рассказывают жители Прудской. — А какого страху мы в 2010 году натерпелись, когда все кругом горело, вспоминать даже не хочется.
Селяне говорят, что «куда только ни писали, кому только ни жаловались», и показывают целую папку с официальной перепиской. Жаловались районным и областным властям, не получив внятных ответов, написали на сайт Правительства Российской Федерации.
– Дмитрий Медведев нам ответил, что поручил правительству Рязанской области разобраться в проблеме. То есть все пошло по кругу, — невесело усмехается Александр Александрович. — А потом приезжала какая-то экологическая экспертиза, воздух брали на анализ — мы обсмеялись. Набрали воздуха в колбочку, закупорили — как раз тут и ветер со свалки подул. Мы им говорим: вот теперь и берите пробу. А они нам: мензурок больше нет, не во что набрать вашей вони. Еще однажды насмешили: оказывается, свалка загорается от битого стекла. Лучи солнца попадают на стекло, вот вся помойка и полыхает. Я теперь думаю, как же люди в очках ходят и не воспламеняются на каждом шагу?
Каждая предвыборная кампания любого кандидата в Прудской начинается с обещаний убрать свалку, закрыть, перенести в другое место. После выборов чиновники спрашивают: «А куда ее убрать прикажете?»
– Как будто это наша забота — решать, куда ее убирать, — возмущаются селяне. — Иной раз говорят: зачем вы тут строились? Да тут еще наши деды строились, это вы нам свалку устроили, на нашей родной земле. А в прошлый раз сказали, что заказали проект новой свалки. То есть еще лет сто ждать будем, пока ее уберут. Так мы просим, чтоб ее хотя бы забором обнесли и охрану поставили. Так нет же, и этой малости не делают, и в поселках Спартак и Змеинка свалки закрыли — все к нам свозят.
Старый местный погост, в 10 метрах от мусорной кучи, засыпан полиэтиленовыми пакетами и другой рваниной неизвестного происхождения. От кладбища до обрыва свалки — дорожка из потрепанных кладбищенских цветов. Склон оврага усыпан ими же. На противоположном склоне тлеет небольшой участок мусора, вниз лучше не смотреть. Пробыла в этом живописном месте буквально 10 минут, но вся одежда успела пропитаться тошнотворным запахом.
Через два часа, когда я уже была в Рязани, позвонила Надежда Александровна и ообщила, что свалка «полыхает заревом».
Ольга Журина, глава Щетининского сельского поселения, в которое входит село Прудская, заявила РП, что раньше свалка не доставляла столько неудобств, возгорания начались только в последние годы.
– Видимо, в глубине уже происходит постоянное тление. Сейчас проблемой свалки районная администрация, насколько я знаю, занялась вплотную: подбирается место, в которое можно будет перенести свалку. А пока идет разработка документации и производятся расчеты, я обратилась к руководству с просьбой хотя бы огородить ее забором, чтоб никто не мог туда попасть, чтоб не разлетался по округе мусор. Пока думают над тем, чтобы сдвинуть свалку в сам овраг. Так что проблема не замалчивается и ее решение не откладывается. Будем надеяться, что в скором времени все разрешится, — сказала Журина.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин