Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Без политики и экстрасенсов

Как волонтеры в Кемерове и Новокузнецке помогают полиции и спасают людей
Елена Коваленко
19 сентября, 2013 15:54
5 мин
Волонтеры из отряда «Лиза Алерт» ведут поиски в лесу. Фото: Ирина Сокольчук.
Следователи из Кемерова 17 сентября предъявили обвинение предполагаемому убийце 15-летней Яны Титовой. Девушка пропала 24 июля в жилом районе Кедровка. На протяжении недели ее искали спасатели, полиция, следователи и добровольцы. Тело школьницы обнаружили 31 июля рядом с гаражным кооперативом «Феникс». 
Трагедия объединила сотни людей. Многие из них стали волонтерами после гибели Яны. В Кемерове открылось отделение поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» (alert, англ.— тревога, внимание. — Примеч.авт.).Его отделения есть как в России, так и за ее пределами. Организация начала свою историю с поисков ребенка — Лизы Фомкиной из Орехово-Зуево, пропавшей в лесу 13 сентября 2010 года. К сожалению, живой девочку найти не удалось. Общественная организация была названа ее именем.
Только за первый месяц работы волонтеры из Кемерова нашли живыми семь пропавших людей из областного центра и городов Кузбасса. Ориентировки с пометкой «Найден. Жив» можно увидеть в альбоме сообщества отряда в социальной сети «Вконтакте». Ради этих двух слов волонтеры готовы многое отдать.
Корреспондент РП встретилась с руководителем кемеровского представительства «Лизы Алерт», 19-летней Ириной Сокольчук.
— Когда мы искали Яну, у нас еще не было никакого отряда. Ее поиски начались 25 июля, на следующий же день после исчезновения, — вспоминает Ирина. — Сначала нас было только двое. Многого бы мы добились? Я собрала людей — позвонила друзьям и знакомым. И 26 июля на поиски отправились уже десять человек. С каждым выездом волонтеров становилось все больше.
Ирина вспоминает, что руководить операцией было сложно — ребята не знали, как правильно искать. Многие из них занимались этим впервые. Но помогали всем, чем могли. Одни расклеивали по всему городу листовки с фотографией Яны, другие прочесывали улицы и парки, третьи распространяли информацию в социальных сетях.Волонтеры каждый день приезжали в Кедровку, где жила Яна Титова. Поиски начинались в 10 часов утра, а завершались только к 9 вечера.
— Нелегко было осматривать заброшенные погреба — у нас не было снаряжения для спуска, — вспоминает Ирина. — Но выход нашли: обратились к игрокам «DoZora» (ночная поисковая командная игра, включающая в себя соревнования по городскому ориентированию. — Примеч. авт.). Один из них, Максим Кондратьев, стал активным участником волонтерского движения и специалистом по снаряжению.
В последний день поисковой операции, 31 июля, в Кедровку прибыли около 50 человек. Многие волонтеры восприняли известие о гибели Яны болезненно — каждый из них верил, что ее удастся спасти. В память о девушке и был создан поисковый отряд. Сейчас кемеровское отделение «Лизы Алерт» активно развивается. Волонтеры пройдут курсы спасателей в ГУ КО «Агентство по защите населения и территории Кемеровской области».
– Учеба будет разделена на три этапа: теоретический, практический и аттестацию, после успешного прохождения каждый из волонтеров получит книжку спасателя и удостоверение международного образца, — уточняет руководитель отряда.
В Новокузнецке на протяжении трех лет существует волонтерское объединение «Поиск пропавших детей». Его основал Илья Бабичев после поисков в октябре 2011 года 12-летней Лены Полуниной, которую, к сожалению, живой не нашли. Примечательно, что его добровольцы также примкнули к поискам благодаря соцсетям и интернету.
– Поиски Лены самостоятельно начали Олег Карелин и его сыновья — они были знакомы с ее семьей. Он кинул клич на местном интернет-ресурсе, я откликнулся и привлек всех своих друзей.
Школьница пропала в Кузнецком районе. Добровольцы собирались каждый день у памятника Ленину. В первый день туда пришли 20 человек, а потом все больше и больше. Поиски шли круглосуточно, по сменам: утренняя начинала в 9 часов, а вечерняя — в 19.
– Формат поисков у нас тот же, что и у полиции: от места исчезновения человека мы выстраиваем приблизительный маршрут, проходим по нему и распечатываем карты, — рассказывает Илья. — Затем делимся на группы и прочесываем местность. Например, одной группе достаются три дома — и ребята проверяют входы в подвалы, подъезды и чердаки. После этого звонят в штаб координатору, который на карте отмечает, что эта территория пройдена. Мы активно сотрудничаем с полицией. Передаем туда информацию, какие зоны прошли и что обыскали. Во время поисков Лены Полуниной с нами работал следователь — помогал, координировал нас.
Однако сотрудничество волонтеров с правоохранителями и МЧС пока остается неофициальным. Сегодня в российском законодательстве для добровольцев пока нет никакой поддержки. Единственное, что допускается — это возможность оформить с полицией полуофициальные отношения на правах внештатных сотрудников.
– После гибели Лены Полуниной мы занялись просветительской работой в школах. Чтобы дети не попали в беду, их ведь нужно научить основам безопасности, — рассказывает Олеся Логунова, участник движения. — Однако с учениками нам пообщаться не удалось. Учителя с удовольствием брали у нас печатные материалы, но в беседах со школьниками отказывали — их могут проводить представители официальных структур. Данная ситуация нас и подтолкнула к регистрации. Этим летом мы получили правовой статус. Теперь мы некоммерческая организация «Информационный центр “Безопасность детей”».
Сейчас организация состоит из пяти координаторов и нескольких десятков волонтеров, которые подключаются к работе уже во время поисков. Участники движения в Новокузнецке поддерживают связь с филиалами «Поиска пропавших детей» в других городах и проводят тематические вебинары по обмену опытом. Уже состоялись занятия по картографии, по полевой кухне, по GPS-навигации. Есть у волонтеров и наставник — бывший сотрудник МВД из Москвы, который 25 лет занимался поиском пропавших людей.
Новокузнецкая организация еще молода, особенно в сравнении с представительством из Новосибирска. Там работает постоянный отряд, насчитывающий более 1000 человек. Его члены даже проходят курсы при МЧС. Отделение в южной столице Кузбасса тоже нужно развивать, подключать новых участников и обучать их. Сейчас у ребят есть проблемы с лесными поисками — нужны подготовленные люди. Туристических навыков тут не хватает.
– Неподготовленных людей я в тайгу не могу отправить, их потом самих искать придется, — сетует Илья. — Тем более что тайга у нас лютая: там не только заблудиться можно, там же еще и медведи есть.
– В Европейской части России лесные поиски чаще проводятся, но там леса другие, — добавляет Анна. — Я скидывала гугл-карты мест, где мы были, нашим европейским коллегам. Они говорят, что туда бы не пошли.
В Новокузнецке к поискам часто присоединяются так называемые экстрасенсы. Но они чаще только мешают. Илья Бабичев говорит, что из-за них волонтеры теряют время.
– Одни хотят выжать денег из родных пропавших детей, другие —попиариться, а третьи насмотрелись шоу по телевизору, — рассказывает Илья. — Когда искали пенсионерку и парня с Ильинки, нам звонили трое таких. Одна женщина сказала: «Я не экстрасенс, но я сегодня проснулась, и мне видится, что пропавший — жив». Вторая — «Он погиб у воды, там темно». Эта фраза, кстати, у них любимая. Она звучит практически на каждых поисках. Кстати, сейчас к поисковым операциям по всей России часто подключают экстрасенсов. Но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них хотя бы раз назвал точное местоположение пропавшего человека.
На громких поисковых операциях ищут славы и политики. Ребята рассказали, что однажды на поиски прибыли представители известной политической партии. Они развернули флаг, сфотографировались с волонтерами и уехали. Видимо, для отчета в Москву снимки делали.
— Мы позиционируем себя как организация вне политики, — добавляет руководитель волонтерского объединения. — Если мы начнем работать под эгидой одной из партий, то они нам, может, и помогут. Но тогда из другой партии человек на поисковую операцию не пойдет. А нам нужны не деньги, а люди.
Спонсоров у волонтеров из Новокузнецка пока нет. Все затраты, в том числе на печать ориентировок и поисковое снаряжение, ложатся на их собственные плечи. Но их это не смущает — они ведь делают доброе дело. К тому же каждый находит в волонтерстве что-то свое. Для одних это экстремальное хобби и возможность обрести новых друзей, для других — возможность уберечь от беды свою семью и помочь людям. Среди волонтеров-поисковиков много родителей, которые лучше других понимают, что это такое — потерять ребенка. 
темы
5 мин