Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Таджикские пятиклассники цитируют Пушкина»

Как волонтер из Магнитогорска стала послом русского языка в стране бывшего СССР
Владимир Лактанов
3 мин
Светлана Махмудова на уроке русского языка в одной из школ Таджикистана. Фото из личного архива.
Светлана Махмудова, руководитель волонтерского центра МГТУ им. Носова в Магнитогорске, в 2015 году стала послом русского языка в мире. И благодаря программе Министерства образования и науки РФ 28 ноября поехала преподавать родную речь в Таджикистане. По возвращении Светлана поделилась с «Русской планетой» впечатлениями о строгом отборе, любимых учениках и жизни в другой стране.
– Принять участие в акции могли все, — рассказывает Светлана Махмудова. — Желающих было около тысячи, отбор проходило в два этапа. Сначала нужно было записать видео, на котором претендент выразительно читает стихотворение русского классика. Я декламировала Бродского «Когда так много позади…». К видеозаписи нужно было приложить мотивационное письмо с пояснением, почему я хочу стать послом русского языка. Второй этап включал в себя участие во Всероссийском студенческом форуме, проходившем в Ростове-на-Дону. Там же мы защищали фрагмент урока. В конце концов, нас осталось 150 человек.
До последнего момента волонтеры не знали, куда именно их отправят: список стран, подключившихся к программе, стал известен буквально за неделю до поездки. Двери перед российскими студентами распахнули школы Киргизии, Армении, Таджикистана и Молдавии.
Перед отправкой со студентами работали столичные методисты. Методику рассчитывали на возраст школьников с первого по четвертый класс и исходили из того, что придется работать с аудиторией, почти не знакомой с русским языком.
– После распределения мы попали в Таджикистан. Нас было 19 человек: 14 волонтеров, методист и организаторы. Преподавали мы в семи школах Душанбе — по двое в каждой, — вспоминает Светлана. — Еще в Москве на подготовительных курсах, после общения со студентами из других вузов, я поняла, что совсем не знаю родную страну. Поездка куда-то за пределы России вообще показалась авантюрой.
– По прибытии страхи развеялись?
– И да, и нет. Уже в Душанбе к нам на помощь пришли сотрудники Российско-Таджикского славянского университета. Это очень образованные и умные люди, их присутствие немного успокаивало. С другой, все наши методические наработки оказались невостребованными, так как вместо первых и четвертых классов нам дали детей разновозрастных. Мне вот достался пятый класс.
– Неужели методика обучения, скажем, в четвертом классе настолько сильно отличается от таковой для пятого?
– Есть отличия. Например, мы заранее продумывали материал, который изучим с детьми. Проработка была настолько тщательной, что мы до отъезда знали даже, какие песни и сказки будем детям рассказывать. На месте приходилось все менять в соответствии с возрастом учеников. К тому же, мы рассчитывали на плохо говорящих по-русски детишек, а оказалось, что таджикские школьники отлично нас понимают.
Светлана Махмудова. Фото: Владимир Бартков / «Русская планета»
Светлана Махмудова. Фото: Владимир Бартков / «Русская планета»
– То есть русский там в почете?
– Не просто в почете, а практически второй государственный. Например, в трех из пяти пятых классов, где я вела уроки, все обучение идет на русском. Оставшиеся два национальных класса изучают наш язык как иностранный. В большинстве таджикских семей русский — язык постоянного внутрисемейного общения. Был один случай, который меня потряс. Я спросила у детей, какой у них любимый русский поэт. Разумеется, я ожидала услышать имя Пушкина, но не была готова к тому, что пятиклассники начнут наизусть цитировать отрывки из «Евгения Онегина». И не общеизвестные строфы, а, например, «Уж небо осенью дышало…».
– Чем тогда таджикская школа отличается от российской?
– Коренным образом ничем, но в мелочах проявляются интересные черты. Например там не принято обращаться к учителю по имени и отчеству. «Учитель» — это единственная форма обращения к наставнику. Еще у них до сих пор сохранились строгие требования к одежде обучающихся. Все мальчики в костюмах, все девочки в белых блузочках и черных юбках. Мне говорили, что в некоторых гимназиях существует даже собственная форма. А еще там на удивление большие классы: не меньше 40 человек в каждом. Нам даже раздаточного материала на всех не хватило, поскольку мы рассчитывали на меньшее количество детей.
– Культурная программа была?
– На нее почти не оставалось времени. Да и сил тоже. Мы успели посетить Гиссарскую крепость, где чуть не стали гостями на местной свадьбе, — смеется волонтер. — А по вечерам наши друзья из РТСУ водили нас по разным кулинарным заведениям, где мы имели возможность наблюдать обычную жизнь местных. И знаете, таджикский народ очень гостеприимен! Мы ни разу не почувствовали там себя чужими. У меня вообще сложилось впечатление, что Россию и русских там любят. Запомнился разговор с одной женщиной в маршрутке. Она по обрывкам наших фраз поняла, откуда мы, и стала расспрашивать подробнее. Прощаясь, пригласила нас к себе в гости.
– А есть что-то, что не понравилось?
– Маршрутки! Складывается ощущение, что правила дорожного движения их совсем не касаются. Пересечь двойную сплошную? Запросто! Развернуться в неположенном месте прямо перед «носом» у идущих навстречу машин? Легко! Зато в каждом микроавтобусе сидит человек, который открывает и закрывает двери, а также следит за тем, чтобы все оплатили проезд.
– Удалось пообщаться с коллегами, которых направили в другие страны?
– Да, конечно. По итогам экспедиции в Москве был организован круглый стол с Вениамином Кагановым, заместителем министра образования и науки Российской Федерации. Со слов ребят знаю, что отлично все получилось в Армении, относительно спокойно было в Киргизии. А вот в Молдавии были накладки. По замыслу, «Послы русского языка» должны были преподавать и на территории Молдовы, и в Приднестровье. Но до Приднестровской Молдавской Республики наши студенты не доехали: путь туда через подконтрольные Кишиневу земли закрыт. Правда, без дела российские студенты не остались, и им всем подыскали школы в Молдавии.
На круглом столе стажеры озвучили свои замечания и предложения, а чиновники поделились планами. Российским волонтерам хотелось больше знать о культуре тех стран, куда их направляют, в том числе о количестве учеников в классах. В министерстве, заметила Светлана, пообещали учесть пожелания, а также к следующей экспедиции расширить список стран, где носителей русского языка готовы будут принять. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин