Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Деревня накануне войны

Как в вымирающем селе Ивановской области снимают «народное» кино о Великой Отечественной
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Евгений Горностаев
Фильм «28 панфиловцев» его создатели — петербургская студия «Libyan palette» — называют честным фильмом о героях прошлого. Деньги на его съемки собирают всем миром. Ленту о подвиге двадцати восьми героев, в ноябре 41-го остановивших немецкие танки под Москвой, обещают сделать максимально правдивой. Основные съемки проходили в Ленинградской области, но для съемок нескольких массовых сцен команда приехала в Тейковский район.
Першино было выбрано неслучайно. По словам режиссера ленты Андрея Шальопы, съемочной группе пришлось объехать практически все «золотое кольцо», чтобы найти деревню, похожую на подмосковную накануне войны. Першино с его полуразрушенной заброшенной церковью с покосившимся крестом и деревянными домиками, половина из которых давно необитаема, подошло как нельзя лучше.
В поле недалеко от той самой церкви расположились пушки и несколько утепленных палаток. В них хранятся костюмы и реквизит: на «плечиках» развешены мягкие войлочные шинели (как полагается, не со звездочками, а с «треугольничками»), отдельно в кучу свалены неподшитые валенки. У стены, подальше от печки, — бутылки с зажигательной смесью.
Для сегодняшних съемок пригнали две вышки: на одной огромный софит, со второй, установленной недалеко от храма, начали снимать общие планы деревни. 100 человек массовки, уже в шинелях, надевают амуницию, фотографируют друг друга на мобильные телефоны, греются горячим чаем из пластиковых стаканчиков и балагурят.
Протискиваясь между улыбающимися красноармейцами, я ищу режиссера. Несмотря на суету, Андрей Шальопа находится почти сразу: он что-то объясняет своим коллегам рядом с одним из теплых фургонов. В нагрудном кармане пуховика постоянно голосящая рация, легкая шапка сдвинутая набок.
– Вам здорово повезло, что вы именно сегодня приехали, — Андрей улыбается. — Сегодня у нас самые массовые съемки. Массовку мы подбирали очень тщательно. Одна ее часть — это ребята из близлежащего Тейкова (мы там провели небольшой кастинг), вторая — курсанты ивановского института МЧС, третья — киргизы, студенты Ивановской сельскохозяйственной академии.
– А почему именно киргизы?
– Казахов мы много снимали в Ленинградской области, а здесь набрали настоящих киргизов из киргизской диаспоры (стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Панфилова формировалась в Казахстане и Киргизии. — Примеч. РП). Очень хорошие, веселые парни! История «28 панфиловцев» — это бой у Дубосеково, но мы начинаем фильм немного загодя, за несколько дней до сражения. Мы показываем расположение батальона, в состав которого входила наша 4-я рота. Так что здесь, в Першине, снимаем то, что происходило непосредственно перед боем. Сегодня будем снимать, как уже построенные роты уходят в бой. Это самые массовые сцены.
– То есть Першино превратилось в Дубосеково?
– Нет, это скорее Нелидово, ближайшее село к Дубосеково. Но мы не акцентируем внимание на названиях — по сути, это не важно. Здесь, в Першине, мы нашли очень много точек, из которых можно вести съемку. У этого села своя атмосфера, особое расположение дворов, особые дома. Съемки получатся даже интереснее, чем мы ожидали.
В сугробе неподалеку отсюда стоит деревянный каркас танка. Для чего он нужен?
– Сцену с танком мы уже отсняли. Мало кто знает, что во времена Великой Отечественной при подготовке солдат тренировки проходили вот на таких деревянных макетах. В начале войны еще мало кто видел настоящие танки, молодые бойцы плохо их себе представляли. Для этого и нужны были макеты. Их ставили на полозья, если была зима, или на колеса, если лето, и кидали в них гранаты или бутылки с зажигательной смесью. Наш фильм — это не только рассказ об отдельно взятом бое, мы стараемся выполнять и некие просветительские функции, поэтому и включаем подобные сцены в фильм. Кроме того, у нас очень много диалоговых сцен, в которых объясняется суть происходящего.
Возвращаюсь на съемочную площадку. На расстеленном на снегу плаще на коленях сидит один из специалистов съемочной группы — тоже в военной форме тех лет, — и проводит мастер-класс по экипировке молодых бойцов. Парни сосредоточенно наблюдают за ним, поправляют друг у друга рюкзаки и фляжки, висящие на поясах. С первого раза правильно одеться получается не у всех. То пряжка у ремня не в ту сторону направлена, то шинель на груди топорщится. Все мелочи, которые вряд ли будут видны на экране, тщательно устраняют костюмеры.
– Шинели для командного состава мы шили сами, — рассказывает художник по костюмам Виктория Игумнова. Голос из рации, тоже торчащей из кармана, постоянно перебивает ее речь, в руке стаканчик со стынущим кофе. — Специально покупали сукно, заказывали эмблемы и нашивки. Для рядовых шинели искали готовые, покупали на рынках, немного перешивали петлицы и другие атрибуты, чтобы все было точь-в-точь, как в те годы. От послевоенных ватников отпарывали карманы, что-то красили, что-то отбеливали. Шапки у нас тоже более позднего времени — 1970-х годов, их тоже пришлось перешивать. Звезды на них делали вручную. На подготовку костюмов ушло около четырех месяцев.
– Как у тебя фляжка надета? — по-армейски строго спрашивает солдата киношный командир. Рядовой хлопает глазами и неуклюже пытается снять рюкзак. Командир помогает ему и разочарованно произносит:
– Эээ, да у тебя пуговица на хлястике оторвалась! Иди к костюмерам, тебе пришьют. Потом спросишь товарищей, как правильно фляжку носить.
Привезли несколько лошадей. По замыслу режиссера, они будут возить пушки. К пушкам стали приваривать железные крепления для оглоблей. Жеребцы, не обращая внимания на толкотню, суету и громкие звуки, спокойно ждали начала репетиции, переминаясь с ноги на ногу.
– А вы не знаете, техники здесь не будет? — обращается ко мне молодая женщина, держащая за руку девочку. Девочка наблюдала за происходящим с открытым ртом. — Не будет, да? Жаль. А мы из Тейкова приехали на съемки посмотреть. Все равно интересно!
– Товарищи бойцы! Взвод! Проходим получать оружие! Не забываем документы в залог! — раздался командный голос.
Киргизы полезли в карманы брюк за паспортами. Получив оружие, все тут же начали фотографироваться. Красноармейцы, снимающие товарищей на айфоны и делающие селфи. Веселые, открытые, киргизы окружили меня и наперебой стали рассказывать, как здорово участвовать в съемках.
– Мы учимся на четвертом курсе, очень рады, что повезло в кино сняться! Здесь такая атмосфера царит, все друг другу улыбаются, — взахлеб рассказывает студент Дуламбек Алимбеков. — Я думал, что фильм снять легко, а на самом деле — очень сложно. Мы здесь уже пятый день, одеваться правильно уже умеем, а в первый раз ни у кого не получилось все правильно надеть.
– Ваши родственники воевали в Великой Отечественной?
– Мои — нет. Но деды и прадеды многих киргизов воевали.
– Мой дед воевал, — вступает в разговор еще один студент — Арслан Марат. Из-под его ушанки виднеется черная вязаная шапочка с надписью «Версаче». — Он вернулся живой, рассказывал мне, как было на войне. Теперь я вспоминаю его рассказы и на собственном опыте, можно сказать, понимаю, как все происходило. Я словно в прошлое попал. Спасибо нашим дедам, что воевали за нас и победили.
С наступлением сумерек начинаются репетиции. Солдат выстраивают в две шеренги и учат маршировать по утоптанной дороге. Получается сначала не очень — парни скользят, шагают не в ногу и постоянно выбиваются из строя. И только на 4–5 раз, посерьезнев, идет правильно и ровно.
Темнота сгущается, осветители выставляют свет, помощники режиссера собирают конструкции для камер. Посмотреть на съемки выходят и местные старушки. Они стоят чуть поодаль кружком, показывают пальцем на вышки, солдат и одобрительно качают головами.
– Не мешают вам киношники?
– Да нет, нисколько! — отвечают бабушки вразнобой. — Мы их и не видим почти, все по домам сидим, вот только вечерком и гуляем.
– А у нас тут Михалыча в новостях показали, он много вещей той, военной поры, принес им. Помог, чем смог. Всем селом смотрели на него.
– Спасибо, что про наше село хоть так вспомнили… Вымирает оно. Только старики и остались. Раньше все дома жилые были, село целый километр было длиной. А теперь домов 50 всего осталось. У нас еще магазин есть — это то кирпичное здание, которое рядом с церковью на время съемок досками заложили. А больше ничего нет. Раньше еще школа была — в конце села, большое деревянное здание. Но она давно закрыта.
Поздно вечером, когда совсем стемнело, начинаются съемки, продолжающиеся почти до ночи. Пока неизвестно, сколько минут или секунд в готовом фильме займет сегодняшняя сцена. Остается только ждать премьеры фильма, которая намечена на ноябрь 2015-го года.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин