По состоянию на 25 мая 10:35
Заболевших353 427
За последние сутки8 946
Выздоровело118 798
Умерло3 633
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Кыш Бабай — кочевник, как и мы когда-то»

Как в Уфе возрождали легенду о башкирском Деде Морозе
Екатерина Спиридонова
30 декабря, 2015 22:23
7 мин
Фото: Екатерина Спиридонова / «Русская планета»
Жители Башкирии встречают Новый год с Кыш Бабаем — башкирским Дедом Морозом, совсем не похожим на традиционного общероссийского. Как рассказала «Русской планете» культуролог, заведующая художественной галереей «Урал» Республиканского центра народного творчества Карима Кайдалова, в этом году сказочный персонаж получил наконец достойное одеяние и свиту и открыто заявил о себе.
Башкирского Деда Мороза зовут Кыш Бабай, а сопровождающую его Снегурочку — Кархылыу. Концепция такова, что наш Дед Мороз — кочевник, перемещается с места на место, как, собственно, и сами башкиры когда-то. Поэтому у него не может быть ни станицы, ни резиденции, ни ставки. Только, в отличие от людей, он кочует исключительно зимой, благодаря чему и создается его кочевое пространство кышлау — зимнее кочевье Деда Мороза, как мы и нарекли наш проект, автором и куратором которого выступила я сама, — говорит Кайдалова.
– В чем суть проекта «Кышлау»?
– Он появился в рамках традиционного фестиваля художественного войлока «Тамга» (в переводе — «знак времени». — Примеч. РП.) с целью возродить декоративное войлочное искусство башкир на примере некоторых сказочных героев. Мэтры войлочного искусства, художники и преподаватели уфимских художественных школ обыграли внешний вид некоторых новогодних персонажей, главными из которых стали Кыш Бабай, Кархылыу и, естественно, их свита. Все костюмы создавались из войлока: пожалуй, войлочное одеяние — это главное отличие башкирского Деда Мороза от традиционного, к которому мы все привыкли.
– Почему его одежда шьется именно из войлока?
– Не шьется, а создается! Это более правильное слово применительно к этому материалу. К тому же, мы ничего не придумываем, а всего лишь следуем национальной традиции. Дело в том, что войлок — один из самых древних декоративных материалов у башкир, имеющий не только практическое, но и декоративное назначение.
История сохранила для нас так мало, что поначалу казалось, будто национальный войлок не имеет своего лица, хотя и сопровождал башкир повсюду в их кочевьях. Но со временем, благодаря редким, но удачным находкам, нам удалось возродить башкирский художественный войлок, его орнаментальность и особенности украшения. Вот и костюмы Кыш Бабая, Кархылыу и их приближенных создавались в соответствии с четкими канонами войлочного искусства, позаимствованными у наших предков, но и с большой долей фантазии авторов. Войлоку чужда строгая геометрия узоров, он любит свободные плавные, дышащие линии, перетекающие друг в друга, плавную фактуру и орнаментальность. На нем не раскрашивают цветными красками — он создается уже цветным или черно-белым, разной текстуры, формы и плотности.
Фото: Екатерина Спиридонова / «Русская планета»
Фото: Екатерина Спиридонова / «Русская планета»
– Как давно появился башкирский Дед Мороз, которого вы своим проектом вернули из небытия?
– Наш Дед Мороз, хоть и зовется дедом, молод душой и телом — не имеет даже бороды. Это не должно вызывать удивления, особенно у тех, кто знает, что как персонаж он прижился в России только в советское время. К тому же, у него есть вполне реальный прототип — архиепископ Николай, живший в IV веке в турецком городе Мира. По преданию, это был очень добрый человек, щедро помогавший людям и канонизированный после смерти. Со временем Николай Чудотворец стал объектом почитания и поклонения христиан из разных стран мира, пережив трансформацию в Европе в Санта Клауса, а в России, по аналогии, в Деда Мороза, но только значительно позже.
Башкиры же, как вам известно, испокон веков были народом кочевым, осели сравнительно недавно. Вот и традицию празднования Нового года они хоть и переняли у славян, но сказочных персонажей придумали своих.
– Как думаете, приживется возрожденный вами Кыш Бабай на родной земле?
– Время покажет! Все-таки русские Дед Мороз и Снегурочка — это калька с европейских аналогов. А башкирские сказочные герои, в свою очередь, калька с русских. Но тот образ доброго дедушки Мороза, к которому мы привыкли, представляет собой фольклор именно советского периода: очень удачно прижился, четко лег на чудесный зимний праздник. В созданном нами проекте «Кышлау» мы дали башкирскому Кыш Бабаю и его свите новые, вполне конкретные лица, которые, надеемся, также приживутся на родной земле.
– Какие башкирские традиции воплощены в новом образе Деда Мороза?
– Вместо новогоднего теремка у нашего Кыш Бабая в обиходе юрта, передвигается он на лошадях. Ну, и войлочная одежда.
– Где происходили приготовления к грандиозному предновогоднему шествию Кыш Бабаев, которое прошло накануне на праздничной площади в Уфе?
Изготавливали мы все это в Бурзянском районе — самом волшебном, который только есть в Башкирии. Поэтому в колорите некоторых костюмов можно найти характерные для этого места мотивы: какие-то перепевы скальных пород, лесные картины. Особенность войлока в том, что он не терпит механического воздействия, поэтому все изделия созданы вручную. Руками, сантиметр за сантиметром, вышивка за вышивкой, узор за узором изготавливались костюмы для башкирского Деда Мороза и его свиты.
Но основной нашей целью был совсем не хоровод Кыш Бабая и его друзей вокруг новогодней елки на площади Орджоникидзе. Главным событием, к которому готовились, стало участие нашего проекта в евразийском конкурсе высокой моды национального костюма «Этно-Эрато», где мы по праву заняли почетное первое место и получили значимую и ценную награду — миниатюрные золотые ножницы, размером не больше булавки, зато украшенные бриллиантом. Они настоящие!
– Значит, уникальность проекта заключается не только в возрождении вашей группой башкирских текстильных традиций, но и в создании собственной национальной новогодней сказки?
– Так оно и есть! И только в нашей республике существуют войлочные Деды Морозы, больше нигде их нет. Башкирский Кыш Бабай имеет даже свой характер: он основательный, монументальный, гораздо внушительнее и суровее, чем мы привыкли. Его шапка или колпак напоминает башкирский национальный головной убор, войлочное одеяние покрыто снежными узорами. Наша Кархылыу, в отличие от Снегурочки, весной не умирает, а преобразуется в девушку Ляйсан, что в переводе означает «первый весенний дождь». Поэтому часто в ее костюме присутствуют и снежная капель, и зелень, и нежные зимне-весенние переливы цветов. Все эти эффекты дает войлок — он может и скатываться в снежки на Снегуркиной шапке, и струиться, как горный ручей, и создавать эффекты небольших снежных заносов или горных массивов на одежде. Благодаря этим трансформациям в костюмах наши сказочные персонажи становятся как бы частью природы, сливаются с ней, органично ее дополняют. 
темы
7 мин