Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«Мордобой стал доступнее»

Как в селе Скорняково уживаются азербайджанцы и русские

Елена Коваленко
23 ноября, 2013 19:36
3 мин
Фото: Алексей Григорьев.
Сегодня в селе Скорняково Липецкой области, бывшем родовом поместье Муравьевых, живет 626 человек. Из них 209 азербайджанцев, которых местное население считает дагестанцами. Причина путаницы в том, что азербайджанская диаспора массово покинула дагестанские села Дарваг и Марагу, где практически не осталось никакой работы. Теперь в Скорняково неспокойно: то массовые драки, то резонансный видеоролик на Youtube о молодом человеке, который приехал в село работать и повздорил с азербайджанцами.
– Село у нас очень интересное. Здесь много приезжих из Казахстана, Узбекистана, Дагестана. Мой муж, например, казах с Украины, а крестил его чеченец, — рассказывает корреспонденту РП директор сельской школы Татьяна Джандыбаева.
По словам Джандыбаевой, все громкие конфликты в Скорняково происходят именно среди приезжих — местные реже замешаны в стычках. Случаются драки: бьются серьезно, жестоко, нередко толпой на одного.
– В нашей школе половина учащихся — азербайджанцы, так что без работы учителя не скоро останутся, — говорит Джандыбаева. — Уровень у всех разный. Недавно азербайджанский мальчик окончил школу с золотой медалью, а двоих мы оставили на второй год. Попадаются педагогически запущенные дети с отсутствием языковых навыков. На уроке русского языка, например, переспрашивают друг у друга по-азербайджански. Конечно, среди детей случаются конфликты, и инициаторами могут быть как азербайджанцы, так и русские. Недавно подходит к учителю мальчик и спрашивает: «Что такое чурка?». Мы стараемся такие моменты сглаживать.
Татьяна уверена, что в конфликтах школьников нет религиозной подоплеки.
– Как-то проводили экскурсию по соборам. Азербайджанский мальчик спросил, как поставить свечку святому, который покровительствует учебе. На вопрос учителя о вероисповедании ответил: «Мама сказала, что Бог у всех один!». Другой молится перед контрольной:
«– Господи, помоги!
– Кому молишься вслух? Это же наша молитва!
– Какая разница? Лишь бы помогло!».
Глава сельского поселения Любовь Король уверена, что межнациональных конфликтов в Скорняково в ближайшее время не будет.
– Мы не замечаем конфликтов между русскими, но остро реагируем на межнациональные конфликты. Недавно брат с сестрой, русские люди, пошли друг на друга с топорами — землю не поделили. На наших глазах едва не произошло убийство, но никто не придал этому значения. Молодежной драке в клубе сразу придают политический окрас. Появление азербайджанцев действительно изменило наше село: переселенцы построили большие дома, живут, в основном, животноводством и бизнесом — скупают и перепродают сельхозпродукты. Плохо, что не работают официально — никаких налогов от их деятельности не имеем. Других проблем у меня с ними нет — они прописаны здесь, их дети служат в армии. Я их не защищаю, среди них есть разные люди, но войну разжигать я не дам. После нашумевшего видеоролика  я собрала уважаемых людей азербайджанской диаспоры и провела беседу. Да, родители отпускали детей в клуб, но они не говорили им драться. Любая мать против этого, хоть русская, хоть азербайджанская. Я сейчас в роли миротворца. Азербайджанцы меня слушают.
Русоволосая красавица Софья Петросян, приехавшая в Скорняково из Самарканда пять лет назад, убеждена, что на поведение азербайджанцев повлиял общественный резонанс, вызванный все тем же видеороликом. Она помнит, как приезжали чиновники с проверками, служащие ВДВ, националисты и даже столичные скинхеды и беседовали с азербайджанцами. В результате приезжие стали вести себя скромнее: прекратилась езда в пьяном виде с дрифтингом близ школы и детского сада, показная неприязнь к русским.
– Когда приехала в Скорняково, была недовольна поведением азербайджанцев, а сейчас стало намного спокойнее. Без проблем можно пройти ночью по селу. Самое страшное, что можно встретить — собака без привязи, — говорит Софья корреспонденту РП.
Назиля и Альбина приехали из Дагестана. Их новые, просторные дома не похожи на дома русских. В подворье бычки, овцы, поросята, птица. Женщины живут своим хозяйством. Сперва они приехали в село погостить, осмотрелись — понравилось.  Местные жители встретили дружелюбно. Решили переехать — в Дагестане никакой работы нет. На вопрос, нужна ли селу мечеть и должна ли девушка носить хиджаб, лишь смеются: «Какая мечеть? Какой хиджаб? Покажите среди наших хоть одного верующего!». Но на вопрос о смешанных браках отвечают серьезно, считают, что создавать семью нужно между представителями одной национальности.
Тридцатичетырехлетний Санек нигде не работает. Вкалывать в лесхозе за семь тысяч считает для себя неприемлемым, а в агрофирму «Тихий Дон» не берут — директор прямо заявил, что лучше привезет рабочих со стороны. Одного взгляда на лица Санька и его мамы Наташи достаточно, чтобы понять: оба не равнодушны к алкоголю. Однако сегодня Саньку посчастливилось разгружать картофель в агрофирме. Заплатили 1100 рублей на шестерых.  Что можно купить на такой заработок, кроме водки, он не знает. Санек и его мама живут между домами азербайджанцев, но Наташа соседям не завидует: «Они же пашут!». На вопрос корреспондента РП, что им мешает завести хозяйство, как у приезжих, ответить затрудняется. Никаких межнациональных проблем Санек на себе не ощущает, а драки объясняет очень просто: раньше в Скорняково было мало парней, поэтому драться ездили в соседнее село, а сейчас, с появлением азербайджанцев, ездить в соседние села уже не нужно — мордобой стал доступнее.
темы
3 мин