По состоянию на 26 мая 10:35
Заболевших362 342
За последние сутки8 915
Выздоровело131 129
Умерло3 807
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Память — не футбольный мяч, чтобы бить по ней ногами»

Старейший тренер из Омска — о том, как в области зарождался футбол и почему эту историю сегодня забывают
Наталья Яковлева
25 декабря, 2015 21:12
9 мин
Виктор Ледовских, один из первых тренеров «Иртыша», мастер спорта. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»
Первый музей омского футбола находится в спорткомплексе «Красная звезда». Организовал его мастер спорта СССР Виктор Ледовских, один из первых тренеров «Иртыша», самой известной команды региона. Под его руководством она превратилась из заводской в областную, воспитав 47 мастеров спорта.
– У меня прозвище было — Калачинский, а их болельщики только хорошим игрокам дают, — вспоминает Виктор Сергеевич в беседе с РП. — В Калачинске играть начал. Шесть лет мне было. Отец на войну в первый же день ушел. Бухгалтером был простым, но, как Молотов объявление по радио сделал, с работы прибежал уже в военной форме. Маму поцеловал: «Береги детей, Клаша». В 43-м погиб под Орлом. А мама женщина сильная. Тоже с образованием, но пошла работать в чайную. У нас всегда хлеб был. И не только у нас, троих братьев — у всей нашей дворовой команды. Немного, конечно, но делили буханку в день, что мама приносила вместо зарплаты, на всех, по-честному. И мяч взялись гонять, чтоб по еде не тосковать — голодными оно еще и легче.
Тренировал нас по доброте душевной сосед Коля Веселов, инвалид, его на войну не взяли. Хорошо натаскал. В старших классах меня даже за команду военной части играть пригласили, по всей области ездили.
А в 17 лет, когда в Омский институт физкультуры поступать прибыл, там уж знали — Калачинский! Сразу пришел Николай Федорович Чупрына, первый тренер «Иртыша», тогда это была команда завода имени Баранова. Сняли мне комнату, а экзамены сдал легко: очень «Иртышу» нужно было, чтобы я играл. Футбол тогда, после Великой Отечественной, в Омске стал развиваться, — отмечает тренер.
Во время войны Омск превратился в промышленный центр — предприятия из европейской части страны эвакуировали в Сибирь. Из Ленинграда прибыл танковый завод имени Козицкого, из Москвы — авиационный «Полет», из Киева — «Электроточприбор», из Краснодара — «Измерительные приборы». «Барановцев» доставили из Запорожья — авиаоборудование и специалистов. Многие после Победы так и осели в Омске, начав возрождать спортивные традиции. Начавшись с клуба «Иртыш», образованного в 1946 году, футбол быстро стал популярным в городе. Благо для тренировок требовалось немного: мяч да чистое поле, для матчей служил стадион «Динамо» вместимостью 6 тыс. зрителей.
– Студентом меня официально слесарем в цех устроили, хотя там я и не был, — продолжает Ледовских. — Наша с ребятами работа была на поле. Тренировки проходили каждый день, часто по два раза в сутки, в воскресенье — матчи в области, других городах от Урала до Дальнего Востока. Уставали — только до кровати доползти. Выходные бывали редко, чаще отсыпались в поездах. Зато как кормили! После каждого матча в заводской столовой столы накрывали хоть днем, хоть ночью: борщ, второе, сметаны по стакану и сахар прямо ложками. Другой глюкозы не водилось, так что это для нас лучшее восстановление было. А когда институт закончил, в трудовой книжке записали: «Инструктор». Зарплата уже, соответственно, инженерская, да командировочные.
Только мы же не за деньги играли. Стадион «Динамо» всегда был забит до отказа. Болел народ отчаянно. «Барановцы» к команде перед матчем обязательно подходили, руки жали, обнимали: «Не посрамите чести завода, парни». А за область выступать стали — ответственности еще больше появилось. Тем более что я к тому времени, начав с полузащитника, стал центральным нападающим. До Марадоны мне далеко, конечно, но за карьеру на серьезных играх 51 мяч забил, а на домашних — кто считал...
В 1960 году «Иртыш», впервые в истории омского футбола, победив в зональном турнире, стал серебряным призером Всесоюзного первенства. В высшую лигу советского футбола команда не попала, хотя воронежцев, занявших первое место, обыграла. Сразу 13 человек, в том числе центральный нападающий, были приставлены к званию «Мастер спорта СССР». До этого среди омичей мастеров футбола не было. Ледовских проснулся знаменитым.
– Даже поклонницы появились, — смеется Виктор Сергеевич. — За меня две красивые девушки болели: Ира и Алла. После матча все разойдутся, а они гуляют у стадиона. Один-то я как-то робел, не до девушек же было все, первым делом мяч. Однажды парни подбили, пригласили мы девчонок в кафе, мороженым угостили. Через некоторое время они нас в гости позвали. Мы кавалеры шикарные, персики в трехлитровой банке купили. А у них еще и третья подруга оказалась — Галина. Правда, принципиальная противница футбола. На этой почве мы с ней и сошлись.
Я ей всю жизнь доказываю, что из футболистов хорошие мужья выходят. Обычно жены — главные болельщицы. Недавно супругам Олега Кузнецова, Володи Иванова клуб «Иртыш» вручил почетные шарфики — они уже полвека его фанатки. Но лучшими болельщиками всех времен были моя мама и жена нашего вратаря Августа Василевского. Мы его Васей звали для простоты. Только мяч к нашим воротам наметится, она на все поле: «Васька-а-а!» Вся команда энергичнее становится, не говоря уж про Василевского. Умер Вася. Немного нас осталось. Память бы сохранить, — заключает он.
Девять лет назад, выйдя на пенсию, Виктор Ледовских организовал омский музей футбола. Выделили под него актовый зал в манеже «Красная звезда». Многое тренер принес из дома: чугунные кубки за победы в 1960–70-х годах, справочники со счетом игр и биографиями спортсменов, истершиеся фотографии с матчей, вытканные шелком портреты Сталина и Мао Цзэдуна, которые подарили после игры соперники-китайцы. Часть фонда передали товарищи по клубу «Иртыш» и воспитанники двух юношеских футбольных школ города. Под личную ответственность Ледовских — в спортивном мире он имеет репутацию человека надежного, искренне болеющего за свое дело. Доказал это не только игрой, но и работой: тренером «Иртыша», судьей игр первенства России, директором спорткомплекса «Красная звезда», руководителем СДЮШОР-18, реанимировавшей вместе с ним хоккей с мячом в Омске.
С памятью плохо. И не у Виктора Сергеевича, несмотря на его 80 лет. За всю жизнь не выпил больше бокала шампанского, ни разу не взял в руки сигареты, пережил голодное детство и до сих пор соблюдает диету. А не так давно выполнил нормы ГТО, усмехаясь: «Да какие там нормы-то: пробежал, пострелял».
Два года назад пришел новый директор департамента по делам молодежи, физкультуры и спорта города. Назначил, как водится, нового директора спорткомплекса. Затеяли музейную экспозицию истории спорта в другом помещении.
– Зачем, чтобы создать новое, убивать старое? — недоумевает заслуженный спортсмен. — Планшеты с портретами футболистов, которые мы собирали по родным и знакомым, реставрировали, вытащили в холл, где каждый может сделать с ними, что угодно. Металлические конструкции разрезали, кубки я в «Иртыш» отвез, обратно раздал школам. Портреты знаменитых футболистов в деревянных рамах, которые на свои деньги делал, со стен сняли. Вот это Дмитрий Сычев, чемпион России, наш воспитанник, — поднимает он один из постеров. — А тут сборная России, наши ребята с президентом страны и министром спорта. Ну, разве это уважение? Такие люди в музей приходили! Иван Дворный, олимпийский чемпион, тоже наш земляк, всю баскетбольную команду привел. Профессор Геннадий Лолаков, разработавший специальную методику тренировок, в журнале посещений душевную запись оставил: спасибо, мол, что пропагандируете футбол. А ребятишки тут просто жили — у меня график посещений для всех школ города был расписан, и спортивных, и общеобразовательных. Я для них еще и бесплатный шахматный кружок организовал прямо в музее. Теперь сижу в помещении размером 10 кв. метров, в котором вообще не полагается людям сидеть. Храню коробки. Идея с музеем всего омского спорта, может, и неплохая. Только уже два года ремонтируют помещение, стены расписывают. Разве же это главное? Экспонаты-то где возьмут, особенно после того как мой музей разогнали? Кто их теперь отдаст? А ты спрашиваешь, почему в России нет футбола…
Команда музея им. Баранова. Фото из музея футбола в Омске
Команда музея им. Баранова. Фото из музея футбола в Омске
Музей футбола в крупнейшем крытом футбольном манеже за Уралом сейчас располагается в электрощитовой бытовке. Еще не пристроенные победные кубки, расставленные по столам, отражают только электрический свет — окошек в комнате нет. Метровые портреты великих футболистов мира и страны сложены стопкой — ни поставить, ни повесить их некуда.
По мнению Михаила Расина, директора департамента по делам молодежи, физкультуры и спорта Омска, «экспонаты музейной экспозиции истории омского футбола размещены в помещении, отвечающем требованиям обеспечения безопасности музейных ценностей, а планшеты с портретами футболистов не имеют исторической значимости». Главный хранитель устало машет рукой:
– Теперь уж никто и не вспомнит, что Александр Петров и Всеволод Бобров, входящие в 100 лучших футболистов мира, наши воспитанники, а не ЦСКА. А как мальчишкам-то расти, на чьем примере им показывать, что и в нашей провинции можно многого добиться? Память — не футбольный мяч, чтобы бить по ней ногами.
темы
9 мин