Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

Лапти для «Матильды»

Как в Кирове делают национальную российскую обувь
Алексей Вологдин
17 июля, 2015 12:14
7 мин
Вятский лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Вятские кустари получили заказ на 300 пар лаптей для фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя. Лапти отправились на киностудию накануне фестиваля «Вятский лапоть» в Кильмези.
Кильмезь — маленький, удаленный от основных трасс, спрятанный в лесах райцентр в 250 км от Кирова. Главный по лапотному ремеслу человек — Магсум Габдулхаков, президент фонда «Народный дом». Именно его организация взялась за заказ для режиссера Учителя. Кроме того, Магсум — основатель, идеолог и один из организаторов «Вятского лаптя». Мы встречаемся на фестивале, но сразу поговорить не удается — Магсум Габдулхаков отвечает за встречу делегаций из соседних регионов, круглые столы и торжественные церемонии с губернатором. Он знакомит меня со своей коллегой Екатериной Рухлядьевой. Ей поручили в этот раз проводить мастер-класс по плетению лаптей. Катя занимается народными промыслами уже 10 лет. Периодически она смущенно извиняется, что руки немного отвыкли, получается не так быстро, как раньше, кое-что приходится вспоминать — декрет.
– Раньше лапти плели в основном из лыка и бересты, — рассказывает Екатерина, и уточняет, что лыко — это внутренний слой липовой коры. — Причем заготавливают его в определенное время. Самым оптимальным считается пара недель, когда дерево набирает цвет и зацветает. Это период интенсивного движения сока. В это время лыко обладает наибольшей эластичностью, с ним удобней всего работать. Хотя хранить заготовленную липовую кору можно в течение года при специальных условиях, но со свежим лыком работать куда приятней.
Мы сидим на поляне в сквере. Стол и стулья нам заменяют несколько толстых тюлек. За разговорами Екатерина начала плести маленький лапоток и попутно делает подсказки мальчишке лет девяти, который решил попробовать себя в этом промысле.
– Русские лапти плетутся с носка, а татарские и марийские — с пятки. Там веревка вплетается сразу, поэтому плести их даже легче. Мастера начинают плести лапоть на колене. Получается такая удобная форма для пятки, — Катя отвлекается от рассказа, чтобы объяснить ребенку одну из сложных деталей. — Эта лента переплетается, укладывается сверху, переворачиваем. Эта ленточка сюда вверх, а эта вниз. Обычно ленты заготавливают сразу длинные — 2–3 метра, чтобы хватило на слой. Но можно использовать и более короткие, срастить. Вот так…
– Удмуртские лапти плетутся немного иначе. Там своя изюминка, — продолжает рассказ мастер. — Каждая национальность вносила что-то свое. Я показываю медленно. Каждую ленточку нужно подтягивать. Так получается прочней и аккуратней. Мастера плетут быстро-быстро. Даже увидеть не успеваешь, не то, что запомнить. Чтобы сплести пару, обычно уходит часа два. Раньше выплетала по шесть пар в день. У мастеров лаптей на продажу сегодня очень мало, все раскупают.
Екатерина Рухлядьева плетет лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Екатерина Рухлядьева плетет лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Оказывается, лапти — вещь далеко не одноразовая и довольно крепкая. Подошву в них делали трехслойной, вплетая дополнительную ленту. Это, пожалуй, одна из самых сложных операций. Ведь продеть лыковую ленту в уже фактически готовый, плотно сплетенный лапоть — дело не простое. Для этого используется специальный инструмент, который у каждого народа называется по-разному: «калачок», «шишле», «кочадык», но выглядит одинаково.
Тем временем Екатерина продолжает плести лапоток, который выходит на удивление плотным и аккуратным.
– Их же раньше и зимой носили. От сырости и мороза лапти буквально деревенели. Поэтому бабушки, которым в детстве довелось ходить в лаптях, говорят: «Нам и даром не надо. Мы в них находились, больше не хочется», — разговор периодически прерывается, люди подходят, интересуются: что, как, сколько стоит, можно ли попробовать самим.
Среди прочих прошел и губернатор со свитой. Посмотрел, пошутил, предложил своим замам освоить это ремесло. А лыковые ленточки тем временем ловко переплетались в руках у Екатерины, точно также как и в руках мастеров-лапотников 100, 200, 1000 лет назад. Высокие гости проследовали дальше, а лыковые ленты продолжали протискиваться в тугие переплетения. Еще немного и первый на сегодня лапоток Екатерины был закончен.
«Народный дом» располагается в паре сотен метров от сквера, в котором разворачивалось фестивальное действо. Там меня ждем Магсум.
– Когда я работал в леспромхозе секретарем комсомольской организации, мы заезжали в настоящие медвежьи углы, — после нашей первой встречи Магсум Габдулхаков уже успел сменить официальный костюм на клетчатую рубашку, в которой он выглядит куда более органично. — Там встречали мастеров, они плели для себя, может для соседа. И это исчезало потихоньку. Я начал снимать фильмы о труде лапотников. На них мы начали учиться. Представьте: у вас в деревне ни связи, ни интернета, закрыта школа, клуб, магазин убрали. Человек возвращается в то состояние, которое было 100 лет назад. А плетение лаптей оказалось востребованным ремеслом. Народные костюмы шьют — к ним нужна обувь. В последнее время ребята, которые занимаются исторической реконструкцией, после того, как освоили оружие и одежду, начали интересоваться и лаптями.
Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Вот так, через народную дипломатию, клубы, небольшие сюжеты на телевидении информация о кильмезских умельцах дошла и до столичных производителей фильмов. Как рассказал Магсум Габдулхаков, оказалось, что в короткие сроки изготовить 300 пар лаптей от 34 до 52 размера не взялся больше никто в России. Да и в кильмезском «Народном доме» долго сомневались, смогут ли осилить такой заказ.
Семь мастеров два месяца плели лапти для фильма. Сейчас они уже стали частью костюмов и появились в сцене на Ходынском поле. Этот эпизод войдет в картину о судьбе известной балерины рубежа XIX–XX вв. Матильды Кшесинской.
– Больших денег это ремесло не приносит. А вот занять человека и увлечь его по-настоящему — может! Наша задача обучить людей, — признается Магсум Габдулхаков. — У нас пока не получается работать на склад. Чтобы пришел заказчик, а у нас 100 пар таких, 100 пар других. А сейчас по стране столько фестивалей. О-о-о! От Владивостока до Калининграда! Можно КАМАЗами отгружать.
Есть у Габдулхакова мысли о том, как можно наладить сбыт. Главная сейчас задача — организовать обучение. Но для этого нужна государственная поддержка. Президент «Народного дома» прекрасно понимает, что для ее получения свои идеи нужно продвигать. Для этого, видимо, он и попридержал информацию о заказе от киногруппы Алексея Учителя, и разместил ее перед самым началом фестиваля.
А как по-другому? Это 100–200 лет назад лапти были предметом повседневного спроса. А сейчас, чтобы продать сотню пар лаптей без знаний из менеджмента и маркетинга, помноженных на народную смекалку, не обойтись. Иначе порвется лента времен, возникнет пробел в традициях многих этносов, для которых лапти стали незаменимым элементом народной культуры, который нельзя терять.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
7 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ