По состоянию на 31 мая 10:35
Заболевших405 843
За последние сутки9 268
Выздоровело171 883
Умерло4 693
Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Соль и песок

Как корреспондент РП чистил снег на улицах Кирова вместе с дорожной службой
Елена Коваленко
20 декабря, 2013 17:53
5 мин
Водитель Григорий выходит на маршрут. Фото: Алексей Малышев.
Начальник колонны уборочной техники «Спецавтохозяйства» Андрей Петрыгин назначил мне встречу в пятницу, в 8 вечера на базе компании. Машины убирают снег ночью, когда на дорогах меньше машин.
– Главное, напишите, что город (администрация муниципального образования. — Примеч. РП) очень мало денег дает. С этими снегопадами мы уже в свой январский бюджет залезли, — резюмирует Андрей и спешит дальше по делам. За половину декабря в городе выпала почти месячная норма осадков.
Еще в конце 2010 года муниципалитет переложил все непредвиденные расходы, связанные с устранением последствий непогоды, на подрядчиков. Самый крупный из них — «Спецавтохозяйства» (САХ).  Бюджет платит им фиксированную сумму: ее размер не меняется в зависимости от того, сколько снега выпало в этом месяце, как часто применяли противогололедные реагенты, сколько смен пришлось отработать технике и рабочим и так далее. Как пояснил корреспонденту РП руководитель Дирекции дорожного хозяйства Павел Кошкин, бюджет из года в год финансирование уборки улиц увеличивается на считанные проценты, которые гораздо меньше инфляции.
Тем временем в кабинет руководства один за другим входят водители. Мастер Светлана выдает им путевки, обозначает маршруты. Они давно известны, поэтому она останавливается на частностях. Одна из них красным маркером значится на флипчарте: «С утра проверка ГИБДД совместно с прокуратурой».  
– А мне вас не к кому посадить, — говорит мне мастер. Оказывается, в колоннах, которым поручено очищать от снега городские магистрали, идут двухместные машины. И на каждой кроме водителя едет стажер. Мест нет! Но после уговоров Светлана сдается.
— Ладно, посажу Вас на подсыпку, там трехместный Камаз. Но придется ждать.
Доставшийся мне Камаз сейчас в ремонте: после дневной смены у машины заклинило щетку. На подсыпке улиц песко-соляной смесью она не нужен, но Камаз уже загнали в мастерскую и успели разобрать.
Вхожу в комнату водителей. Там меня ждут водитель Камаза Григорий и его напарник-стажер Дмитрий.
— Еще стажер, и куда вас столько набрали, — слегка ворчливо, но без злости говорит Гриша.
Около девяти вечера он идет выяснять, как дела у механиков. Увязываюсь вместе с ним.
— Я здесь с марта, скоро год уже, — рассказывает по дороге Григорий. — До этого работал на межгороде, но пришлось уйти. Родился второй ребенок, жена стала жаловаться, что меня вечно дома не бывает. Пришлось искать работу в городе. Сейчас зимой снег вывозим, улицы метем, подсыпаем. Летом «Бродвей» таскаю. Ну, это такая машина, ее к МАЗу подцепляют. Она пыль сметает. Так что работа есть всегда.
Мастерская — длинное здание с парой смотровых ям. В ремзоне почти абсолютный порядок. У Камаза трое механиков колдуют над редуктором щетки. Понимаем, что работы еще много — цепь еще не установили — и отправляемся назад.
– Говорят, до Нового года будет снег, у нас тут прогноз смотрели, — делится Григорий.
Убирают город круглосуточно. Смена — по 12 часов. Водители работают по два дня и в ночь с суточным перерывом. Иногда, чтобы обеспечить себе длинные выходные, кто-то берет себе  по 2 смены подряд. Зарплата водителей напрямую зависит от объема работ.
Общаюсь с Дмитрием, который пришел на предприятие неделю назад и пока стажируется.
– Не знаю, может сегодня последний день здесь, — сетует он. — Уже неделю здесь, а всего раз за руль сел. Ехали тогда в колонне. Шофера недовольны, у них план, а у меня не на автомате пока. Как тут научишься.
Дмитрию уже за тридцать. Он долго работал в Москве, но не так давно смог скопить на квартиру в Кирове. После чего жена уговорила его завязать с вахтами. Поиски работы в городе и привели его в «Спецавтохозяйство».
– Сейчас только друг звонил. Зовет к себе в напарники. Надо только лицензию охранника оформить, — рассказывает Дмитрий. — Две недели там, особо не напрягаясь, перед телевизором. И тридцатку точно заработаешь. А здесь, в Кирове, вроде бы работа есть, но найти что-то действительно стоящее так пока и не получилось.
Наконец, «Камаз» выпускают. Перед выездом за ворота базы дежурный проверяет, есть ли у Гриши амуниция. По правилам безопасности, водитель уборочной машины обязательно должен быть в ярком оранжевом жилете. У Гриши они есть.
Выезжаем за ворота, и под колеса к нам едва не падает пьяная девица. К счастью, ее приятель вовремя подхватил обмякшее тело. В соседнем здании — сауна, откуда в ожидании такси и вывалилась эта компания.
По Производственной направляемся за песко-соляной смесью. Потом сворачиваем на Луганскую.
– Пару дней назад такой снегопад был, — начинает очередную историю Гриша. — Фуры начали здесь вставать. Пробки. Так мы по встречке и всяко. Лишь бы проехать. Пять машин тогда на три горы высыпал.
Добраться до пескобазы вообще непросто. Дорога разбита — последний ее участок отнимает у водителей каждый раз чуть ли не полчаса времени. Вместе с ними страдают и водители грузовиков, вывозящих снег с городских улиц, на расположенную там же снежную свалку.
Сама погрузка песко-соляной смеси вместе с взвешиванием автомобиля, проходит быстрее. Два ковша погрузчика, отметка в путевом листе и мы наконец-то отправляемся в путь.
Работать начинаем в районе Щорса, Комсомольской, Попова, Сурикова. В специально оборудованном КАМАЗе есть семь кнопок, с помощью которых управляют щеткой, отвалом, транспортером и кругом.
Движемся достаточно быстро, от остановки до остановки проходим приблизительно в темпе автобуса. Водители дорожных машин следят скорее за оборотами двигателя, а не за скоростью движения. Вначале подсыпаем только остановки, перекрестки и длинные прямые участки.
Григорий постоянно то включает, то выключает подачу песка. Его правая рука оказывается то на рычаге переключения передач, то на клавишах управления транспортером и кругом. За нами остается ровный шлейф из песко-соляной смеси. Когда проходим улицу в обратном направлении, на посыпанных участках уже видны только темные пятна. Они ярко выделяются на фоне заснеженных улиц.
– Один раз Луганскую так плотно засыпал, что на обратном пути видно было, как чуть ли не ручьи текут. Соль, — объясняет Гриша.
Пару раз мы останавливаемся, чтобы очистить канал подачи песка. Во время одной из пауз поступает новая вводная: «Сыпем сплошняком».
– Ну и хорошо, тыркаться не надо, — резюмирует Григорий. — Правда, устанешь ты с нами, на пескобазу еще раза три ездить придется.
На часах уже час ночи. Время обеда. Останавливаемся около одного из кафе с фастфудом. На то, чтобы перекусить у нас 15 минут.
Потом едем дальше. Метров через 300 песок в бункере заканчивается — пора на пескобазу. Четыре километра разбитой дороги и 10 минут на то, чтобы наполнить бункер смесью. За руль садится Дмитрий. На обратном пути нас обгоняет КАМАЗ «Гордормостстроя», который работает на вывозке снега. Водитель спешит.
– У них зарплата зависит от количества рейсов, — поясняет Гриша.
– Как у вас с «ГДМС» (МУП «Гордормостстрой». — Примеч. РП) отношения? — интересуюсь я.
— Да нормально, там много наших работает, — отвечает Григорий. — Я сначала тоже туда хотел устроиться, но почему-то не взяли.
Получается, что работа у генподрядчика «ГДМС» более престижна, чем в субподрядных организациях, к которым относится и частное «Спецавтохозяйство».
В 2 часа ночи. Мы же поочередно зеваем. В кабине жара. Гриша устраивается поудобнее на пассажирском сиденье, объясняет, куда ехать и погружается в полудрему. Лишь время от времени он открывает глаза, чтобы дать ту или иную рекомендацию своему напарнику:
– Держи обороты 1100 – 1200. Рассчитывай, чтобы перед светофором не останавливаться. Посмотри, что там, песок не забило? Отключай, это не наш участок. Выключил гидравлику? Теперь можно переключаться со сцеплением.
Сыплем уже Горького, едем в сторону Привокзальной площади. Время от времени попадаются автомобили. Кажется, что у водителей дорогих иномарок по ночам принято входить в повороты с заносом. Дама на «десятке» выныривает откуда-то из гаражей чуть ли не под колеса многотонного груженого снегом КАМАЗа. Дмитрий ругается матом. Смысл его слов сводится к тому, что к счастью, мы сидим не в том грузовике, который отправит девушку на тот свет.
Еще одна поездка на пескобазу. Потом посыпаем Щорса на выезде из города. Четвертый час ночи. Снегопад то затихает, то вновь усиливается. В кабине тишина. Гриша спит. Мы с Димой отчаянно боремся со сном.
Потом — снова за песком. По дороге пересекаемся с колонной, которая вывозит снег с улиц. Грейдеры убирают его с обочин, спецмашины с транспортером отправляют массу в подъезжающие грузовики. Маленький погрузчик и пара рабочих с лопатами вычищают въезды во дворы. Десятки людей бодрствуют, чтобы утром по этим улицам можно было нормально ходить и ездить.
В 50:40 утра. В четвертый раз выползаем с пескобазы по разбитой дороге. Смена. Гриша медленно спускается с пассажирского сиденья. Обходит машину, чтобы размять затекшие ноги. Делает пару тройку активных движений и запрыгивает на водительское место.
Кажется, что вместе с ним из полудремы выходит и КАМАЗ. Двигатель начинает работать бодрей. Мы успеваем посыпать песком еще пару улиц.
Просыпается и город. На улицы выезжают первые автобусы. На остановках появляются люди. Кировчане ранним субботним утром направляются на работу, на учебу, за город в лес.
– Я завтра с кем? — спрашивает Дмитрий, устраиваясь на пассажирском сиденье.
– Может и один поедешь. Не все же тебе пассажиром кататься. Снег, вон, все идет. Работы на всех хватит.
темы
5 мин