Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Невольное высшее

Как в казанской колонии осужденные учатся и сдают экзамены
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Ольга Моисеева
До исправительной колонии строгого режима № 5 добираться около часа от Казани. Она находится в поселке Нижние Вязовые с населением около 8,2 тысяч жителей. Но история учреждения начинается не здесь, а в нескольких километрах, на острове-граде Свияжске: еще в 1928 году там была образована трудовая коммуна для несовершеннолетних, затем ставшая тюрьмой для взрослых. В годы войны свияжская колония переехала в Нижние Вязовые, ближе к железнодорожным путям: осужденные вместе с репрессированными немцами строили линию железной дороги к осажденному Сталинграду.
Современная ИК-5 — мужская колония строгого режима. За колючей проволокой около 2 тысяч заключенных. Сюда попадают лица, впервые осужденные за совершение особо тяжких преступлений, — «первоходы». Большинство из них сидят за убийство и наркотики. По статистике средний срок отбывания наказания в колонии — не менее 12 лет.
Диплом с тюремной печатью
Вместе с провожатыми сотрудниками колонии мы оказываемся в комнате за двумя решетками, где выписываем пропуск и отдаем мобильный телефон. Потом — тяжелые железные двери и выход в запретную зону. Кругом здания, обнесенные колючей проволокой. Дорожки здесь идеально очищены от снега.
С сопровождающими мы направляемся в местное профессионально-техническое училище. Среднее профессиональное образование сейчас получают 206 человек.
– Токарь, электрогазосварщик, крановщик или машинист крана по управлению козловыми и мостовыми кранами, оператор по газу и жидкому топливу, стропальщик, машинист насосных установок, машинист компрессорных установок, оператор швейного производства и литейщики, — Геннадий Скворцов, проработавший в колонии 50 лет, перечисляет профессии, которые можно получить в училище. Всего таких специальностей 12.
78-летнего Геннадия Григорьевича здесь уважительно называют «вождем». Он попал в колонию в 1959 году начальником отряда, а в 1984 возглавил местное училище. Сейчас преподает основы права, экономики, охраны труда и ведет методическую работу.
– Можно овладеть профессией на любой вкус, — рассказывает он, одновременно показывая небольшую библиотеку ПТУ. — Те, кто не имеет специального образования, согласно Уголовно-исполнительному кодексу, обязаны учиться и его получить. А осужденных, уже имеющих специальность, мы принимаем по заявлениям.
По словам сотрудников ИК-5, среди абитуриентов проводится конкурс. Но в первую очередь принимают тех, у кого срок больше. Среди осужденных особой популярностью пользуется профессия сварщика — она здесь считается самой престижной. Электрогазосварщики при выпуске получают дипломы «всесоюзного» образца, по остальным направлениям выдают только свидетельства.
– К документам об образовании с тюремной печатью многие относятся пренебрежительно, — сетует Геннадий Григорьевич. — Между тем качество подготовки здесь на должном уровне. Я встречаю бывших выпускников на свободе, которые работают по своей специальности и на хорошем счету у работодателей.
Философия Канта
С первого взгляда все как в обычных учебных классах. В отдельно стоящем здании светлые классы и кабинеты с надписями на дверях «биология», «математика», «директор», удобные парты, висят стенды, есть полки с учебниками. Компьютерный класс для студентов Института экономики, управления и права находится в стенах местной средней общеобразовательной школы.
На данный момент высшее образование получают 30 осужденных. В небольшом помещении сегодня четыре человека. Это студенты, которые пришли позаниматься, несмотря на каникулы. Кто-то «выбил» для себя дополнительные часы за тех, кто ленится учиться и пропускает занятия.
Выбор факультетов за колючей проволокой невелик: психология, юриспруденция, экономика.
– Почему я хочу быть экономистом? — предвосхищает мой вопрос Андрей Хабибуллин. — Я исходил из здравого смысла. Вы бы обратились к психологу или к юристу с судимостью? Вероятно, к финансам и кредитам меня тоже не подпустят, но экономическое образование мне будет полезно и вообще, главное — это иметь диплом.
Интеллигентный словоохотливый мужчина в очках оставляет впечатление начитанного и спокойного человека. Он с удовольствием рассказывает, что увлекается философией, читает Фридриха Ницше, Ричарда Баха, а недавно решил постичь «Фауста» Гете. За любовь к книгам его прозвали Кантом. Андрей Хабибуллин уже отсидел 13 лет, осталось еще 10.
Интересуюсь, за что попал сюда Андрей.
– За убийство, — говорит он. — Убийство настолько личная вещь, что не хочу об этом говорить.
Андрей считает, что у каждого человека есть талант. Он, например, художник.
– Нужно развивать способности, — рассуждает Хабибуллин. — Человек способен через опыт постичь знания. Но намного эффективнее и быстрее, если он получит образование. Но это на свободе. Когда твой мир сужен до стен исправительной колонии, мало шансов к чему-либо прийти.
Учебники, лекции и задания приходят студентам в электронном виде из вуза Казани. Для каждого студента создан личный кабинет, где хранятся все файлы учащегося.
У студентов есть зачетки, для всех разработан индивидуальный график посещения компьютерного класса. С учетом правил внутреннего распорядка, молодые люди проводят за партами ежедневно не менее двух часов. Слушают аудио– и видеоуроки, решают тесты, пишут контрольные, читают электронные учебники. Часто в ИК–5 приезжают преподаватели: они проводят консультации, принимают зачеты и экзамены.
– У меня одна тройка по высшей математике, но я хочу ее исправить, — говорит второкурсник Руслан Шагеев, которого здесь называют самым усердным студентом.
Учится Руслан старательно, с любовью и верит, что полученная профессия пригодится ему после освобождения.
– Мне осталось еще 4 года и столько же до диплома, — делится он. — Решил учиться, чтобы не терять время. Обучение недорогое — 19 тысяч рублей в год. Но дается непросто. Списать на экзаменах не получится. Столько глаз следят. Сами уж понимаете.
А вот 30-летний Антон Гиваргизов — студент экономического факультета — в профессии себя не видит. Все его мысли о творчестве: он солист местной группы «Гротеск».
– Я учился на первом курсе театрального института на актера, но затем попал в колонию. Думаю, что не буду экономистом. У меня другие планы. Освобожусь, а там уж как карты лягут, — рассказывает Антон и цитирует строки из своей песни: «Нарисую себе море и небо, нарисую место, где еще не был. Просторы, дуновение ветра. Это мой мираж, и я в него верю». 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин