Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Еще идут

Как в Елабуге лечат пожилых людей старинными часами
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Наталия Федорова
Социально-реабилитационное отделение центра «Доверие» находится в старинном одноэтажном купеческом доме с высокими потолками. Таких домов сохранилось много на узких улочках в исторической части провинциального городка Елабуга, известного такими жителями как художник Иван Шишкин, кавалерист-девица Надежда Дурова и поэт Марина Цветаева. Кажется, время здесь замерло сто лет назад. Застыло, как и стрелки на тех часах, которые собрали сотрудники и посетители центра «Доверие» в своем уникальном Музее часов.
Музей этот разместился в части большой комнаты, где сейчас делают физические упражнения бабушки и дедушки. На полках, на стенах висит множество часов — и ручные, и настенные, ходики и будильники. Отметим, «тикающая» коллекция пополняется с каждым новым заездом пенсионеров в центр. Меня ведут к ним, огибая огромные яркие мячи для шейпинга, сотрудница центра Алия Галяутдинова вместе с психологом Ольгой Бельских. Последняя рассказывает:
– Сейчас очень актуален такой метод терапии как воспоминания: когда пожилые люди из своего прошлого в настоящую жизнь переносят положительные эмоции. Мы уже давно создали шкатулку воспоминаний, куда мы собираем вещи времен молодости наших бабушек и дедушек. Там и старые открытки, и веретено, и пионерские галстуки. Многие приносили часы. Когда открывали эту шкатулку, с особым интересом все рассматривали часы. И мы решили: давайте попробуем собрать коллекцию часов. И каждый заезд мы просили пенсионеров приносить часы, которые уже им не нужны. Они приносили и рассказывали свою историю, связанную с часами.
– Раньше ведь часы были штучным товаром. Носить их считалось показателем успеха. Один мужчина нам рассказывал, что в середине прошлого века только у одного их бригадира были часы, потому что ни у кого бы зарплаты не хватило на то, чтобы купить часы и еще прожить целый месяц, — говорит психолог. — Поэтому у нас в коллекции много часов, которые были подарены на какие-то памятные даты в организациях. Их приносят уже не сами владельцы, а их жены, которым жаль, что дети часы выбросят, а здесь они сохранятся, и люди будут ими любоваться.
– Например, вот про эти часы мужчина рассказывал, что купил их на всю свою первую зарплату в 1950-е годы. Он работал в колхозе и буквально через полгода их потерял, когда пас коров. Он так расстроился! А затем через год он шел по той же дороге и нашел свои часы. Они не ходили, стекло было разбито, но для него это была память, поэтому он поставил стекло, а теперь принес к нам, — рассказывает Алия.
Дореволюционные потемневшие часы с кукушкой достались одной из бабушек еще от ее дедушки. Эти часы, как и большинство в музее — рабочие, но их не заводят.
– Будет такое тиканье! — поясняют в музее.
Некоторые часы здесь выставляют в том же виде, в каком их принесли. Другие, которые не представляют большой ценности или имеют трещины, украшают, используя все, что есть под рукой: сами пенсионеры приносят сохранившиеся у них сережки, бусы, ленточки, пуговицы, стразы, ракушки, салфетки. Я вижу часы, украшенные в технике декупаж, технике бумажного плетения, фруктами из соленого текста... Есть часы в виде сказочной избушки — переделанные из треугольных часов с кукушкой и украшенные сухими листьями и рябиной. Чтобы представить женские наручные часы, сделали большое дерево из скрученной бумаги, покрытой морилкой, и подвесили их за браслеты.
Вместе с бабушками, сидя вокруг большого стола, инструктор по трудотерапии Ольга Гузаева занимается как раз украшением часов. Перед ними не самый уникальный экспонат — длинные коричневые часы начала 1990-х. Она раскладывает на часах старинные бусины, ленты, цветы.
– Идеи рождаем все вместе. Цветы делаем из обычного тюля, например. Но важнее всего, что, когда вместе работаем, люди раскрываются — у них вдруг таланты открываются. Это долгий процесс, — рассказывает инструктор. — Мужчины, конечно, реже к нам присоединяются. Они стесняются, но некоторые очень даже активные. У нас был мужчина один, сам катал из газет трубочки, балагурил.
Сначала сотрудницы хотели подписывать часы, чтобы знать, кто их принес. Но бабушки и дедушки запротестовали, застеснялись: «Мы свои часы узнаем сами всегда». Но зато у каждых часов есть название: «Избушка на курьих ножках», «Дерево времени», «Волшебный лес», «Вальс цветов», «Романтика», «Вдохновение», «Инь-Янь», «Натюрморт», «Арба времени», «Жених и невеста».
Бабушки, с интересом прислушиваясь к нашему разговору, садятся поблизости — на диванах, которыми по периметру уставлена вся комната.
– А часы на тонком металлическом ремешке подарил женщине ее будущий муж в середине прошлого века. Она тогда еще только встречалась с ним, и он решил ей сделать подарок. Но говорят, что дарить часы — плохая примета. Она побоялась, что теперь они расстанутся, поэтому на следующий день отдала ему деньги, – продолжает психолог.
– У меня было так, что мне мой жених подарил часы, мы уже готовились к свадьбе. И часы нас развели, я ему их отдала обратно, — уверенно говорит тетя Зина.
– Да ну! Это и без часов бывает, — возражает ей громко другая бабушка, которая до этого, сидя на большом мяче, подробно докладывала другой сонно кивающей бабушке, что сказал ей врач при последнем посещении больницы. — И без часов расстаются. У меня вот дочь за день до свадьбы сказала: «Не пойду замуж и все».
– Никакой другой причины не было, — стоит на своем тетя Зина.
– А вот это наш идейный вдохновитель. У нее вечером рождаются идеи, утром она приходит и делится с нами, — громко говорит кто-то из сотрудниц, показывая на стоящую в стороне девушку, Айгуль Файзрахманову.
– В этой большой комнате пенсионеры и кино смотрят, и зарядку делают, и занимаются рукоделием. Всего у нас за четыре месяца скопилось больше 50 часов, но пока мы выставляем самое интересное. И ждем, что скоро нам выделят новое здание, и в нем музею мы выделим целую комнату, — говорит Айгуль.
«Доверие» принимает до 500 пожилых людей Елабужского района в год — здесь живут, ночуют, проходят физиопроцедуры и душевно отдыхают около двух десятков человек каждые 21 день. Запись на стационар в центре — до марта следующего года.
После полудня здесь — час просмотра кино, на большом экране с помощью проектора смотрят «Иван Васильевич меняет профессию». Кто-то из бабушек вяжет, кто-то тихо разговаривает. Вскоре наступит час ароматерапии — по центру зала ставят лампу с маслами и включают музыку.
А меня знакомят с сидящей в стороне Лидией Ильиничной Горбуновой. Ей 91 год, она участница войны и живая достопримечательность Елабуги. Всю свою жизнь она проработала библиотекарем центральной елабужской библиотеки, пережила своих детей и мужа. Она схватила меня за руку и, пристально глядя в  глаза, говорит, а по ее лицу текут слезы: 
– Как поется в песне: «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону». В день нашего выпускного вечера — война. Мы жили с мужем в одной деревне, но только после войны, переписываясь, поняли, что любим друг друга. Я служила на востоке мастером по вооружению в 538 авиационном полку. Он — на западе. Уже после войны, в 1946 году, он приехал в отпуск, и мы поженились, потом опять уехал. Я жила в деревне, часы у нас были только ходики. И в 1949 году он прислал мне красивые женские часы. Ни у кого больше не было. Если в поле шла помогать свекрови, все спрашивали: «Лида, сколько времени?».
– Часы были квадратиком, резной браслет. Всюду они со мной путешествовали — мы с мужем жили и в Австрии, и в Одессе, и в Северной Осетии, и под Ленинградом. А на серебряную свадьбу он подарил мне золотые часы, до сих пор их храню. Сейчас часы не ношу — застежка сложная, надо кого-то просить, чтобы застегнули. А у меня никого нет, только кот Макс. Муж мой умер 37 лет назад, с тех пор я замуж больше не вышла, — говорит Лидия Ильинична.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин