Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Большое ухо»

Как устроена работа медиатора во Владимире
Никита Ефимов
23 мая, 2014 23:23
6 мин
Председатель Коллегии медиаторов во Владимире Елена Фомина. Фото: Никита Ефимов.
В городе скоро появится служба медиаторов, которая будет помогать жителям в конфликтных ситуациях. Это новая профессия — официально она появилась в 2011 году. Сегодня в областном центре работают более десяти профессиональных медиаторов. Однако сотрудниками службы станут, в том числе, простые горожане, которые прошли специальный учебный курс.
– Медиатор — независимый посредник по урегулированию конфликтов, организатор конструктивных переговоров, — рассказал корреспонденту РП председатель Коллегии медиаторов Елена Фомина. — Он должен помочь сторонам уйти от позиции агрессии и понять себя. Какие потребности у человека? В чем проблема? При этом по закону медиатор не имеет права давать консультации в привычном смысле этого слова, не имеет права помогать только одной стороне конфликта. Он должен быть нейтральным. На самом деле, медиатор — это «большое ухо». Нужно выслушать конфликтующих. И сделать так, чтобы они начали слушать и, в конечном итоге, услышали друг друга.
Некоммерческий социального проекта «Примирение» создан в 2013 году, его целью стало укрепление института семьи и снижение семейной конфликтности. Проект получил софинасирование из средств областного бюджета по итогам конкурса среди социально ориентированных некоммерческих организаций. Желающим читали лекции о конфликтах, ссорах и возможностях медиации. В результате обучение прошли 89 человек.
– 17 слушателей уже согласились войти во «Владимирскую службу примирения». Цифра будет расти, — говорит Елена. — Поскольку ими был прослушан не базовый курс медиации, а ознакомительный, они не будут иметь права работать на профессиональной основе. Однако смогут помогать людям в любых конфликтах, которые не дошли до суда. Если у жителя Владимирской области, например, неполадки в семье, конфликт с соседями, конфликт между поколениями, он сможет взять в руки реестр медиаторов и выбрать человека, которому бы доверял. Дальше начинает работать медиатор. Стороны конфликта сядут за «круглый» стол.
Елена Фомина долгое время работала адвокатом — занималась гражданскими и уголовными делами. Сейчас она решила «минимизировать адвокатскую деятельность», чтобы плотнее заниматься развитием медиации во Владимирской области.
– Да просто мне так хорошо. Когда удается кого-то помирить, испытываешь настоящее чувство удовлетворения. Нравится быть нейтральной. Ведь адвокат-то вынужден занимать позицию клиента, даже если он с ней не согласен. Если подсудимый не признает своей вины, адвокат обязан защищать, поддерживать его позицию. А в медиации остаешься нейтральным и независымым до конца.
«Челночная» дипломатия
По словам Елены, первое, в чем помогает медиатор обратившимся к нему — он дает возможность высказаться.
– Некоторым нужно, чтобы их хотя бы услышали. Нужно рассказать о своей проблеме, обозначить болевые точки. Им важно быть услышанными. Если к медиатору обратился один человек, нужно сперва вовлечь в разговор и вторую сторону, а это сделать очень сложно. Надо вывести людей на диалог, понять суть конфликта. И только потом оппоненты начинают совместно искать альтернативы, пути решения проблемы. Из любой ситуации есть, как минимум, три выхода. Если случай легкий, дело может обойтись одной встречей с медиатором. Но бывают высококонфликтные ситуации, когда люди не то, что говорить не хотят, а видеть не могут друг друга. В ряде ситуаций приходится прибегать к так называемой «челночной» дипломатии. Пока муж и жена не готовы, они не встречаются в кабинете медиатора. У меня был подобный случай. Приходили всегда по отдельности. Условия корректировали по электронной почте. Встретились супруги, только когда нужно было подписывать медиативное соглашение. В той истории, надо признать, эмоции вообще зашкаливали.
– Это не единичный случай?
– Конечно, нет. Помню еще один семейный конфликт. Разойдясь, муж с женой даже видеть друг друга не могли. Сначала они приходили по отдельности. Потом встречались в коридоре. Постепенно начали заходить с улыбками. И добрались до того, что стали вместе ходить в магазин за едой и вещами для ребенка. А сначала крайне негативные эмоции были.
– Какова почва большинства семейных конфликтов? Наверняка ведь людей портит не только квартирный вопрос.
– Супружеская измена, развод, решение, с кем именно останется ребенок — все эти ситуации вызывают бурю эмоций. Помню, был очень тяжелый случай: бабушка добивалась, чтобы ей дали возможность общаться с внуком, которого она очень любила. Родители мальчика поссорились, отец забрал его во Владимир. И вот бабушка из другого региона приезжала сюда, пыталась решить проблему. Но другая сторона была категорически против. В том числе, дедушка со стороны папы. Как ругались, не описать. Женщина многое вынесла, плакала, просила, как могла. И в итоге люди не сразу, но начали поворачиваться друг к другу лицом. Накал постепенно сошел на «нет». Потом уже этой бабушке говорили: «Да ладно, не переживайте так! Мы с вами еще помиримся, дружить будем!». И что важно, люди пришли к соглашению. По статистике, до 85 % проведенных процедур медиации успешны.
– Есть еще какие-то часто встречающиеся конфликты?
– Раздел имущества, жилищные конфликты. Плюс все, что связано со сферой ЖКХ. Человеческие отношения настолько многогранны — конфликты возникают по самым неожиданным вопросам. Даже там, где точно не ждешь. Зачастую к медиатору обращаются известные в городе пары, которые не заинтересованы в сплетнях. Люди дорожат репутацией и не хотят, чтобы о них судачили. Медиатор обеспечивает нейтральность и конфиденциальность.
– В каких конфликтах медиатор однозначно не сможет помочь людям?
– Есть не медиабельные ситуации, то есть те, в которых медиатор помочь не может. Это случаи, когда человек стремиться не решить вопрос, а уничтожить, отомстить. То есть каким-то способом наказать другую сторону конфликта. Это, увы, тоже не редкость.
– Участвует ли медиатор в жизни людей уже после разрешения конфликта?
– Никто не может заставить стороны воспользоваться медиацией. И на всех этапах, в том числе, после соглашения, люди сами определяют и контролируют свое будущее. Однако есть так называемое постмедиативное сопровождение — оказание сторонам помощи по исполнению достигнутых договоренностей. Да и потом люди могут обращаться к медиатору уже с другими вопросами.
 – Чем медиатор отличается от психолога?
– Психолог работает с человеком постоянно, исследует его сильные и слабые комплексы, разбирается в детских страхах. Медиатор же работает с конкретным конфликтом. Вообще это новая перспективная профессия. Она находится как бы на стыке многих других. Психология, юриспруденция, социология, философия. Медиация — смежная отрасль. Я считаю, что у нее большое будущее.
темы
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
6 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ