Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Между моржом и фараоном

Как устроена изнутри Пермская государственная художественная галерея
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Егор Пигалев
Пермская галерея — самый крупный художественный музей за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. Открылась она 7 ноября 1922 года в комплексе кафедрального собора.
– К моменту окончания Великой отечественной войны, в нашей коллекции было чуть больше 5 тысяч экспонатов, — рассказывает президент ПГХГ Надежда Беляева. — К сегодняшнему дню собрание выросло в 10 раз, тогда как площадь здания сильно не увеличилась. В 1953 году мы установили межэтажные перекрытия, чтобы появился второй и третий этажи — но так решился только вопрос о расширении экспозиционных площадей. Архивы и запасники какими были с самого начала, такими и остались.
На сегодняшний день в коллекции галереи более 50 тысяч произведений искусства. Их суммарная стоимость больше, чем годовой бюджет Перми. Плюс ко всему в галерее есть библиотека, в которой хранятся 28 тысяч книг различных эпох и архив на 2,5 тысячи папок.
Из-за перегруженности хранилищ нормальных условий для содержания всего этого нет. Реставраторы постоянно проверяют, в каком состоянии находятся экспонаты. К слову, в Перми есть всего 5 человек, чья квалификация позволяет проводить такую работу. Поэтому часто приходится звать московских специалистов — для помощи.
– В помещениях галереи абсолютно отсутствует нормативный температурно-влажностный режим, но вещи живут здесь десятилетиями, и привыкли к такому сложному условию здания и постоянной заботе, которую им оказывают работники, — говорит Надежда Беляева.
%FOTO%
– Важна не только реставрационная составляющая — появление малейшего жучка является поводом бить тревогу — добавляет главный хранитель галереи Наталья Сысоева.— Мы подключаем санэпидемстанцию и биологов, чтобы они узнали, откуда он пришел и какой ущерб может принести нашей коллекции. Соседство все-таки у нас не очень хорошее — рядом зоопарк, и я не представляю, что будет с нашими подвалами, если он переедет быстрее нас — куда ломанутся все жуки и грызуны?
Наталья работает в галерее, как и почти все ее сотрудники, уже не первое десятилетие.
– У нас практически отсутствует текучка. Да, приходят какие-то практиканты, но это временно, — рассказывает главный хранитель.
Сами реставрационные мастерские находятся в подвале. Чтобы попасть в них, нужно пройти сложную охранную систему. Вообще, в галерее везде стоят толстые металлические двери, которые открываются с помощью специальных электронных карточек. Выдает их только глава хранителей — и то под присмотром ответственного за определенный отдел.
– Все как в американских фильмах про разведку, — шутят работники галереи, выписывая мне стопку пропусков. — Если у нас пропадет какая-нибудь картина сегодня — мы легко узнаем с кого спросить.
Фото: Егор Пигалев
Вообще больше всего реставрационная похожа на столярную мастерскую, в которой иногда балуются красками — повсюду лежат выжатые тюбики из-под краски, стамески, наждачная бумага. В небольшом помещении сидят три человека — один убирает старый слой краски, второй работает над рамами, а третий — наносит свежую краску, сушит и презентует перед специальной комиссией хранителей.
– Через два часа у нас состоится собрание, сегодня дореставрировали икону примерно середины 18 века, — говорит реставратор Вера Деменева, показывая на блестящую картину, лежащую на столе в центре комнаты.
Часто бывает, что после реставрации какой-нибудь экспонат выглядит совсем по-другому. Например, так было с деревянной скульптурой.
– Несколько десятилетий назад к нам приезжали специалисты из Москвы — мыть пермских богов. И представьте наше удивление, когда из серых и черных они стали розовыми, голубыми, светло-коричневыми. И это не смотря на то, что дерево впитывает грязь и пыль, — рассказывают работники галереи, показывая старые фотографии. И действительно — разница колоссальная.
Картины в галерее хранятся везде, куда не ступает нога посетителя — в подвалах находится большой отдел графики, потому что таким картинам вреден солнечный свет, на колокольне лежат самые громоздкие экспонаты. Но основная коллекция размещена на этаже, который пристроен к зданию в 50-е годы: между первым и вторым экспозиционными.
– Наконец-то мы покажем людям, как нам тесно в этом помещении. Пусть уже власти озаботятся нами, а не своими дорогами и дачами, которые тоже нужны, но мы-то одни – а дорог много, — шутят хранители. И действительно, огромные рулоны — это картины, которые даже ни разу не выставлялись — лежат в коридорах прямо на полу. Размер не позволяет их экспонировать — площади стен не хватает. Но и на полках в хранилищах им тоже нет места — вот и лежат они на полу десятилетиями.
Вдоль стен стоят шкафы в два, иногда в три метра высотой. Некоторые из них запечатаны «печатками» из пластилина, на котором стоит знак определенного хранителя — это его зона ответственности. И если что-то случится какой-нибудь из этих печатей, в галерее поднимут нешуточную тревогу.
Фото: Егор Пигалев
В шкафах можно найти все, что создавал человек на протяжении своей истории — рядом со стеллажом, в котором хранится вырезанные из кости моржа шахматы (их сделали на Ямале в начале 20 века) стоит полка с древнеегипетским искусством. Абсолютно все, что хранится в галерее, пронумеровано. Например, у якутских шахмат номер «4 591», что бы это не значило.
– Вы себе не представляете, сколько в галерее бумаг — наверное, больше нигде нет такого количества документов, — рассказывает Надежда Беляева. — У каждого произведения искусства есть свой номер. И например, для того, чтобы переставить его на другу полку, нужно оформить специальную бумажку. Такую же бумагу надо сделать после того, как ты вернешь ее на место. Я уж не говорю про такие случаи, когда мы отправляем картины на выставку — из-за этого нам приходится заполнять огромные папки бумаг.
До сих пор непонятна дальнейшая судьба коллекции галереи. В конце 2014 кончается срок аренды между ПГХГ и РПЦ, во которому сейчас принадлежит здание бывшего кафедрального собора. Но региональные власти до сих пор не придумали, куда они будут галерею переселять.
– Представители церкви ведут себя с нами очень вежливо. Сейчас есть договоренность — если они видят, что власти совершают какие-то шаги для того, чтобы у нас появилось новое здание, то они готовы продлить безвозмездную аренду и еще подождать, — говорит Беляева.
– А сами потом что со зданием будут делать?
– Большой кафедральный собор, наверное. Но сначала им придется обрушить этажи, которые мы строили — открыть все пространство высоты до верха иконостаса.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин