Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

В Мирсанове цветы не ломают

Как шилкинское село за счет золотых магнатов стало самым богатым поселением Забайкалья

Матвей Журбин
26 февраля, 2015 14:58
12 мин

Фото: Матвей Журбин

Возьмите село, рядом с которым есть залежи полезных ископаемых. Добавьте прирожденного руководителя с совестью. Позвольте им быть вместе достаточно долго — и через 20 лет вы получите успешное местное самоуправление на блюдечке с голубой каемочкой.
Село Мирсаново Шилкинского района, на первый взгляд, ничем не отличается от большинства забайкальских сел. Почти все дома стоят вдоль одной трехкилометровой улицы параллельно железной дороге. Они смотрят друг на друга и на широкую долину Шилки. Но Дом культуры имени Кирова, памятник сталинской эпохи, побелен, покрашен и сияет новыми окнами. На улицах нет мусора, а есть самодельные детские площадки и модульная котельная. Она отапливает не только все социальные объекты, но и около 40 жилых домов.
Фото: Матвей Журбин
Своя земля
– В 1996 году я стала главой поселения, и у меня была цель иметь собственные средства. Мне хотелось самостоятельности, чтобы мы могли сами решать, как нам жить, независимо от того, что там наверху происходит, — рассказывает РП глава сельского поселения Мирсановское Светлана Абрамова. — Определенный толчок дал 131-й закон (федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», по которому значительную часть полномочий и ответственности целиком переложили на сельские власти — Примеч. РП.) По сути, нас выбросили как в речку: кто выплывет, тот выживет. А еще тогда, в 90-х, я интересовалась землей, смотрела, как работают кадастровые конторы в других регионах. С земли мы и начали. Я знала, какие природные богатства у нас тут есть.
На земле рядом с жилым массивом работает золотой рудник Апрелково, принадлежащий дочернему предприятию «Северстали». А самой землей владеет сельсовет: к 2007 году глава выиграла несколько судов и получила ее в собственность. Сейчас, по мнению Светланы Абрамовой, добиться такого не удалось бы.
– В то время эта земля была в районном фонде перераспределения земель сельхозназначения, и район смотрел на нее равнодушно, — вспоминает она.— Сейчас все по-другому. Районные власти очень внимательно следят за тем, какие земли есть в фондах, и если территория имеет ценность, поселениям очень трудно оформить ее в собственность.
349 га, которые Мирсаново сдает компании «Рудник Апрелково», позволили селу добиться полной финансовой независимости. Абрамова трижды за все время повышала арендную плату, и трижды ей удавалось договариваться с золотодобытчиками. Если не могла найти общий язык с директором, то летела в Москву и решала вопрос в головном офисе компании.
Сейчас договорились так: поселение не поднимает арендные ставки, а рудник оказывает финансовую помощь. На эти деньги мирсановцы приобрели трактор, провели уличное освещение, купили резервную дизельную станцию для котельной, поставили новые кресла в клубе. В прошлом году еще полтора миллиона рублей Мирсаново получило от асфальтового завода, который недавно разместился на его территории. 
Светлана Абрамова. Фото: Матвей Журбин
Бюджет поселения сегодня — 9 млн рублей. Большая часть этих денег идет на содержание администрации, коммунальное хозяйство, исполнение полномочий, но остается и на другие дела. В 2007 году ветерану Великой Отечественной войны, участнику боев на западном фронте Николаю Субботину не предоставили автомобиль по федеральной программе. Даже Абрамова не смогла помочь. Тогда на сходе было решено купить фронтовику машину за счет поселения. Ключи ветерану вручили в торжественной обстановке.
– Орган местного самоуправления не может им быть, если не имеет собственных средств, — считает Светлана Абрамова. — Когда поселение получает деньги в виде дотаций, субвенций и тратит их исключительно по смете, то это не местное самоуправление. Государевы люди: что им дали, то они и истратили постатейно. Другое дело, если есть свои деньги и орган сам решает, куда их потратить. А у нас большая часть администраций поселений — это просто исполнители.
«В каждом надо видеть человека»
Однако Мирсанову повезло не только с природными, но и с человеческими ресурсами.
– Муж мне говорит: «Я родился, тут уже была свалка, ты никогда ее не уберешь». А нам по 60 лет. Но я все равно взялась. Она прямо около стадиона была. И что ни праздник — смотреть на нее тошно. Объехала всех людей, у которых есть грузовики и трактора с подъемниками, тележками. И за один день мы всю эту свалку вывезли, — говорит Светлана Абрамова.
Свалку убирали всем миром, и все стали следить, чтобы она не появилась вновь. Когда к одной из жительниц села приехал сын и по привычке вывез на место мусорной кучи несколько тачек отходов, главе об этом сообщили мгновенно.
– Я приехала и говорю ему: «Тебе тридцать минут — и кучи чтобы не было». А он: «Дак ведь там всегда свалка была!» А сейчас, спрашиваю, есть? Нет. Вот возьми и убери. Он нанял машину и все оттуда вывез.
Как напоминание о том, что мусорить — плохо, мирсановцы построили памятник свалке. Прибрались около водокачки, а из останков старой кучи соорудили монумент.
Памятник свалке. Фото: Матвей Журбин
Местные жители вообще быстро включились в самоуправление, как только увидели, что оно действительно работает. Еще в 1998 году здесь практически рухнула водокачка. А другой воды у Мирсанова нет. На сходе решили скидываться на ремонт. Люди по 9 месяцев не получали зарплату, но деньги на водокачку несли. Конечно, этих средств не хватило, и глава поехала с ними в район.
– Прихожу к главе района с этими деньгами и ведомостями, в которых люди за сдачу расписывались. Он посмотрел на меня и выделил 100 тысяч на ремонт. Без поддержки людей этого бы никогда не получилось, — рассказывает она.
Вода в Мирсанове является не только объединяющим, но и воспитательным средством. Муниципалитет ежедневно развозит ее жителям. Везут всем, кроме спиртоторговцев. В селе их трое. Владельцы при этом могут меняться, но число точек остается одинаковым.
– Когда я начинала работать, было 23 точки, — говорит Светлана Абрамова. — Сейчас сократили их до минимума. Действовали всеми средствами. Убрали им все льготы, какие есть у нас в селе. Отказали в подвозе воды и дров. Торгуешь спиртом? Сам ходи за водой и сам думай, как привезти себе дрова. Все село восстало против них. Люди их отторгли, сделали изгоями. Сформировалось мнение, что они занимаются чем-то позорным. И на многих это подействовало.
Если есть спирт, то есть и те, кто его неумеренно пьет. Таких людей Светлана Федоровна тоже не забывает. Говорит, что надо видеть в них хорошее, поднимать чувство собственного достоинства.
– Стараюсь привлекать их к общественной деятельности. Например дом сгорел, и на это место могут мусор нанести. Поручила пьющей женщине следить за порядком. А она такая крутая, в тюрьме сидела, ее побаиваются. Но следила строго. Чистота на ее участке. Я потом их благодарю, на сходе граждан говорю, что они хорошие, и это их подстегивает. В любом надо видеть человека. Просто если он скатывается и его не тормозить, то человек пропадает, а так мы даем ему понять, что он нужен.
Фото: Матвей Журбин
Несколько лет назад в Мирсанове организовали домовые комитеты. Они начали свою работу со строительства детских площадок.
– Целое соревнование получилось, — вспоминает Абрамова, — подглядывали друг за другом, придумывали, чтобы такого поинтересней соорудить. Администрация им ничего не давала, все они делали из своих материалов. Потом мы ввели ежегодные премии, которые даем на развитие и работу этих комитетов. Также своими руками делали детскую  площадку около Дома культуры. Я собрала всех, у кого дети до 14 лет, и говорю: «Вперед и с песней!» Некоторые потом даже обижались, что их не позвали. Говорят: «У нас тоже дети».
Глава Мирсанова считает, что такая работа меняет менталитет людей. К тому, что сделали своими руками, люди относятся особенно бережно.
– К нам летом из другого села приезжали на праздник, а недавно я к ним ездила. Они меня обступили и говорят: «Светлана Федоровна, мы после вашего праздника все рассказываем, какая у вас чистота и цветы цветут. И самое главное — никто их не вырвал!» Вот этим мы и отличаемся от других сел.
«Ты откуда свалилась?»
Если с населением Светлана Абрамова находит общий язык легко, то общение с краевыми властями у нее идет непросто. В 2011 году она совместно с профессором Российской академии кадрового обеспечения агропромышленного комплекса Лидией Рудь разработала программу развития села. На ее основе при помощи специалистов Читинского института Байкальского государственного университета экономики и права сформировала бизнес-план и с этими документами поехала в региональное правительство.
– Пришла к Кошелеву (в 2008-2013 гг. заместитель председателя правительства края, курировал финансово-экономический блок — Примеч. РП.). Он посмотрел и говорит: «Ты откуда свалилась?» И как швырнет документы. Я их собрала и говорю: «Слушайте, вам надо купить пять больших тракторов». Он спрашивает: «Зачем?» А я говорю :«Да перепашите все деревни, постройте виллы, да и подавитесь этим всем!» Он уставился на меня. Ведь ему такого никто не мог сказать. Потом мы с ним раза три схватывались. Но, тем не менее, он включил нас вне очереди в краевую программу развития села, дал статус пилотного проекта, и мы построили 12 домов. Я считаю, это только его заслуга. А дальше власть сменилась, и все пошло сикось-накось, — заключает она.
Мирсановцам удалось найти инвестора, который запустил на землях поселения полный цикл переработки зерна: от его выращивания до выпечки хлеба. Согласно бизнес-плану, вторым этапом должно было стать строительство свинарника. Предполагалось, что и здесь будет полная переработка: от откорма до выпуска готовой продукции. Стены будущего свинокомплекса построили и на этом остановились. Не хватает средств, а привлечь их в нынешних условиях совсем нереально.
– Процентная ставка по кредиту — 28%, — с горечью говорит Абрамова, — кто ее потянет? Кфхашники мои замирают (КФХ — крестьянско-фермерское хозяйство — Примеч. РП.). Три сильных еще держатся, а остальные на грани закрытия. Платежи, отчисления разные давят их. Вводят обязательное чипирование скота. Для того чтобы его провести, надо купить чип, шприц, сканер и платно поставить укол. Если стадо на 100 голов, то это очень большие затраты. Большинство КФХ их просто не потянут, а помощи никакой нет. Вот и развивайте сельское хозяйство!
Фото: Матвей Журбин
Недавно Мирсаново при посредничестве краевого министерства внешнеэкономических связей посетила китайская делегация. Иностранных бизнесменов интересует земля, на которой они хотят развернуть крупное аграрное производство. И ирония в том, что предложения китайцев практически полностью повторяют бизнес-план Абрамовой.
– Мне обидно, — говорит она, — что у нас это невозможно сделать без всяких совместных проектов с иностранцами. Нам надо было 12 млн, хотя бы под 4%, и свинокомплекс на 1000 голов был бы уже готов. Но в этом нам никто не помог. Конечно, заманчиво иметь у себя крупное предприятие, но если вдруг проект будет реализовываться, то я буду советоваться с людьми. Как решит население, так и будет. У нас два условия: регистрация предприятия только в нашем поселении и предоставление земли без отчуждения.
Сколько еще будет продолжаться успешный эксперимент «Сельское поселение Мирсаново», сказать трудно. Кризис отражается и здесь: туманны перспективы ЗАО «Рудник Апрелково», сложно с развитием сельского хозяйства, а отсутствие четких перспектив не держит молодежь.
– Иной раз проснусь ночью и думаю: ну сделали мы клуб красивый, ну сделали мы детский сад, а для кого? Кому это все останется? Представляете, как это страшно? Радует, конечно, что детсадовские группы у нас сейчас полные, и ребятишки все наши. Некоторые водить не хотели, мы настояли: детей надо готовить к школе. Но вопроса о будущем это не снимает.
В сентябре 2015 года в Мирсанове пройдут выборы нового главы поселения. Абрамова участвовать в них уже не будет. 
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
12 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ