Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Позитив на мрачном месте

Несколько сотен пермяков совершили ночную велопрогулку по местам с неоднозначной славой
Владимир Лактанов
5 мин
Велосипедисты на велоночи в Перми. Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»
Ночью на площади в центре Перми собрались около 500 велосипедистов, чтобы совершить велопутешествие по известным местам города, которые некогда пользовались дурной или неоднозначной славой.  
В толпе снуют организаторы и записывают участников. Посреди площади — кофейня на колесах, которая будет сопровождать нас по всему маршруту, развлекая музыкой. Безопасность участников велопробега и удивленных автомобилистов обеспечивают две машины ГИБДД. Девушка с мегафоном напоминает нехитрые правила поведения на дороге и объявляет старт. Она будет нашим гидом. Поехали. Растянувшаяся на километр колонна послушно придерживается крайней правой полосы.
Первыми мое внимание привлекли шестеро ребят и одна девушка на необычных велосипедах. Оказалось, это маунтинбайки — горные велосипеды для слоупстайла, экстремального спуска с горы. Ребята уже не первый год колесят по Прикамью в поисках новых интересных горных участков. Но сегодня если и будет какой-то экстрим, то точно не для них. Сегодня они собрались, чтобы пообщаться с другими любителями байков, и совершить путешествие в историю родного города.
– Мы, конечно, знаем ее, но вряд ли кто-то сможет рассказать историю конкретного дома, а это всегда интересно, — говорит маунтин-байкер Ярослав.
Первая остановка — на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Революции. Здесь находится квартал, который до недавнего времени занимала краевая психиатрическая больница. Сто с лишним лет назад это был «Дом печали» или «Приют для душевнобольных» на 60 мест, открытый в 1833 году при Александровской больнице. С этого учреждения началось становление службы психиатрической помощи в Пермском крае. Репутация у него была недобрая. «Карательное лечение» перестали применять здесь лишь спустя 40 лет после открытия...
– Только с 1875 года в приюте начинает развиваться лечение больных по новым методикам, применяемым в ведущих лечебницах России и Европы: ни цепей, ни связывания, ни горячительных рубашек,  — рассказывает ведущий специалист отдела Единого государственного реестра Олег Гайсин. — При этом число лечившихся в приюте возрастало с каждым годом. В течение 10 лет на пустыре возник целый городок. И каждый новый павильон сразу заполнялся больными.
К 1914 году переполнение в некоторых павильонах достигало 200%. Чрезмерная скученность отражалась и на смертности, которая составляла около 10%. А с образованием Уральской области нагрузка еще возросла — Пермская психиатрическая больница получила статус Уральской и обслуживала 16 округов. На 1 койку приходилось 8,1 тыс. человек.
Сейчас мрачное место скрыто от любопытных глаз высоким забором. Психиатрической лечебницы за ним больше нет — она расформирована. На ее месте планируют построить современный жилищный комплекс с парковой зоной.
Пока народ допивает кофе, готовясь к очередному старту, знакомлюсь с Константином. Этот парень не просто наездник двухколесного коня. Он — один из немногих счастливчиков, которым удается превратить хобби в бизнес. Костя занимается реставрацией старых велосипедов.  
– Ты восстанавливаешь велосипеды. Было что-то эксклюзивное?
– Да, иногда привозят редкие велосипеды. Например, французский велосипед Motobecane. Его из Бостона привезли. Я его реставрировал около двух месяцев. Полировал, спицы менял. Он был где-то 70-х годов выпуска.  
– Впервые слышу, что в Перми кто-то занимается этим.
– Про нас даже в лондонском журнале печатали. Мы начинали вдвоем с товарищем. Сначала мы решили найти старый велосипед, восстановить его и продать. Первым купили старый женский «Урал» в деревне Орел под Березниками. Мы его покрасили, сделали веревочные ручки, крылья, чтобы он красиво выглядел. Резину новую поставили, все почистили, отполировали. Думали — если не удастся продать, подарим его кому-нибудь. А его уже на следующий день купили. Потом товарищ в Березниках открыл свой велосипедный магазин, а я открыл мастерскую «Old Iron Bicycle». У меня сейчас уже и из других городов заказы есть.
Тем временем прибываем к следующему пункту нашего путешествия. Это место знают не только в Перми, но и за ее пределами. Отчасти, благодаря устрашающему неофициальному названию — «Башня смерти». Здание занимает целый квартал. Сейчас там располагается краевое ГУВД. Существует несколько версий происхождения такого названия — от самых мрачных до прозаических. Кто-то считает, что по ночам в башне бродят безутешные души строителей здания — бывших узников ГУЛАГа, а в полнолуние из подвалов раздаются глухие стоны расстрелянных здесь политических заключенных.
Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»
– Подвалы и подземные ходы — частый мотив рассказов о башне, — пишет в одном из исследований городских легенд Владимир Абашев, заведующий кафедрой журналистики ПГНИУ. — Этот мотив связывает истории о башне с общим характером пермской мифологии, для которой рассказы о подземельях — заброшенных шахтах и штольнях, подземных ходах, мотивы рассказов о чуди — очень характерны. Легендарная история башни стала элементом пермской городской молвы и в последние годы даже получила литературное развитие. В рассказе «Башня смерти» (1997) пермского прозаика Анатолия Субботина башня стала главной площадкой фантасмагорических событий в духе Кафки и популярных антиутопий.
Половина баек о башне, впрочем, не может быть правдой хотя бы потому, что здание было построено в 1952 году, а столь часто приписываемые ему события произошли гораздо раньше. Наиболее достоверно звучит версия о том, что прозвали так это строение за схожесть с «киношной» башней смерти из фильма «Королевство кривых зеркал», который вышел в 1963 году и пользовался большим успехом в прокате.
На месте нашей следующей остановке не удалось подобраться к экскурсоводу поближе. Рядом стоят и также отчаянно вслушиваются еще двое — супруги Людмила и Константин. Они узнали о велопробеге из соцсетей и, не задумываясь, присоединились. Дома остались двое детей-велосипедистов.
– Путешествуете на велосипедах всей семьей?
– Да, конечно. Летом на дачу ездим на велосипедах. Это в 40 км от Перми. Младшего раньше в велокресле возили, а в этом году купили ему двухколесный велосипед.
Условия для велосипедистов в Перми, впрочем, не становятся лучше — это мы успели обсудить во время следующего переезда. Бордюры, всего несколько выделенных велодорожек, заставленные машинами тротуары — все это значительно осложняет езду на велосипеде по городу, особенно — если ехать с детьми. Тут спорить не о чем.
Докатываемся до перекрестка с улицей Ленина. Сегодня это самый центр, а когда-то — окраина. Здесь проходил Сибирский тракт, и располагались «ворота города» — Сибирская застава. Рядом в старину именно здесь находился «Сахалин» — квартал деревянных двухэтажных публичных домов.
– Такое название квартал получил потому, что находился на городской окраине. Как писал врач Александр Кюнтцель, живший в начале ХХ века по соседству с «Сахалином», с улицы можно было рассмотреть обстановку помещений — круглый стол с бархатной скатертью, мягкие кресла, в зале — пианино, тапер играет танцы, далее — коридор и спальни девушек. Старые пермские краеведы писать об этом месте не решались, но говорить — говорили, — рассказывает пермский краевед Владимир Гладышев. — Если верить английскому слависту и литературоведу Дональду Рэйфилду, автору самой обстоятельной биографии Антона Чехова, по пути на остров Сахалин писатель удостоил своим визитом и пермский «Сахалин». Англичанин приводит в своем исследовании немало чеховских писем, не публиковавшихся ранее, в том числе и с описаниями борделей, посещенных им. К этой стороне жизни русский литератор относился как к неисследованной стороне бытия.
Например, в одном из текстов можно найти сравнение себя с героем рассказа «Припадок», где молодой человек полюбил падшую женщину и предложил ей стать его женой, она же, считая себя недостойной такого счастья, отказалась. «Студент Васильев, герой моего рассказа, это немного я сам», — писал Чехов.
Под завывание сирен двигаемся дальше. Сотрудники ГИБДД тщетно пытаются придать колонне аккуратный, компактный вид и приструнить обгоняющих головную машину лихачей.
Замечаю человека, который передвигается на уницикле — одноколесном велосипеде. Это Александр.
– Тебе удобно?
– Конечно!
– А если рюкзак надеть?
– Да запросто.
Впрочем, понаблюдав за движением на уницикле, замечаю, что держаться общего темпа не так-то просто, но Александр моего скепсиса не разделил:
– Он компактный, проще в обслуживании. Я привык!
Урывками слушаем о доме № и37 на углу улиц Краснова и Сибирской, предназначенного для конвойной команды, сопровождавшей ссыльных заключенных. Про «Королевские номера» — ныне гостиница «Центральная» — из которых был вывезен и затем расстрелян князь Михаил Романов. Про первый в Перми книжный магазин, который Юзеф Пиотровский открыл в 1876 году и через который распространял подпольную демократическую литературу. Пожалуй, это самое богатое историей место нашего маршрута.
Чуть дальше по маршруту — сквер на улице Монастырской, впервые упомянутый в 1860 году под названием «Козий загон». Это первый парк, построенный в городе. Говорят, таким прозвищем местечко обязано девицам легкого поведения — «козочкам», которые любили здесь знакомиться со своими «ухажерами». Есть впрочем, и другие версии.
Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»
Фото: Владимир Соколов / «Русская планета»
«В шестидесятых годах сад был назван садом Багратиона в честь генерала, привезшего в Пермь весть об освобождении крестьян, но это название не прижилось и превратилось в комичное название “козьего загона”, так как этих животных, мирно пощипывающих травку, тогда можно было часто видеть в этом саду», — пишет краевед Владимир Верхоланцев в издании «Геопанорама русской культуры».
Филолог Владимир Абашев знает и еще одну версию, которую якобы слышал от местного обывателя Василий Немирович-Данченко:
– На вопрос, почему сквер называется Козьим загоном, ему пояснили: «Потому что мы наших супружниц сюда для прохлады по вечерам загоняем». Истинно патриархальный ответ! Недаром, видно, феминизм в Перми до сих пор не находит сочувствия, — иронизирует заведущий кафедрой журналистики.
Время уже заполночь, группа велосипедистов ощутимо редеет. Завтра рабочий день, не все могут позволить себе остаться до конца. Я — в их числе. Отправляюсь домой с сожалением — ведь впереди еще много интересного и неизвестного.
И Дом революционеров, где когда-то находилась лаборатория по зарядке бомб.  И Кафедральный собор, где по одной из легенд в 20-х годах большевики расстреляли служителей церкви. И «Черный рынок», получивший свое название из-за обилия грязи, в которой приходилось вести торговлю до установки деревянных тротуаров. И, конечно, эспланада, где когда-то располагались бани. Это сейчас она — знаковое место в центре города. А когда-то звалась «клоповник»… 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин